18 сентября, вторник

Вы здесь

«Полчаса в роли заложника показались длиной с жизнь»


Кто такой Александр Васильев, объяснять, наверное, не нужно. Несколько недель назад его фамилия не сходила с первых строк информационных сайтов. В истории с ограблением могилевского банка он повел себя как настоящий герой. Сразу же предложил себя в качестве заложника, чтобы освободить тех, кто попал на прицел преступника, и, можно сказать, полностью принял удар на себя. Поводом для встречи стала приятная новость. Руководство Беларусбанка приехало в управление внутренних дел Могилевского облисполкома, чтобы передать благодарственное письмо всем милиционерам, которые проводили беспрецедентную в Беларуси операцию по освобождению заложников, и вручить именные наручные часы первому заместителю начальника управления внутренних дел, начальнику криминальной милиции Александру Васильеву. Для сотрудников отделения, которое подверглось разграблению, он стал чем-то вроде ангела-хранителя. Пришел в тот самый момент, когда ситуация могла закончиться очень трагично. У читателей «Звязды» есть возможность из первых уст узнать, чего стоило полковнику та выдержка.


Это было ваше осознанное решение пойти в заложники? Или просто так сложились обстоятельства? — поинтересовалась корреспондент «Звязды» после церемонии награждения.

— Я ехал задерживать преступника, и это была главная мысль. А то, что самому придется выступить, об этом даже не думал.

Как потом выяснилось в ходе следствия, этот человек проходил службу в российских милицейских войсках, а потом еще работал в российской структуре МЧС. Чувствовалось, что перед вами профессионал?

— Да. И по взгляду, и по действиям было видно, что он имел определенные навыки.

Фото: sk.gov.by

— Что чувствует человек, когда ему к голове приставляют пистолет?

— Приятного мало. Я рассчитывал, что на тот момент он не будет спешить избавиться от меня. В любом случае ему нужно было куда-то приехать. Был только один момент, когда я не совсем понял его логику. Это когда он потребовал, чтобы выключили систему видеонаблюдения. Какова цель, когда человек уже был зафиксирован на этой видеокамере? Что-то задумал, показалось мне. Потом, когда он потребовал достать жесткий диск, его мотив стал понятен.

— В интернете эту историю разложили, как говорится, по косточкам. Даже была мысль, что преступник и не собирался стрелять, мол, и пистолет у него был не боевой.

— Могу однозначно сказать, что пистолет не был игрушечный. Более того, у него был снят предохранитель и достаточно было нажать на курок...

— А как получилось, что он так легко вас отпустил, когда увидел погоню?

— Он приказал, чтобы я вышел, и попросил его не преследовать, а я воспользовался моментом. Он просто потерял бдительность. Думал, что держит ситуацию под контролем. Уверенность в него вселило и то, что я себя веду безупречно.

Фото: sk.gov.by

По ощущениям, как долго тянулось время в роли заложника?

— Полчаса показались длиной с жизнь.

По всему чувствуется, что вы вообще пришли в милицию по зову души.

— Так оно и было. Я загорелся этой мечтой еще в школьном возрасте. У меня далеко не мягкий и спокойный характер. Я постоянно что-то ищу, мне интересно многообразие жизни. В 1992 году поступил на Могилевский факультет Академии милиции МВД РБ. Советская форма, галифе, юфтевые сапоги, фуражка — все как надо.

Тяжело было учиться?

— Не легко. Мы относимся к категории военных, и отсюда все вытекает: строевой устав, казарменная жизнь, жесткая дисциплина, режим, совещания и так далее. Все это присутствовало. Учиться было трудно, но было бы желание. Я вообще закончил это заведение с отличием.

Как родители поддерживали сына?

— Так получилось, что через три недели после того, как я поступил, умер отец. Приходилось, наоборот, поддерживать мать.

— Будучи курсантом, участвовали в каких-то операциях?

— Нас привлекали к охране порядка еще на 1 курсе. Сначала была административная практика, а потом уголовно-правовая. После первого курса стажировка в отделе по борьбе с хищением социалистической собственности Ленинского РОВД, оперативная стажировка в Центральном РОВД. Когда поступал, больше хотелось стать экспертом-криминалистом. Мне нравилось фотографировать, имел серьезные навыки по фотоделу, но после стажировки в уголовном розыске Центрального РОВД появилось четкое стремление остаться в этой службе. Очень повлиял на мое желание стать сыщиком старший оперуполномоченный бывшего Центрального РОВД Евгений Лазакович. Для меня он был очень впечатляемым примером. Он же лично ходатайствовал за меня перед начальником управления уголовного розыска Николаем Алейником. Сказал: этот парень на стажировке зарекомендовал себя сыщиком. Ему нужно остаться в розыске. Меня тогда перевели в Октябрьское РОВД, где начальником уголовного розыска был Александр Рябыко.

Фото: sk.gov.by

— То, что на вас возлагали большие надежды как на сыщика, мешало или помогало?

— Добавляло ответственности. Когда меня, молодого лейтенанта, назначили на подполковничью дол