25 сентября, вторник

Вы здесь

Корреспондент «Звязды» отправилась в рейд с участковыми


А вы знаете своего участкового? спрашивает у меня Николай ЗЕЛЕНОВСКИЙ, старший лейтенант милиции, заместитель начальника отдела правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности УВД администрации Московского района Минска. Нет? Видимо, повезло с соседями. Ведь бывают дома, куда нас вызывают по несколько раз в день, чтобы утихомирить буйных граждан за стеной.

Так, «вооружившись» фотоаппаратом и диктофоном, корреспондент «Чырвонки. Чырвонай Змены» отправилась в рейд с участковыми инспекторами милиции, пытаясь поближе познакомиться с этой профессией.


— Пожалуйста, отпустите нас. Это первый раз, мы больше так не будем, — рыдая, почти хором просят три девочки-подростка.

— Если я вас отпущу сегодня, так завтра встречу в другой компании с чем-нибудь более сильным по градусам, — говорит Николай.

В тот вечер 15-летние красавицы в одном из столичных дворов «лакомились» четырьмя литрами крепкого пива.

— Мы обещаем, что больше такого не повторится, — не успокаиваются школьницы. — А родителям расскажете, что мы делали?

— Девушки, не надо плакать. Сейчас отведем вас в опорный пункт, приедет инспектор по делам несовершеннолетних, и вы ему все объясните, — вступает в разговор Анна МАКАРЕВИЧ, старший лейтенант милиции, участковый инспектор.

Правоохранители говорят, что инциденты с детьми и подростками всегда выделяются среди других своей эмоциональностью. При этом неважно, пострадавшие они или правонарушители.

— Вы должны нас понять, — продолжают давить на жалость девушки. — Вы же сами недавно в таком возрасте были!

— Были, но так себя точно не вели, — отвечает Николай.

Мои «коллеги» признаются, что на молодой возраст людей в форме внимание обращается часто.

— Нередко приходится разбираться в семейных конфликтах людей, которым за 40. Но мало кто возмущается, мол, молодая, зеленая, чего жизни учишь, — объясняет Анна. — Если граждане обращаются в милицию, значит, решить самостоятельно проблемы они уже не могут. Даже со своим жизненным опытом.

— Ответственности в должности, особенно если у тебя есть подчиненные, много. Тем более в 28 лет, — говорит Николай. — Я, по крайней мере, так считаю. Понимаю, есть моменты, где мне не хватает опыта, но все знать также невозможно. Никто мне никогда не говорил: «Ты начальник, ты и решай». Старшие коллеги всегда помогут: делом или словом.

* * *

Николай в милиции с 2010 года. Парень работал в патрульно-постовой службе, был участковым инспектором.

— Начиналось все с добровольной дружины по охране общественного порядка. Вступать в ряды дружинников можно было только совершеннолетним, поэтому в свои 16 лет я ходил рядом с милиционерами и смотрел, что из себя представляет служба участкового, — делится Николай. — А в 18 лет продолжил работать официально. Окончил Институт управления и предпринимательства по специальности «правовое обеспечение предпринимательской деятельности».

Николай говорит, что родители всегда знали о его желании служить в органах, поддерживали.

— Сегодня, правда, реакция у них на службу несколько иная, чем была вначале. Дело в моем рабочем графике, из-за которого не удается много времени проводить с семьей. Мама понимает степень опасности, с которой ее сын сталкивается каждый день. Теперь уже, на этом посту, риск меньше, — улыбается Николай. — А вот Анна всегда на «передовой».

Девушке 25 лет, она работает в милиции два с половиной года.

— До службы в милиции около двух месяцев преподавала в школе белорусский язык. — закончила педагогический университет. Во время учебы решила получить второе высшее образование, поступила в Академию МВД, — рассказывает Анна.

Служба, как призналась сама девушка, «затянула».

— У меня папа раньше во внутренних войсках служил. Не раз предупреждал, что хлеб это нелегкий, но никогда не отговаривал. Да и вообще сразу обо всех подводных камнях не расскажешь, — считает собеседник. — Только собственный опыт может расставить какие-то акценты.

— Где живете? В этом районе? — переключается на «задержанных» Анна.

— Да, — почти шепотом отвечают девушки, неохотно идя к опорному пункту милиции.

— Родители знают, где вы сейчас находитесь? Что вы им сказали?

— Мы не думали, что так получится... Что теперь будет?

— Понимаете, у меня отец пьет, мама всегда плачет. Она вообще много работает, чтобы нас прокормить, — разоткровенничалась одна из девушек. — Папа нам всю жизнь испортил! Не говорите маме, что я так, как он, делаю. Она этого не переживет.

Признаюсь, красивых ухоженных девушек было жалко.

— Считайте нас слишком строгими? — обращается ко мне Николай. — Я не первый год работаю и могу с уверенностью сказать, что такие «банкеты» они организуют периодически. Как думаете, поблагодарят родители участковых, что те их детей задержали? Сомневаюсь. Скорее всего, будут говорить, что дочери — святые.

* * *

— Мое первое дежурство в патрульно-постовой службе прошло относительно спокойно: утром всегда тише. «Погулял» восемь часов на свежем воздухе и пошел домой. Помню, как «доставал» старшего коллегу вопросами. Он, правда, все терпел. Здесь еще неизвестно, для кого этот день был экзаменом, — вспоминает Николай. — В работе участкового многое зависит от специфики района.Там, где расположены различные организации и торговые центры, тише. А вот спальные районы — Малиновка, Юго-Запад — «склонны» к правонарушениям, которые чаще всего совершают нетрезвые люди.

В общем, ни для кого не секрет, что большая часть преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения. Поэтому мои собеседники советуют всегда проявлять активную общественную позицию. «Видите подозрительную компанию — сообщите об этом в милицию. А мы уже проверим», — добавляет Николай.

— Как пришла в милицию, стала чаще замечать, что люди нарушают общественный порядок. Иногда можно было бы и мимо пройти, когда не на службе и не в форме. Но что-то внутри срабатывает, и ты делаешь замечание, — добавляет Анна.

Кстати, о форме. Собеседница говорит, что к девушкам в «мужской профессии» присматриваются больше. Мол, действительно ли этот «ребенок» сможет справиться со своими функциями?

— В первую очередь форма обязывает к аккуратности, причем во всем: во внешнем виде, словах, поведении, — считает Анна. — Но женственности у девушек-милиционеров хватает, не волнуйтесь! Она даже приобретает некую особую окраску!

Анна и Николай говорят, что для молодого сотрудника очень важно попасть в такой опорный пункт, где хороший старший участковый.

— Когда есть команда, проще выполнять все задачи. Но при этом никогда не возникает каких-то вопросов о личном. Служба есть служба. На работе мы — коллеги, вне стен милиции — друзья, — объясняет Николай. — Ходим друг к другу в гости, вместе отмечаем праздники.

Но, сразу предупреждают мои собеседники, работу домой они «не носят».

* * *

— У вас тут чисто и как-то даже уютно стало, — говорит Анна, входя в одну из квартир, которая имеет репутацию притона.

— Ну, разумеется, я же бросил пить, — гордо отвечает 50-летний хозяин жилища.

— А кто в той комнате «отдыхает»? — замечает в зале фигуру Николай.

— Так это же мой брат! — подхватывается мужчина.

— А брат не перестал пить? — уточняет Анна.

— Нет, но он стал тише в «этих делах». Я в основном сплю, когда он приходит...

— Когда брат лечиться начнет?

— Сейчас группу по инвалидности ему продливать будут, может, тогда и положат лечиться, — с грустью говорит хозяин квартиры.

У Анны под контролем 11 домов. Девушка говорит, что свой «подотчетный контингент» она знает хорошо. Но по отдельности «таких граждан» участковые все равно не посещают.

— Во время службы в милиции я научилась общаться с людьми и больше контролировать себя эмоционально. А контингент здесь, поверьте, разный, — говорит Анна.

— Работа учит даже свои небольшие семейные конфликты спускать на тормозах. Психология! В милиции без этого никак, — улыбаясь, добавляет Николай. — В общем, женам сотрудников надо отдать должное. Они с нами «свою службу» несут!

Благодарность, как признаются участковые, они слышат редко. В основном — от людей, которые в милиции «гости» нечастые.

— Работали на Дне Победы. Семья пошла в кинотеатр и оставила открытым окно в автомобиле. На сеанс мобильные телефоны граждане не взяли. Около часа мы «охраняли» имущество, а место было оживленное. Семья за бдительность нам была очень благодарна, — вспоминают мои собеседники.

Николай признается, что очень не хочет, чтобы к милиции относились как к какому-то карательному органу:

— Не нравится, когда родители говорят детям: «Вот будешь неправильно себя вести — тебя заберет дядя милиционер, накажет». Детей, наоборот, должны учить, что сотрудник милиции — это тот человек, к которому необходимо обращаться за помощью!

Екатерина АСМЫКОВИЧ

аsmуkоvісh@zvіаzdа.bу

Оставить комментарий

Выбор редакции

Экономика

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Мнениями о грядущих переменах обменялись эксперты во время видеомоста Москва—Минск.

Экономика

Почему продукция белорусских машиностроителей не «застаивается» на складах

Почему продукция белорусских машиностроителей не «застаивается» на складах

Причина этой положительной тенденции — диверсификация экспортных направлений.

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.