19 сентября, среда

Вы здесь

Что нужно для счастья?


Иногда достаточно одной елочной игрушки.


На новогодней ярмарке в столичном универмаге чего только нет. Пестрота блеска и цветов, от которой буквально в разные стороны разбегаются глаза. Разбегаются, а не цепляются. Ведь, если присмотреться, все одинаковое — импортный дешевый, а иногда и не очень дешевый, ширпотреб. Пластиковые шары разных размеров и «мастей», но очень похожие между собой, в наборах и по одному. (Они даже бьются не по-праздничному — раскалываются на несколько частей с глухим «клак» по полу, словно стонет старый дед. Другое дело — радужные стеклянные, что были в детстве, которые, когда падали, разбивались на сотни искрящихся брызг, выдавая торжественное «дзинь!») Статуэтки то ли Дедов Морозов, то ли Санта-Клаусов — так и не поймешь, кого они символизируют на самом деле. Я, например, склоняюсь к Санте: тот, как известно, путешествует один, в компании разве что оленей. Ведь Снегурочек в адекватном количестве в продаже не наблюдается. Наверное, иностранные производители просто не могут разгадать славянскую новогоднюю загадку: откуда у деда внучка, если у него нет жены и детей? Статуэтки современные, может, и более долговечные, чем прежние бумажные набитые ватой, но у тех Снегурочка была всегда в комплекте, а борода у Деда была настоящая, мягкая, а не керамическая. Гирлянды различной длины со световыми эффектами разной сложности, но без фантазии в дизайне — или шарики, или капельки, в лучшем случае — пятиконечные звезды (они почему-то почти всегда горят синим светом). Далеко им до кружевных разноцветных снежинок, которые больше замыкали, чем светились, но сколько от них было радости...

Короче, выбор, кажется, и богатый, а выбирать особо не хочется, сколько праздничное настроение к себе ни призывай. Нет в тех пестрых игрушках... души, что ли?..

Приблизительно с такими мыслями металась я по тому новогоднему отделу, пока на дальней полке не заметила эти игрушки, сделанные у нас, в Беларуси. Часы с блестящими гирьками-шишечками. Трогательный белый медвежонок с подарком в лапах. Грибок-сыроежка с колечком для нити в центре шапки. Рыжие и зеленые шишки, покрытые снегом... В специальной защитной упаковке, чтобы не побились — они были звонко-стеклянные — настоящие. Их словно только что достали из того волшебного новогоднего чемодана.

Чемодан был поистине волшебный — обшитый коричневой клеенкой, с металлическими уголками, со специальными замками. Сколько ему лет было, неизвестно, семейная легенда гласила, что в конце 50-х мать привезла в нем свое приданое, но и тогда чемодан был далеко не новый. Он стоял целый год на самом высоком шкафу, недосягаемый даже с подставленного кресла, от этого еще более соблазнительный. И только однажды в год — перед католическим Рождеством, взрослые спускали его на землю и позволяли прикоснуться к сокровищам, что в нем хранились.

И этот день, когда его доставали, был, наверное, самый счастливый в году. С утра, только позавтракав, я тут же бросалась к нему под остерегающее бабушкино: «Только ничего не побей!», ссторожно открывала тяжелую крышку и по одной начинала выкладывать на диван игрушки. Часы с блестящими гирьками-шишечками. Белый медвежонок с подарком в лапах. Грибок-сыроежка с колечком для нити в центре шапки. Рыжие и зеленые шишки, покрытые снегом... Еще были фонарики, колокольчики, сердечки, несколько прозрачных красных шаров с белыми узорами. Они все были ручной работы (некоторые привезены мамой с тем же знаменитым приданым), поэтому не идеальные, с выпуклостями, которые хорошо чувствовались на ощупь, и, наверное, от этого теплые, словно живые. Еще были свитки дефицитного для деревни «дождика», трогать который категорически запрещалось, так как он буквально за несколько секунд запутывался в блестящий мерцающий «колтун», распутать который было невозможно. Под запретом были и гирлянды-снежинки: тоненькие провода на них очень легко рвались. Их можно было только осторожненько достать и положить на диван.

Когда игрушки были разложены, в дом вваливался отец с пушистой большой елкой. От нее веяло холодным лесом, а лапки были в изморози. Дерево ставили у печки — отогреваться, и оно вместе с холодом начинало отдавать свой аромат, который казался лучшим в мире. После приходила с работы мама и мы в ранних декабрьских сумерках распутывали непослушные гирлянды и дождик, вешали на ветки игрушки. Без потерь никогда не обходилось — вот откуда я знаю об этом праздничном «дзинь!», Но родители никогда за это не ссорились. После в зале тушили люстру и зажигали гирлянду. Лица у взрослых в этом почти сказочным свете были такие сосредоточенно-нежные, словно они увидели что-то очень-очень хорошее, во что уже давно перестали верить. А ночью обязательно нужно было несколько раз встать, чтобы по холодном полу тихонько выйти и заглянуть в зал — там под призрачным светом, отбрасывали в окна сугробы снега и месяц, мигало-переливалось чудо-дерево осполненной мечты...

Сказка закончилась, когда в дома не стало хозяина. Он ушел от нас в холодном феврале, на тот Новый год с Боровлян его уже не отпустили. Несколько лет мы не то что не ставили елку — старались на праздник уехать к родственникам. После купили искусственное блестящее деревце, ветки которого были обмотаны мишурой, и игрушки снова оказались ненужными. Чемодан долгое время пылился на шкафу, а потом как-то незаметно исчез со всем своим волшебным наполнением (оказалось, мама отнесла его в школу). Ощущение праздника с тех пор исчезло, приходило иногда только сожаление. И жаль было почему-то больше всего тех безвозвратно отданных старых игрушек, которые, казалось, способны вернуть в детство.

...Из тех, увиденных в магазине, я купила медвежонка и часы. Они висят сейчас на елке на почетном месте. Каждый вечер беру их в руки, глажу по блестящим неровностям. Ночью под бессонными фонарями большого города елка в углу мерцает таинственным светом...

Нам иногда совсем немного нужно для счастья.

Елена ЛЕВКОВИЧ

alena@zviazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Каким образом может проявляться одиночество?

Каким образом может проявляться одиночество?

Одиночество и особенно одиночество в семье — реальный признак нашего времени.

Общество

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Лишний вес, бессонница, приливы, нарушения давления и остеопороз — далеко не все проявления, подстерегающие женщину в определенном возрасте. 

Экономика

Можно ли управлять спросом потребителей?

Можно ли управлять спросом потребителей?

От спонтанной покупки со «скидкой по-белорусски» можно не только не получить какой-либо экономии, но и переплатить за нее.

Спорт

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Про знаменитую фамилию и современность белорусского хоккея.