19 сентября, среда

Вы здесь

Биатлонист Сергей Новиков о завершении карьеры и детском спорте


18 февраля 2010 года навсегда останется в истории отечественного биатлона: в индивидуальной гонке на Олимпиаде в Ванкувере Сергей Новиков сенсационно выиграл «серебро», разделив второе места не с кем-нибудь, а с самим королем биатлона — Оле-Эйнаром Бьёрндаленом. После него успехов на Играх в нашей мужской сборной еще не было. Сам Сергей «отбегал» еще один олимпийский цикл, выступил в Сочи-2014 и попрощался с биатлоном, но не со спортом. Сегодня Новиков возглавляет спортивный клуб Федерации профсоюзов Беларуси «Спартак», в его подчинении — 14 спортивных школ — четыре в Бобруйске и десять в Могилеве.


— Набираем, тренируем и передаем детей в высшее звено по 20 видам спорта. К сожалению, в профсоюзных школах в Могилеве сейчас нет биатлона, есть только лыжные гонки.

— Думали, что после того, как покинете большой спорт, будете работать с детьми?

— Нет, но всегда хотел остаться в спорте и заниматься полезным делом. Считаю, что сейчас у меня это получается. Будучи действующим спортсменом, не задумываешься о детском спорте, о том, сколько усилий прилагается различными специалистами для того, чтобы вырастить полноценного атлета. Это не только работа тренера, но и бухгалтерия, все организационные вопросы, связанные с тренировочным процессом.

Если сравнивать данный момент с тем временем, когда спортом начинал заниматься я, конечно, многое изменилось. Сейчас набирать детей намного сложнее, многие с физическими отклонениями, их не пропускает диспансер. Да и оторвать ребенка от компьютера или планшета не легко. В мое время все знали, что на все Чаусы, где я родился, есть одно отделение биатлона, и все старались попасть туда.

Сейчас, вообще, по отдельным видам спорта трудно набрать детей, например, академическая гребля: понятно, что база находится не в центре города. Или лыжные гонки — спортивная школа также на окраине, не все родители захотят возить туда, а ребенок сам ездить через весь город. А самые популярные сегодня, по моим наблюдениям, — все виды единоборств, бокс и футбол, конечно.

— Многие сейчас говорят о проблемах с детскими тренерами...

— Она есть. У нас много возрастных специалистов, а молодых сложно привлечь и удержать в школах, да чтобы они еще и добросовестно работали. Понятно, что молодым хочется всего и сразу. Однако у кого к этому делу призвание, горят глаза, тот остается, так было всегда.

— Прошло практически четыре года с того времени, когда вы закончили выступать. Быстро привыкли к новой жизни?

— Понятно, что пробегав половину жизни, ты уже как робот — поднимаешься на зарядку, завтрак, знаешь, что потом у тебя будет тренировка, обед, отдых, вторая тренировка. Это формирует определенные привычки. Сейчас уже вышел на обычный жизненный ритм, конечно, были сложности с адаптацией. Но знаете, всему свое время, главное — головой до этого дойти и понять, что время активного спорта прошло.

— Вы когда это поняли?

— После Олимпийских игр в Сочи, видел, что результаты упали, они не удовлетворяли ни меня, ни других. Поэтому понимал, что пришло время перестраиваться, искать работу и идти дальше. Страхов, что не найду себя в жизни, не было. Перед Олимпиадой, когда знаешь, что завтра на старт — вот это страшно, и переживание, и мандраж. А тут... человек ко всему привыкает. Руки, ноги есть — работы не боюсь.

Сегодня смотрю биатлонные трансляции и думаю, к счастью, уже не надо так тяжело тренироваться. Сейчас другие сложности в жизни.

— Но все же вспоминаете свою карьеру? 

— Бывает моментами, но чтобы ностальгировать — нет. Глядя те же Кубки мира, вспоминал, как в Хохфильцене мы четвертое место в эстафете заняли, хотя шли там первыми-вторыми. Когда вижу какие-то фотографии с Олимпиады, то вспоминаю и ее. Больше думаю о тех моментах, которые за годы карьеры можно было изменить, исправить, и, возможно, вся жизнь сложилась бы по-другому. Но это все мимолетные воспоминания, как было, так было, время прошло.

— Стоя на пьедестале рядом с Бьёрндаленом, о чем с ним говорили?

— Перебросились лишь парой фраз, поздравили друг друга.

— Можете вспомнить самую сложную гонку в своей карьере?

— Их было много, одну выделить не смогу. Бывало, физически ты очень хорошо готов, выкладываешься на максимум, но в конце все равно очень трудно, хотя и показываешь хороший результат. А бывает, организм не может выдать ничего хорошего, хотя лыжи едут отлично и все складывается неплохо.

— Для вас был пример в биатлоне?

— Чтобы конкретно на кого-то фанатично смотрел — нет. Но я долгое время был в команде с такими грандами белорусского биатлона как Вадим Сашурин, Алексей Айдаров, Владимир Драчев. С Олегом Рыженковым жил в одной комнате во время сборов и соревнований. У каждого из них брал что-то полезное для себя.

— Сейчас с ними общаетесь?

— Практически со всеми созваниваемся. Да и с ребятами, которые в сборной сегодня, общаюсь — Роман Елетнов, Владимир Чепелин. С кем-то и с женской команды, и сервис-бригадой, которые готовили для нас лыжи, поддерживаем контакт.

— С чем связываете отсутствие хороших результатов в мужской команде?

— Сложный вопрос. Здесь и смена поколений, и невысокая конкуренция внутри команды, и частая смена тренеров. Учителя меняются каждый год, за четыре года — четыре тренера.

— В феврале наши биатлонисты отправятся на Олимпиаду в Пхёнчхан, вы уже выступали на этой трассе на чемпионате мира 2008 года.

— Тогда это был первый биатлонный турнир, который провели в Корее. Он не вызвал интереса зрителей, людей, кроме россиян, практически не было. Да и сам стадион, и организаторы были не готовы. Европейские стадионы к тому времени уже имели хорошие условия для спортсменов, а в Пхёнчхане были только вагончики для подготовки лыж и переодевания спортсменов. Трасса также была не очень продуманная, не объезженная, когда было хорошее скольжение, со спусков спортсмены вылетали за пределы дистанции. Но, думаю, сейчас будет уже все по-другому.

Погода скорее всего будет переменчивая, со снегом проблемы вряд ли возникнут, ночью там мороз, включаются пушки, искусственный снег ложится и потом закатывается селитрой, а вот днем ​​может быть тепло. Внизу, под стадионом, где расположился большой гостиничный комплекс, в феврале можно было ходить в майке.

Тогда на чемпионате мира и питание было достаточно специфическое. Это же Корея: все сладкое, кисло-сладкое — мясо, салаты. Но здесь Олимпиада, это совсем другой уровень, должна быть представлена, как минимум три кухни.

— Биатлон изменился за четыре года?

— Нет, вообще практически никаких изменений, небольшие нюансы. Больше всего сейчас удивляют выступления Мартена Фуркада, который установил такую ​​гегемонию в биатлоне, как в свое время Бьёрнадален. Сегодня он безусловный лидер.

— Как вы отреагировали на отстранение России от Олимпийских игр?

— Выступать под нейтральным флагом — это, конечно, другое, и это может повлиять на результат российских спортсменов. Где-то читаешь и понимаешь, что этот скандал носит политический оттенок. Но вообще мне сложно об этом говорить, потому что нужно знать все моменты, нюансы, просто читая прессу, ничего толком не поймешь.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ  

lobazhevich@zviazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Лишний вес, бессонница, приливы, нарушения давления и остеопороз — далеко не все проявления, подстерегающие женщину в определенном возрасте. 

Экономика

Можно ли управлять спросом потребителей?

Можно ли управлять спросом потребителей?

От спонтанной покупки со «скидкой по-белорусски» можно не только не получить какой-либо экономии, но и переплатить за нее.

Спорт

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Про знаменитую фамилию и современность белорусского хоккея.

Общество

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

С Литвой у нас общее историческое прошлое и теперь она — наша ближайшая соседка в Евросоюзе.