Вы здесь

Где граница, за которой находится депрессия?


Модно ли быть счастливым? Наверное, да. Но за улыбками на снимках могут скрываться сложные отношения с родителями или партнером, личные переживания, и много других проблем. Истории, которые появились в соцсетях под хэштегом # fасеоfdерrеssiоn и # удепрессиинетлица, рассказывают, как трудно было людям в определенные жизненные моменты, но они натягивали улыбку и шли на работу или по другим делам. Мы встретились с психологом, гештальт-терапевтом Ириной КАЛИНОВСКОЙ, чтобы выяснить, где граница, за которой находится депрессия, и как помочь тем, кто ее переступил.


Фото Сергея Никоновича.

— Всегда ли состояние, когда тебе тяжело на душе, свидетельствует о депрессии?

— Существуют вполне нормальные для человека состояния печали, грусти. Может быть какое-то ощущение безысходности, тоски, связанное с погодой, например, или жизненными ситуациями. Если человек вообще не грустит — это очень плохой знак. Другое дело — продолжительность и качественное наполнение этих состояний. Если человек, например, пережил утрату, — вполне логично, что он скучает некоторое время. Может чувствовать по этому поводу боль и вообще привыкнуть к мысли, что печаль поселится в сердце навсегда. Но, если такое состояние становится ведущим, и это, например, не смерть любимого, а потеря любимой серьги... Если событие становится таким значительным, что человек в течение недели или двух никак не может избавиться от этих чувств, включиться в другие аспекты жизни... Депрессия — это застревание в негативном событии. В какой-то момент оно начинает питать само себя, потому что человек сначала перестает чувствовать радость и удовольствие, а потом вообще — оттенки переживаний. Классически существует три группы симптомов: психическое состояние, мобильность и умственная деятельность. На основании их специалист может сделать вывод.

— Люди в социальных сетях говорят, что никто не видел их настоящих переживаний. Как близким вовремя заметить изменения и помочь?

— Степени депрессии бывают разные. Когда она переходит в тяжелую или клиническую стадию, это заметно. Человек лежит: чаще всего у него нет сил даже встать. Он в буквальном смысле стаскивает себя с кровати, не спит ночами. Такое не заметить сложно. Я думаю, в соцсетях во многих случаях шла речь о субдепрессивном состоянии, умеренной депрессии, когда человек адаптивный. Он работает, может улыбаться, может о себе позаботиться. У него еще есть силы натянуть на себя маску «успеха».

Здесь вопрос к ближнему: в чем его тревога? Я не думаю, что, когда живешь вместе с человеком, у которого все в порядке, вдруг в какой-то момент задумаешься, есть ли у него депрессия. Такая мысль на ровном месте редко возникает.

— А что делать, когда человек закрывается?

— Разговаривайте, говорите, что замечаете: вам не все равно. С депрессией можно справиться прежде всего у психолога. Он определит, нужны ли медикаменты. Психолог без права их выписывать может направить к специалисту. Это не обязательно стационар. Сейчас много лекарств, которые не вызывают привыкания или психозов. Принимать их, как и другие, необходимо аккуратно, смотреть за реакцией организма. И, конечно, проходить психотерапию у психолога. Если полагаться только на таблетки, шансов мало. Только на терапевта — шансы есть. Совмещать одно с другим — довольно высокие.

Только в «Инстаграме» по хэштегу #faceofdepression находится около пяти тысяч личных историй.

— Но, если вовремя помочь не удалось, а человек попадает в больницу... После выписки из психоневрологических отделений многие знакомые смотрят на человека, который боролся с депрессией, настороженно. Как с этим быть?

— С этим трудно бороться, но надо искоренить этот ужасный пережиток. Во-первых, стационара можно избежать, если вовремя обратиться к психологу или психотерапевту. Но и это для нашей культуры почти досадно. Я думаю, что главная социальная роль флешмоба в соцсетях как раз в том, чтобы снять стигматизацию с людей, переживших депрессию. На Западе это давно уже не так. У нас сходить к психологу — это очень стыдно и страшно. Человек, совершенно далекий от психологии, воспринимает такое предложение как оскорбление: «Я здоров». И это большая проблема. В этом смысле соцсети показали, что люди с депрессией — среди нас. С ней невозможно в одиночку справиться — это миф. Думаю, следующий флешмоб должен быть "я хожу к психотерапевту". Таких людей очень много. Не обязательно посещать его годами. У человека есть свой терапевт. Он какое-то время ходил к нему, пока выстраивал свою жизнь, работал с травмами детства... А потом — это поддержка, к которой можно обращаться в переломные моменты — всегда, когда человек неустойчив. Это место силы, куда можно прийти поговорить и не оставаться один на один со своей жизнью.

— В одной истории в соцсетях мужчина рассказывает, что у него была депрессия, поэтому жена сидела с ним, а ребенок отдавали бабушки. Но мне кажется, что, когда появился младенец, жена, как мать, переключила свою заботу на малыша, поэтому муж просто остался без внимания и заскучал. И это не депрессия, а требование внимания от партнера. Как тут разграничить?

— Сложно ответить, так это или нет, потому что мы не знаем остальных составляющих. Есть состояние, которое люди сами для себя называют депрессией отчасти потому, что она до сих пор у нас романтизирована: быть в депрессии — это даже как-то прикольно. Как будто я имею право потребовать у мира поддержку. Не попросить, подчеркиваю, а потребовать. Если у нашего соотечественника, например, гастрит, у него не возникает мысли, что жена должна взять за ручку и завести к гастроэнтерологу. Он сам идет к врачу. А в состоянии депрессии есть такое почти поверье, что кто-то другой должен. Желательно близкий, еще лучше — партнер. Если вдруг не уследил, то все: какой же ты партнер! И это такая шаткая позиция, которая делает из больного жертву. С другой — спасителя. Все друг другу должны. И нет в этом ни жизни, ни спонтанности. Человек, страдающий депрессией, действительно нуждается в поддержке, но в том, чтобы ее попросить и принять, — ответственность его.

— А как в среднем выглядит человек с депрессией?

— Считается, что это человек от 30 до 40 лет. Но у каждого возраста свои риски. Это синусоидальная кривая: от 40 до 60 она немного идет на спад, но потом опять резко вверх, потому что там депрессия связана с оставлением профессии, вынужденным сужением круга общения, потерей социального или денежного статуса. Тут скорее корреляция не с возрастом, а с тем, насколько человек устойчив сам по себе, насколько его нервная система справляется с кризисами развития.

— Кажется, что у поколения, кому сейчас за 50, просто не было времени заботиться о всяких житейских невзгодах: им необходимо было больше работать. Тем, кто родился в 90-е, значительно легче в материальном плане, поэтому есть время более копаться в своих проблемах. Когда мне грустно, я слышу совет «поработай и все пройдет». Может, у нас слишком много свободного времени?

— Каждый раз перед тем, как пытаться жить моделями других людей, надо честно посмотреть: счастлив тот человек, который именно так живет? Уйти в работу — это популярный способ справиться, как и убежать в наркотические вещества или алкоголь. Действительно, перед нами не стоят те цели, которые были перед нашими родителями. У нас они свои. И говорить о том, что современному поколению проще, потому что ему не нужно выживать и таскать баулы из Польши на перепродажу, — это довольно поверхностно смотреть на вещи. В нашем сытом существовании свои риски — бессмысленности. Поколению до 30 очень сложно: в самом деле, все есть, а что делать дальше? И в этом смысле свободное время — это проблема. Чтобы им воспользоваться правильно, приходится много думать. Человек, который придерживается философии "лучше об этом не заботиться, все будет проще", рано или поздно приходит к тому, что за него думают другие.

— Довольно часто по поводу депрессии заботятся родители подростков...

— Подростковая депрессия — распространенное явление. В ней не только внешние причины бывают, но и внутренние, в том числе соматические, связанные с гормонами. Поэтому, если есть подозрение, что у пациента депрессия, специалист отправляет его на анализы: щитовидную железу проверяют, другие гормоны. Причиной угнетенного настроения может быть и чистая физиология. А подростков в разные стороны «колбасит». Родителям единственная рекомендация на все случаи жизни: быть рядом. Это невероятно сложно. Им необходимо заботиться и о себе. Например, ходить к своему психотерапевту. Это очень эффективно в таком состоянии, потому что приходит к тебе подросток и начинает: «я вас не люблю», «вы меня не понимаете», «все плохо», «мир несправедлив», «у меня нет друзей». Отец пришел и сказал: «Я с тобой, мы справимся», — он в себя впитал его переживания. А самому что дальше делать? Если подростковый период протекает тяжело, то одним родителям не справиться.

— Почему в соцсетях о своей депрессии в основном рассказывают девушки?

— Конечно, женщины более эмоциональные, менее сдержанные. Им позволяют быть более спонтанными, открытыми. Поэтому и исследования о депрессии констатируют, что женщин, больных ею, больше. Мальчики же у нас до сих пор не плачут, сколько об этом ни говорят. Женщины любят демонстрировать себя и свои чувства. В этом смысле мужчины у нас вроде бы брошены, потому что они оказываются в ловушке: им нельзя переживать, нюни распускать, ходить к психологу... Вообще, доходят мужчины до психологов Самые стойкие, зрелые, осознанные, но их мало.

— Правда ли, что у каждого психолога есть свой психолог?

— То, что психолог должен все «разрулить» не означает, что он не должен сам обращаться за помощью. Как будто понятие «я должен все суметь» означает «я должен оставаться все время один». Если я пойду к психологу, я не сама справлюсь? Почему? Я приняла это решение, нашла компетентного специалиста и пошла решать свою проблему. Конечно, у каждого психолога должен быть свой психолог. Если вы найдете психолога, который не проходил терапию лично, бегите от него, потому что этот человек не годится для профессии.

Кстати

Флешмоб #fасеоfdерrеssiоn начался с поста жены солиста группы Linkin Раrk, где она показала видео с Честером Беннингтоном за 36 часов до самоубийства. На нем он улыбается, и, кажется, ничего не предвещает трагедии.

Надежда АНИСОВИЧ

аnіsоvісh@zvіаzdа.bу

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.  

Экономика

Что ждет бизнес-сообщество?

Что ждет бизнес-сообщество?

​Потенциал Беларуси в привлечении инвестиций не исчерпан, а иногда используется неэффективно.

Общество

Что происходит в Юровичах?

Что происходит в Юровичах?

После трагедии люди общаются с журналистами на условиях анонимности