Вы здесь

Вера Шпаковская: Мечтаю стать знаменитой балериной


Юная танцовщица — о четырехчасовых тренировках, любимых ролях и билете в бизнес-класс.

Балерине Вере Шпаковской девять лет. Она любит есть белый шоколад, заплетать «гульку» самостоятельно и приезжать на тренировки за полчаса до их начала. Знает всех прим — а если нет, значит они недостаточно знаменитые. Сама девочка входит в пятерку лучших юных танцовщиц мира. В ноябре в полуфинале авторитетного международного конкурса Yоuth Аmеriса Grаnd Рriх минчанка заняла первое место. А в декабре стала одной из победителей российского телевизионного конкурса юных талантов «Синяя птица».

Расписание у Веры очень плотное, поэтому у нее был всего час, чтобы ответить на наши вопросы, пообедать творожной запеканкой и переодеться из школьной формы в спортивный купальник. Вот они, будни будущей примы.


На конкурсе талантов «Синяя птица».

«На пуанты встала в семь лет»

— Когда ты влюбилась в балет?  

— В три с половиной года. К нам в детский сад пришла Марина Вежновец (заслуженная артистка и руководитель частной балетной школы. — Авт.) И набрала в студию пять человек. А я в тот день была дома, так как болела ветрянкой. Повезло, что моя бабушка работала воспитателем в том детском саду. Она попросила, чтобы ей разрешили потом привести внучку на просмотр.

—Тебе легко все давалось?

— Было немного сложно на первых занятиях, а потом привыкла. У меня оказался ужасный подъем, но я его как-то исправила. Правильный подъем для балерины — это важно. Растяжка у меня от природы хорошая, поэтому учиться садиться на шпагат было почти не больно. На пуанты я встала в семь лет — обычно девушки танцуют на них с десяти.  

— Бабушка в детстве мечтала стать балериной, — присоединяется к разговору отец Кирилл. — А у меня и жены задатков не было. Я и педагогам говорю: не понимаю, в кого пошла Вера.

— Папа сейчас танцует в балете, — выдает по секрету дочь.

— На некоторых спектаклях для определенных ролей нужны взрослые. Вот меня и подключили, — объясняет Кирилл.

— Много времени отнимают тренировки? 

— Работаю 5—6 дней в неделю, — рассказывает о своем график Вера. — Если это обычная тренировка, то она длится полтора часа, а когда готовлюсь к спектаклю или конкурсу, бывает и по пять часов. Немного устаю, но мне это нравится. 

— Неужели никогда не хотелось прогулять тренировку? Побегать с одноклассниками, посидеть в телефоне, посмотреть мультики?..

— Не хотелось. Не люблю телефонные игры. Только если на сообразительность — например, слово собрать, построить предложение.

— Никогда не было такого, чтобы Вера попросила: «Может, давай отдохнем сегодня?». Все мысли у нее только о балете, — подтверждает Кирилл.

— Учиться успеваешь?

— Да. Если есть свободное время, делаю домашнее задание на несколько дней вперед. Я хорошо учусь. У меня в первой четверти все десятки были — только одна девятка по немецкому языку. Любимые предметы — математика и физкультура.

— Ты выступаешь в спектаклях. Какие роли твои любимые?

— Я танцевала Мэри, Аврору (главные персонажи спектаклей «Щелкунчик» и «Спящая красавица». — Авт.), Дюймовочку, а еще фею Драже, Арлекино, цветы, жуков, камни... Мне нравятся все роли. Больше всего, конечно, главные (улыбается).

— О чем думаешь, когда стоишь за кулисами?

— Вспоминаю замечания, чтобы станцевать еще лучше. Перед выходом на сцену повторяю движения два-три раза.

— После спектаклей Вера выжата, как лимон. Другие девочки собираются поиграть, сходить в кафе отметить, а она хочет побыть одна. Дочь отдает все эмоции на сцене.

За кулисами.

«Весь класс за меня «болеет»

— Ты успела сняться в нескольких телепроектах — «Танцуют все», «Синяя птица», «Лучше всех». Участие в телешоу — чья это была идея?

— Не родителей, — сразу замечает Кирилл. — Мы никогда никуда не звонили и не писали. Организаторы проектов нашли нас через социальные сети: сами связались с нами и предложили приехать. К Максиму Галкину полтора года звали, все не получалось. Хотя слышал, что на эти программы бешеные кастинги. Сложнее всего было на проекте «Танцуют все» в Киеве. 

— Надо было вставать в четыре часа утра и разучивать танец, — вспоминает Вера. — Задания давались каждый день. Приходилось ставить номер самой, без педагога. А музыку можно было брать только ту, которую сдал перед конкурсом на флэшке.

— Вера попала в тридцатку лучших. Ей тогда только семь лет исполнилось, совсем маленькая. Но из-за больших нагрузок мы сами отказались участвовать дальше и уехали.

— Камеры не смущали?

— Я на них не обращала внимания. Специально к съемкам не готовилась. Бабушка только периодически советовала, что сказать. Она всегда ездит со мной на конкурсы и стажировки.

— Звездная болезнь у тебя не началась?

— А что это такое? Когда звезды в голове?

— Честно признаюсь, не было такого, — улыбается Кирилл. — Когда Вера приходит в балетную школу, все девочки радуются за нее, поздравляют, а она ведет себя очень скромно. Возможно, иногда наоборот нужно быть более боевой, а дочь может кого-то пропустить вперед.

— Много у тебя поклонников?

— Среди мальчиков их, наверное, нет. А из девочек — весь класс. Все за меня «болеют». Когда я была в Париже, наша классная руководительница даже записала для меня видео, где дети передавали мне привет.

— Благодаря балету ты, наверное, объездила много городов?

— Я была в Санкт-Петербурге, Киеве, Москве, Мюнхене, Берлине, Вильнюсе... Скоро снова в Нью-Йорк полечу, в бизнес-классе. (К Кириллу) Ну пожалуйста, папа, у меня много денег.

— Вера, вот это звездная болезнь (смеется). Она же получила денежный приз в «Синей птице» и попросила купить ей билет в бизнес-класс. Когда мы первый раз летели в Америку, дочь проходила мимо этих мест и спрашивала: «Почему мы здесь не сидим?»

— Там даже Малышева летела! Мы с ней сделали селфи.

— Участие в конкурсах дорого обходится? — вопрос папе.

— Дорого. Чтобы исполнить один танец, нужно заплатить 100 долларов. Пачка (балетная юбка) стоит от 200 долларов, если она расшита камнями Swаrоvski, — 400. А их, как правило, нужно несколько. Приходится зарабатывать (в 2013 году Верины родители открыли в Минске магазин одежды и обуви для балета. — Авт.). Но без участия в конкурсах прогресса не будет. Это опыт. Намного проще танцевать, когда ты знаешь, к чему идешь: победа — понятная цель. 

— Вы помните роли дочери, знаете все о соревнованиях... Папа, который настолько в теме танцев, — это редкость.

— Я просто регистрирую Веру на конкурсы, билеты покупаю. Приглашения также на меня высылают, — улыбается Кирилл.

Родители Веры держат магазин одежды и обуви для балета.

«Играю с куклами в балетную школу»

— Вера, у тебя есть кумиры в балете?

— Очень много. Наталья Дудинская, Марина Семенова, Алла Шелест, Наталья Осипова... Я познакомилась с Иваном Васильевым (известным артистом петербургского Михайловского театра. — Авт.). Даже репетировала с ним на «Синей птице».

— Дочь очень много знает о балете. Она любит смотреть передачу «Абсолютный слух» Геннадия Янина, где рассказывают об истории этого вида искусства.

— И что, раньше иначе танцевали?

— Конечно. Тогда ноги так высоко не поднимали — только 90 градусов и все, — делится девочка.

— Что самое сложное в балете?  

(Задумывается) Танцевать без эмоций. Есть такие роли. Мне нравится играть и злых, и добрых персонажей. И кошек — только я их ни разу не играла.

— Танцовщицам необходимо быть легкими и изящными. На диете приходится сидеть?

— Диеты у нас точно нет, — отвечает папа. — Просто правильное питание: мама — фанатка этого дела. Вера ест все, только в нормальном количестве. Единственное, в чем, возможно, ограничиваем, — это сладкое. 

— Очень люблю белый шоколад. Мне позволяют его есть утром.

— Чем занимаешься в свободное время?

— Люблю играть с куклами в балетную школу. Расставляю их в линию, и они тренируются. Хорошо все делают, стараются. Иногда куклы болеют, и я занимаюсь сама с собой. Еще играю на фортепиано и пою — ко мне домой приходит по субботам педагог по музыке. Мне это тоже нравится.

— Учительница говорит, что у нее абсолютный слух. Она наигрывает мелодию — Вера тут же повторяет. Ей все дается легко. 

Вместе с папой Кириллом, который сейчас также участвует в спектаклях, и своими игрушками-талисманами.

— Как стать лучшей балериной?

— Надо работать. После школы я дома сама занимаюсь: растягиваюсь, делаю упражнения.

— В балете самое главное — работоспособность. Задатки можно развить, — соглашается папа. — Для меня талантливый ребенок — тот, который любит работать. Бывает очень жаль дочку после четырех часов репетиции. Но когда вижу, как горят у нее глаза, сразу все забываю. Мне кажется, Вера нашла свое. 

— У тебя требовательные родители?

— Средне. А бабушка требовательна.

— Я дочке всегда говорю, чтобы получала от любого дела удовольствие. Не надо переживать, что не выиграешь. Ведь если тебе нравится то, чем занимаешься, это оценят и зрители, и судьи.

— Который час? — переживает Вера.

— Два часа.

— А точно?

— Два часа десять минут. (К нам) Дочь очень пунктуальна. Заставляет меня за полчаса привозит ее на тренировки. Когда приезжаем за пять минут, у Веры слезы.

— Куда собираешься поступать дальше?

— Пока еще не знаю. Или в минский колледж искусств, или в Санкт-Петербург.

— Предложений на самом деле даже сейчас очень много: Москва, Мюнхен, Берлин... Поэтому вопрос открытый. Вера еще маленькая — в колледж балерины идут с пятого класса, а она сейчас учится в третьем. Хотя некоторые уже зовут: дочь высокая для своего возраста и профессионально готова. Но здесь много нюансов. Настоящий педагог Марина Вежновец знает возможности Веры, а в любой иностранной академии дочь будет делать все с самого начала. Хотя уже сегодня она выполняет программу девушек 13—14 лет и ни в чем им не уступает. Конечно, с тобой могут заниматься индивидуально, но будет ли это или нет, никто заранее не скажет. 

— О чем мечтаешь?

— Встретить всех своих кумиров. И стать знаменитой балериной. Хочу танцевать в Английском Королевском театре «Ковент-Гарден», потому что там выступает Наталья Осипова. А может, буду, как Ирина Колесникова, танцевать сразу в трех театрах.

Наталья ЛУБНЕВСКАЯ

Фото Анны ЗАНКОВИЧ и из семейного архива героини

Выбор редакции

Экономика

Можно ли торговать в подземных переходах?

Можно ли торговать в подземных переходах?

Было время, когда люди, которые торговали в переходах, «ставили» на выходе из перехода человека, который предупреждал о приближении милиционеров.

Общество

Министр здравоохранения рассказал о состоянии медицины в стране

Министр здравоохранения рассказал о состоянии медицины в стране

В 2019 году медицинскую помощь в Беларуси оказывали на должном уровне.

Общество

В чем суть вишинга — одного из видов мошенничества

В чем суть вишинга — одного из видов мошенничества

С использованием социальной инженерии.