Вы здесь

Как обычный белорусский крестьянин спасал семьи из концлагеря


На днях в управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил обратился уроженец Барановичей. Игорь Гордейчик уже давно живет в Москве, но с Беларусью его многое связывает...


Доброволец-мотоциклист Иван БУРЕНИН (за рулем) с однополчанами на рубеже обороны Москвы, лето 1941 года.

Пока ведомство реагирует на его просьбу — ознакомиться с материалами процесса военного трибунала 1967 года в Минске по делу полицейских из так называемой украинской сотни Яроша в шталаге 377, который в годы Великой Отечественной войны располагался на станции Лесная под Барановичами, — мы связались с Игорем Николаевичем и узнали, почему его так волнует эта история.

Путь в рабство

Оказалось, что в годы войны в концлагере под Барановичами содержались самые близкие для Игоря Гордейчика люди: мама, бабушка и родной дядя. По доносу местного жителя, который сообщил полицаям, что муж Пелагеи Филипповны «защищает Сталина», весной 1943 года семья красноармейца из своего родного поселка Овсорок и деревни Полюдово, что в Калужской области, оставила родной край. Под обстрелом, в непосредственной близости от фронта, людей гнали к станции Зикеево Московско-Киевской железной дороги. Путь в рабство продолжалось в вагонах для скота, в которые едва проникал свет.

— По словам моей бабушки, люди страдали от жажды, тесноты и соседства с умершими, которых конвоиры не спешили убирать из вагонов, — рассказывает Игорь Гордейчик. — Не менее мучительными были и длительные стоянки в закрытых вагонах. Страшнее всего было детям, которых мамы утешали как могли. Угнетала узников неизвестность: куда их везут, какая судьба их ожидает. Больше всего они боялись попасть в Германию.

Под угрозой смерти

Но путь, который составлял около 900 километров, закончился для них под Барановичами — в шталаге № 337, находившийся на станции Лесная. Кроме мирных жителей, здесь содержались военнопленные, подпольщики и партизаны.

Как вспоминал один из заключенных, после заслуженный учитель Беларуси Лев Гуревич, которому посчастливилось убежать из лагеря, часть людей ночевала под открытым небом.

«В сутки нам давали миску баланды из гнилой картошки и 150 граммов хлеба, — рассказывал пленный. — Вскоре в лагере началась эпидемия сыпного тифа, которая не обошла и меня. Больных держали в отдельном бараке, в котором люди лежали на нарах друг на друге. Каждое утро оттуда выносили по 20—25 умерших. Только немногим, в том числе мне, удалось выжить».

«Отпустил» тиф и Бурениных. Но все время, проведенное за колючей проволокой, они находились под постоянной угрозой смерти: страдали от недоедания, издевательств украинских националистов, которые охраняли лагерь.

Объединение семьи: Николай и Людмила ГОРДЕЙЧИКИ.

Праведник

Бурениным повезло. Убежать из тюрьмы им помог Александр Гордейчик, который принудительно работал в лагере плотником. Жителю села Березовка, что в Барановичском районе, удалось вывести из лагеря не одну семью. Спасенные от голода и лагерного тифа, заключенные нашли убежище во дворах многодетного рода Гордейчиков.

— Этот скромный, сдержанный на эмоции белорус, который в итоге оказался моим дедушкой, стал ангелом-хранителем для измученных голодом, болезнями и страхом расправы узников шталага, — убежден Игорь Гордейчик.— Близко принимая к сердцу невзгоды людей, он проносил за колючую проволоку еду, лекарства, одежду, помогал, чем мог. Мне даже представить трудно, как ему, кроме всего этого, удалось освободить из неволи несколько семей с маленькими детьми, а потом разместить их в своем доме, у родственников. Для нас, потомков, дедушка остается праведником, героем, воином. И это несмотря на то, что он боролся с нацизмом невооруженным способом, не вникая в национальность и социальное положение тех, кого переводил за колючую проволоку.

Пелагея Буренина хорошо знала крестьянскую жизнь, поэтому быстро нашла свое место в хозяйстве большой семьи. Кроме того, помогала она и другим местным жителям.

После войны многие из заключенных, кого спас Александр Иосифович, навсегда остались в Беларуси. Другие оказались в Израиле, в разных регионах России. Их дети создали свои семьи — к счастью, линии поколений не прервались.

Так получилось, что после войны семьи Гордейчиков и Бурениных породнились. Старший сын отважного белоруса Николай, отец Игоря, женился на спасенной Людмиле Бурениной, дочери фронтовика, добровольца-мотоциклиста Ивана Буренина. Последний, кстати, нашел свою семью только в сентябре 1944 года. Даже не ожидал, что поедет за ними в белорусскую деревню, к человеку, который подарил вторую жизнь самым родным людям, к будущему свату.

Александр ГОРДЕЙЧИК, который спасал из концлагеря людей, с сыновьями Николаем и Вячеславом, 1972 год.

По фронтам — на мотоцикле

Но прежде Ивану Буренину пришлось пройти длинным военным путем. Причем по своей воле. Уже на второй день войны Иван добровольно пришел на призывной пункт Ухтомского военного комиссариата Московской области. Появился не один, а со своим верным другом — мотоциклом с коляской «Харлей-Дэвидсон», который он купил у знаменитого летчика-испытателя Валерия Чкалова.

В первые дни войны Иван Буренин находился в истребительном батальоне при райотделе НКВД города Люберцы. Вскоре был зачислен шофером-мотоциклистом в Ухтомский истребительный батальон войск НКВД, который был создан на базе работников Люберецкого завода сельскохозяйственного машиностроения имени Ухтомского. Между прочим, на этом предприятии за годы Великой Отечественной было произведено более 20 миллионов мин.

В составе 5-й мотострелковой дивизии на своем мотоцикле прошел боевой путь от Москвы до Кенигсберга. Несмотря на ранение, Победу Иван Буренин встретил в Восточной Пруссии. Но на этом для него война не закончилась. В мае — июне 1945 года в составе закаленных в боях соединений 39-й армии был переброшен к советско-монгольской границе. Под командованием маршала Малиновского участвовал в разгроме Квантунской армии. На стене крепости города Люйшунь, где завершил свой боевой путь, оставил надпись «Дошел до Кенигсберга и Порт-Артура». О войне потом всю жизнь напоминали высокие боевые награды, в том числе орден Красной Звезды и медаль «За отвагу», шесть благодарностей от Верховного Главнокомандующего.

— Мой дедушка неоднократно вспоминал один эпизод, когда он избежал плена и неминуемой гибели, — рассказывает внук фронтовика. — Однажды, выполняя боевое задание, он с командиром 879-го стрелкового полка майором Томиным неожиданно для себя и врага въехал в размещение немцев. Исход дела решили Божья милость, мастерство водителя и мгновенная реакция. Не подвела и техника, которая, кстати, была освящена — именно поэтому, по дедушкиным убеждениям, за всю войну с ней не было особых проблем.

О том, где находится его семья, живы ли они, Иван Буренин не знал: письма домой не доходили, никто не писал и ему. Но жена нашла выход.

После того как была освобождена Беларусь, Пелагея Буренина написала своей свекрови, которая осталась в Москве. Получив весточку от невестки, полуграмотная женщина догадалась перенаправить это письмо в действующую армию. Отлично сработала полковая полевая почта — и вскоре семья фронтовика воссоединилась.

Можно только представить, какой долгожданной была та встреча! Маленькие Толя и Люся сразу и не узнали отца, увидев статного военного с медалью «За боевые заслуги» на груди. Фронтовик был безмерно благодарен Александру Гордейчику, что тот не побоялся расправы и спас его семью.

Однако после войны человека, который приютил у себя не одну семью, раскулачили. От высылки спасло наличие большого количества детей, которых кому-то надо было кормить.

Посещение территории концлагеря, который породнил эти две семьи, с конца 1950-х годов стало для них ежегодной потребностью, долгом памяти. В деревне Березовка, что неподалеку от бывшего концлагеря, в свое время создали мемориальные кладбища, установленный на них обелиск свидетельствует — в годы войны на территории шталага было заживо погребено 88407 военнопленных, партизан и мирных жителей... И если бы не простой крестьянин по фамилии Гордейчик, эта цифра могла быть больше...

Вероника КАНЮТА

Фото из личного архива Игоря ГОРДЕЙЧИКА

Выбор редакции

Культура

Почему современное белорусское кино невеликое?

Почему современное белорусское кино невеликое?

Писатель и диссидент Андрей Синявский, когда рассказывал об утрированной мелочности советской «цивилизации», привел в пример повесть Михаил

Общество

Как проходил военно-исторический фестиваль «Мир-1812»

Как проходил военно-исторический фестиваль «Мир-1812»

Третий раз военно-исторический фестиваль «Мир-1812» на два дня перенес поселок более чем на два века назад.

Общество

Всегда ли выгодно оформлять больничный

Всегда ли выгодно оформлять больничный

Среди знакомых у меня есть много женщин, которые обращаются к врачу при любой болезни и при каждой возможности оформляют больничный лист.

Общество

Беларусь и Россия сблизили позиции по программе реализации договора о Союзном государстве

Беларусь и Россия сблизили позиции по программе реализации договора о Союзном государстве

Об этом заявил председатель Совета Республики Михаил Мясникович на встрече с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко.