24 сентября, понедельник

Вы здесь

В небольшой деревне около пущи создается туристический кластер


Остановиться зимней порой в домике близ Налибокской пущи — это похоже на мечты. С трех сторон — белые поля — и ничто не мешает всматриваться в даль. А еще с одной стороны, совсем близко, подступает мощная и таинственная пуща, которая манит неизвестными пока загадками... Житель деревни Белокорец Воложинского района Василий Шакун родился и рос здесь все детство. Однако позже была учеба в столице, работа по распределению в Вилейском районе — и еще сорок лет жизни и административной работы в самом Воложине.


Уже отмерив изрядный кусок земного пути, Василий Шакун все-таки решил вернуться в родной Белокорец, в дом родителей и дедов. Зарегистрировал здесь агроусадьбу «Налибокские васильки», начал работу над открытием музея конного транспорта в собственной сарае!.. И туристы, не только из разных уголков Беларуси, но и со всего мира, стали приезжать в старый, но по-своему современный дом, в его окрестности. Пример с рачительного хозяина взяли и некоторые другие коренные жители Белокорца или даже те, кто изначально приезжал на дачу — они также начали организовывать собственные интересные туристические услуги для заезжих гостей. Таким образом в деревне, которая еще вчера умирала, сегодня образовался отличительный туристический кластер. Думается, в этом смысле многие могли бы позавидовать Белокорцу и его жителям.

Шесть деревень Яцково: как вести миру

Чуть выше от деревни Белокорец по реке Ислочь располагается шесть деревень Яцково: Яцково-Замостные, Кончане, Корчемные, Млыновые, Подрезье, Пески. Легенда говорит, что по этим местам проходил когда-то святой Яцек-проповедник. Вместе с ним было несколько сотен человек, и они двигались от одной территории к другой, стараясь помирить между собой православных и католиков. В то время на эту местность нападали татары, а праздники Яцек нес благую весть о том, что нужно жить в мире и не воевать.

Интересно и то, что в ХV веке близ Налибокской пущи родился Николай Гусовский. Это произошло неподалеку от Ивенца, около деревни Королевщина в городке Усово (Гусово), — там, где начинает свое течение река Уса. Отец будущего поэта работал в Налибокской пуще. Поэтому Николай Гусовский писал «Песню про зубра», используя факты из жизни этой местности, — наблюдал, что делал отец, или даже ходил вместе с ним на охоту.

Белокорец на берегу Ислочи появился приблизительно в XVII веке. Случилось так, что в деревню из Воложина были направлены две семьи, которые между собой жили недружно: одни с фамилией Иодо, другие с фамилией Ботян — в некотором смысле это была высылка для них. Таким образом правый берег Ислочи был отведен для Иодо, а левый — для Ботянов. Первоначально это были основные фамилии в Белокорце, однако позже появились и другие.

Во времена Второй мировой войны многие здешние жители погибли. Все деревни, близкие к Налибокской пуще, имели связь с партизанами — и фашисты стремились уничтожить эти населенные пункты. В 1943 году большинство из них было сожжено.

Землю приобретали у графа Тышкевича

Бабушка и дедушка Василия Шакуна, Анастасия и Афанасий, съездив в Санкт-Петербург, заработали там золото, а когда вернулись в Белокорец, то приобрели у графа Тышкевича 25 десятин земли и начали обживаться. Бывшая постройка стояла как раз на том месте, что и современный дом Шакунов. И по сей день растут три мощные сосны, посаженные в то время. Деду дали приказ, чтобы на купленной земле он расчищал лес — граф забирал его и продавал. Пни можно было корчевать, делать поля, устраивать хозяйство.

— Мой отец в свое время служил кавалеристом в Войске Польском, — рассказывает Василий Шакун. — После успел недолго поработать у графа Тышкевича — был объездчиком. Занимался лесным хозяйством — надо было восстанавливать и местные деревни, и столицу, — поэтому в Налибокской пуще делалось много рубок и заготавливалась древесина. А освобожденные площади засаживали молодыми деревцами. В лесном хозяйстве было чрезвычайно много работы — приходилось создавать новые леса. Сегодняшняя Налибокская пуща на 80% — это те деревья, что сажали работники лесного хозяйства.

Нынешняя судьба родовой усадьбы

В послевоенное время в Белокорце были библиотека, магазин, медпункт, сельсовет, лесничество, правление колхоза, комбинат бытового обслуживания, начальная школа — все необходимые для жизни структуры, — и оставаться здесь было чрезвычайно перспективно. Однако позже начался массовый переезд сельских жителей в города, деревни пустели. Пожилые люди доживали век в родных домах, однако молодежь там не задерживалась. На сегодняшний день в Белокорце только два раза в неделю приезжает автолавка, которая привозит для местных жителей хлеб и что-то к хлебу. Свое хозяйство могут держать уже немногие. Однако жизнь неожиданно все-таки потекла по новому руслу на старом месте.

— Люди увидели, что в сельской местности можно что-то развивать и на частном уровне, — говорит Василий Шакун. — Хорошо, что появился указ Президента, который позволил заниматься агротуризмом. Отработав в государственном учреждении более 40 лет, я решил вместе с женой заняться этим делом. Ведь в нашей родовой усадьбе никого уже не осталось, родители ушли в иной мир. Стал ребром вопрос относительно судьбы этого здания — или его поддерживать определенным образом, или переезжать жить, или, чтобы оно не развалилось, продать кому-либо. Однако выбрать последний вариант рука не поднималась. Даже в мыслях такого не было, чтобы сбыть это имущество, чтобы не было куда вернуться, — родные места привлекали... На самом деле дом, оставшийся от родителей, очень привлекателен, и хозяйственные постройки рядом хорошие.

Решили зарегистрировать агроусадьбу, назвали «Налибокские васильки». На семейном собрании советовались: естественно, рядом Налибокская пуща, поэтому в названии нужно привязаться к местности, а «васильки» — ведь, просмотрев историю, заметили, что в семье перекликается имя Василий, оно передавалось из поколения в поколение.

В доме Василия Шакуна для гостей несколько комнат, которые имеют разные названия, а также особое интерьерное оформление. Это «польская» (сделанная по мотивам Западной Белоруссии), «садовая» и «советская» комнаты. Там находятся мебель соответствующих времен и интересные древние устройства. Кстати, везде много вышитых вещей, созданных руками матери хозяина.

В «польской» комнате стоит шкаф, сделанный еще во времена Западной Белоруссии и даже промаркированный мастером из Ивенца: указан точный адрес: Пилсудского, 31. Этот шкаф вместе с сундуком в качестве приданого когда-то привезла в дом мама Василия Шакуна.

Есть здесь и старые часы, и стулья, и швейная машинка давних времен.

— Мы стараемся придерживаться аутентичной отделки дома. Чтобы меньше было железа, пластика. Большинство предметов — деревянные. Осторожно сохраняем древние вещи, — говорит хозяин. — А в печке хозяйка исправно готовит различные блюда. Многие посетители никогда не видели, как действует такая печь, как управляться с вилами, с кочергой. Им интересно посмотреть.

«Польская» комната.

Рулька с шальбабоном и шурпа

Естественно, каждому туристу хочется попробовать местную еду. К тому же сделанную из тех продуктов, что выросли на дворе, без добавления каких-то химикатов.

— В первую очередь у моей хозяйки Марии Павловны заказывают, чтобы приготовила в чегунке в печи рульку с шальбабоном (фасолью) и панцаком. Когда такой горяченький горшок достаешь из печи, гости обычно остаются очень довольны, — говорит хозяин «Налибокских васильков». — Также готовим шурпу: на улице раскладываем костер и варим такой суп с дичью (с зеленью и с приправами), которая является чрезвычайно полезной. В ней много важных микроэлементов, которых нет у животных, выращиваемых в большом стаде или даже во дворе. Готовим колдуны, драники и много других самых разных местных блюд.

На приусадебном участке, в большом сарае, создается музей конного транспорта. Ведь от отца господина Василия сохранилось много конных приспособлений: он очень любил лошадей до последних дней жизни. Как для лета были самые разные вазы, так и для зимы разные сани — всех их можно увидеть в новом музее своими глазами. Имеются здесь и отличительные колокольчики, которые цепляли лошадям на хомут, когда ехали на праздники. Их называют шаргуны (в других местностях — это шараи, или бомы). Кстати, люстра в музейной комнате сделана из большого деревянного колеса от соломорезки, отделанного лампочками.

Усадьба выиграла один из грантов, участвуя в конкурсе под эгидой зеленого маршрута «Воложинские гостинцы». Таким образом, в рамках проекта «Содействие развитию на местном уровне в Республике Беларусь», который финансируется Европейским союзом и реализуется Программой развития ООН, происходит финансирование открытия музея конного транспорта.

Пеший, велосипедный, конный, водный маршруты!

Рядом с Белокорцем проходят интересные маршруты — пеший, велосипедный, конный, водный, — есть разные возможности отдохнуть. Много людей приезжает сюда из Минска. Раньше было много российских туристов, сейчас лидеры среди гостей — поляки, которые приезжают сюда многократно, ища в Беларуси свои корни, родные деревни, могилы родственников. Здесь им помогают проводить такие поиски, ведут переписку. Много посетителей наведываться и из Европы — немцы, шведы, итальянцы, французы, гостили даже путешественники из Азии и США.

Неподалеку от «Налибокских васильков» расположились и другие агроусадьбы Воложинского сельского совета. И все их хозяева дружат между собой, иногда направляют друг к другу туристов, чтобы заинтересовать всех без исключения приезжих.

Рядом проходит экологическая тропа, по которой могут путешествовать в том числе и люди с ограниченными возможностями. В самой пуще есть экотропинка под названием «Сябринский перекресток»: там рассказывается о самых разных растениях, встречающихся по обеим сторонам тропинки, о пейзаже, о ландшафте и о животных. Тропинка учебная, ей пользуются как взрослые, так и дети.

Около тропы есть вольер, где в зимнее время можно увидеть зубров, которых заманивают специальной прикормкой. Рядом находятся и глухариная ферма, вольер по передержке диких животных, например оленей.

По живописной реке Ислочи много сплавляются на лодках, байдарках, каяках. А в самом Белокорце семья Щеголевых (усадьба «Домик на Ислочи») недавно начала заниматься лодочным сплавом. Имеется собственная флотилия, хозяин выступает в качестве инструктора: сплавы по Ислочи получаются очень интересные.

* * *

Стоит рассказать и об отличительном велосипедном маршруте. Можно приехать в самый западный пункт Воложинского района — деревню Богданово (на железнодорожную станцию ​​Богданов из Минска электричкой до Молодечно, далее поездом Молодечно—Лида). Там и начинается велосипедный маршрут «Воложинские гостинцы». Путь пролегает через Налибокскую пущу, по обеим сторонам тропинки видны различные исторические и природные памятники. Проезжая через Белокорец, путешественники попадают в Яцково, пересекают реки Ислочь, Волму, берут направление в сторону Ракова, Радошковичей, а там опять садятся на электричку (Молодечно—Минск). За день такой маршрут не одолеть — по дороге придется раз или два заночевать в одной из усадеб или, в теплое время, в своей палатке...

Кажется, не все мы знаем, что в нашей стране есть такие интересные вещи. Они манят даже туристов из дальнего зарубежья. Не пора ли и нам самим планировать следующую поездку?

Нина ЩЕРБАЧЕВИЧ

Воложинский район

Комментарии

Обязательно надо съездить летом. Очень интересно. Очень люблю такую вот аутентичную обстановку. Но в условиях квартиры особо не разгонишься. Купила на Виолити старинный комод и напольные часы, в бабушкиной деревни - домотканый коврик и два пледа. Еще кое-что от самой бабушки досталось. Но в этой усадьбе все настоящее, даже кухня , так что думаю поездка сюда того стоит

Оставить комментарий

Выбор редакции

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.