Вы здесь

Сигизмунд Корибутович (1385—1435)


Он мог стать королем Чехии, но не стал. Так сложилось, что Сигизмунд Корибутович оказался в центре политических событий, которые потрясли мир Европы в 1420-х годах. Судьба этого человека необычная, а потому и трагическая. Казалось, он так и не нашел своего места в жизни, искал его, а после решил завоевать его оружием.


Ему не досталось богатое наследие от родителей князя Дмитрия Корибута Ольгердовича и Анастасии Олеговны Рязанской. За сопротивление себе Витовт отнял у Дмитрия Корибута его владения Новгород-Северский, Новогрудок и Лиду. А после смерти отца осиротевший подросток воспитывался при дворе Ягайло. Его ждала незавидная судьба служебного князя, который должен жить по милости своего господина. Он возглавил хоругвь в знаменитой Грюнвальдской битве, участвовал в войне с Тевтонским Орденом в 1414 году. Набрался военного мастерства и опыта. Наверное, поэтому в 1422 году Витовт, которого чехи выбрали своим королем, и послал Сигизмунда Корибутовича во главе пятитысячного войска своим заместителем в Прагу. Чехия восстала против императора Сигизмунда I, который, кстати, поддерживал Орден в его притязаниях на Жемайтию. Витовт заявил: «Желая отомстить за обиду моему врагу, королю Сигизмунду, выслал в Чехию братанка Сигизмунда Корибутовича, чтобы мой враг Сигизмунд понял, кого захаял, знал, что у нас есть сила и отвага, и перестал в конце концов докучать своими преступными действиями». Витовт не собирался быть чешским королем, а чехи и Сигизмунд Корибутович рассматривались как средство давления на императора. Пражанам Сигизмунд запомнился помилованием мятежников, когда один из них на казни бросил ему в лицо: «Будешь палачом, если это тебе мило».

Император Сигизмунд возмущался и просил Ягайло повлиять на его братанича, который помогает чехам, «защищает их от верных» (императорских воинов). «А это не что иное, как открытая война против Бога, веры и святой религии». Сигизмунд Корибутович попал в ряды злейших врагов императора. Единственное средство нейтрализовать литвинского князя это уступить Витовту. И как только император признал Жемойть за ВКЛ Витовт вывел свой корпус из Чехии. Корибутович стал не нужен. Только чехи не забыли о нем и просили Витовта отпустить Сигизмунда Корибутовича в Чехию, чтобы тот принял королевскую корону. Витовт отказал им. Тогда Сигизмунд Корибутович летом 1424 года во главе собранного им отдела в 1300 человек вернулся в Чехию, как «волонтер свободы».

Теперь он вел себя как настоящий гусит последователь реформаторских идей Яна Гуса. На глазах жителей Праги принял причастие по гуситскому обряду и был выбран ими «паном хозяином» Праги. Папа римский Мартин V объявил Сигизмунда Корибутовича еретиком и назвал человеком без чести и веры. Хотя сам «еретик» не переживал от такого обвинения, так как гуситом он стал по глубокому убеждению, видя уже прогнилость тогдашнего католического костела и обман его служителей. Он, как и гуситы, жаждал восстановления католической церкви, возвращения к идеалам раннего христианства. Позже даже вызвал на диспут католических теологов, которые уклонились от его вызова.

Сигизмунду удалось примирить два течения гуситов умеренных чашников и радикальных таборитов во главе с прославленным полководцем Яном Жижкой, который признал его власть. После смерти Жижки Сигизмунд Корибутович возглавил чешское войско и под Устем 16 июня 1426 года разбил императорское войско. На свою беду, Сигизмунд Корибутович хотел объясниться с императором, что пражане приняли за измену и заточили своего «пана хозяина». Власть в Праге захватили табориты и под конвоем выслали Сигизмунда Корибутовича из Чехии. Теперь он был не нужен ни королю Ягайло, ни Витовту, ни вчерашним друзьям-чехам. Он собрал вокруг себя таких же «волонтеров свободы», отряд воинов привел князь Федор Острожский, и с этими силами в 1430 году захватил польский замок. Там он установил специальную «гуситскую республику». На его предложение провести диспут, краковский епископ Збигнев Олесницкий в назначенный день закрыл краковские костелы. А пока Сигизмунд находился в Кракове, брат Олесницкого завладел Глиницей. Сигизмунд Корибутович не стал ввязываться в борьбу за этот замок, а во главе своего воинства вместе с таборитами воевал против императорской армии, воевал за свободу чехов. А на его родине началась война между Сигизмундом Кейстутовичем и Свидригайло Ольгердовичем. Первого поддерживали поляки, а второго  русины, а литвины сражались за обе стороны. Вот и решил Сигизмунд Корибутович поддержать Свидригайло Ольгердовича против польского ставленника. Схизматики-русины были ему ближе, чем католики-поляки и литвины.

Орден позволил ему проезд через свои земли при условии обучения орденских рыцарей приемам таборитской тактики. Так вот он год и учил в Риге крестоносцев воевать, как табориты, и то потому, что они были союзниками Свидригайло.

Вместе с крестоносцами и своими воинами Сигизмунд Корибутович пришел на помощь Свидригайло Ольгердовичу, который передавал ему начальство над своим войском.

1 сентября 1435 года на реке Святой оба вражеских войска встретились. Армия Сигизмунда Кейстутовича была укреплена 12-тысячным польским корпусом. Не желая проливать кровь, Корибутович и на этот раз хотел примирить враждующие стороны. Но его мирное предложение Сигизмунд Кейстутович отклонил. Тогда он обратился к Свидригайло: «Жаль проливать братскую кровь, уничтожать такой великолепную цвет рыцарства христианского, лучше согласиться, если обе стороны не смогут примириться, пусть согласятся на правильный суд кесаря, папы, кого-нибудь из христианских королей, известных справедливостью». Наивный романтик! Свидригайло также отклонил его предложение.

За свою наивность он и погиб. Поскольку из-за дождей река Святая вышла из берегов и затопила прибрежную местность, Сигизмунд Корибутович решил отвести армию на другую позицию. Он не мог представить предательского удара поляков в спину. Верил в их рыцарское достоинство, а они переправились через реку и напали на отходящих воинов. Те не смогли перестроиться и стали жертвами безжалостного побоища (неслучайно люди назвали это место Пабойка). Сигизмунд Корибутович не убежал спасаться, а до последнего вместе со своими «волонтерами свободы» бился с врагом, спасая других от смерти. Раненный в голову и шею, он попал в плен. На вопрос, почему он не спасался, ответил: «Честь выше жизни ставлю и позором побегов не хотел покрыться». По приказу Сигизмунда Кейстутовича его оставили без помощи, и он скончался. Наивный романтик, которому не было места в том жестоком мире, в котором забыли про честь и достоинство.

Витовт ЧАРОПКО

Оставить комментарий

Выбор редакции

Калейдоскоп

Чем удивила Белорусская неделя моды

Чем удивила Белорусская неделя моды

Познакомиться с новинками от белорусских дизайнеров можно было на неделе моды, которая проходила в Минске с 7 до 11 ноября.

Общество

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

«Не бросай меня на даче», «Я тоже хочу встретить Новый год дома» — такие трогательные слова видели жители Москвы на билбордах с социальной рекламой о бездомных животных. 

Культура

«Лістапад» назвал победителей — все возвращается на круги своя

«Лістапад» назвал победителей — все возвращается на круги своя

Наряду с сладостным упоением кино на «Лістападзе» всегда идет интрига — что и кого международные составы жюри назовут лучшими и с какими формулировками.

Спорт

Как белоруска Вера Хващинская стала лучшей на континенте в русских шашках

Как белоруска Вера Хващинская стала лучшей на континенте в русских шашках

Вера Хващинская начала выступать во взрослых турнирах по шашкам в 15-летнем возрасте.