Вы здесь

Как стать скаутом?


В январе 1988 года несколько энтузиастов, которые прочитали в одной из газет заметку о малоизвестном у нас на тот момент движении скаутов, собрали в столичном парке имени Горького небольшую группу детей. Результатом встречи стало создание первого белорусского скаутского патруля «Орлы», в составе которого было девять человек. А уже в конце года в Минске появилась и первая дружина под названием «Форт-Немига». Чем сегодня живет организация, как стать ее членом и что такое сдача «на перо», рассказала комиссар по обучению и тренингу Белорусской республиканской скаутской ассоциации (БРСА) Мария Жук.


Обязательная утренняя процедура в лагере — построение.

Когда движение затягивает

— Сама я присоединилась к движению в 1997 году в возрасте 11 лет, — улыбается Мария. — Училась в школе, и к нам пришел один из лидеров организации, который рассказал о том, чем у них занимаются ребята. Как только я услышала слова «костры, палатки, походы», то поняла, что это мое. Каждое лето в детстве проводила в деревне или на даче, мне это нравилось, поэтому идея захватила. Правда, на первых занятиях немного удивилась — мы никуда не пошли, а вместо этого начали разбираться с основами скаутинга: учили историю организации, ее законы, зарисовывали узлы, изучали виды костров, участвовали в развивающих играх. Так прошел целый год, и только потом, когда каждый имел толстую списанную тетрадь с теорией, мы впервые отправились в лагерь.

В 11 классе Мария создала собственный патруль — в течение года он активно действовал: ходил в походы, на выставки, ездил на экскурсии. «Скаутское движение — это не только лагеря, оно направлено на развитие всей личности: знаний, умений, интеллектуальных и духовных ценностей», — утверждает девушка. Но после поступления в институт студенческая жизнь настолько затянула Марию, что от скаутства пришлось отказаться. Вернулась случайно — на 20-летие организации бывшую активистку пригласили принять участие в торжественных мероприятиях, и после визита она поняла, что не может без этого жить. Во второй раз девушка пришла на «взрослую» должность — начала участвовать в обучении молодежи, проводила семинары и тренинги для лидеров.

— Теперь я разрабатываю комплексную систему работы со взрослыми, — говорит комиссар. — Во Всемирной скаутской организации есть свои требования к этому, и мы стремимся им соответствовать. Это не так просто, так как скаутинг — волонтерская деятельность, денег за нее не получают, программа направлена ​​на развитие личностного роста. Обычно взрослые работают в трех направлениях: непосредственно работа с детьми (руководство отрядами и дружинами), с другими взрослыми (организационная поддержка, тренинги) и работа в структуре организации (в качестве секретарей, бухгалтеров и так далее).

Немногие знают, что Вифлеемский огонь в Беларусь привозят именно скауты.

От квестов до бала

— Мы делаем много дел помимо организации лагерей, о которых многие знают, — утверждает Мария. — Центральное место в нашем движении занимают обещания и законы, вокруг них все и строится. Но и природа — очень важный элемент, мы хотим, чтобы молодежь училась жить в гармонии с ней. Тем более это актуально для современных мальчиков и девочек, которые иногда в десятилетнем возрасте видели животных только на картинках. Но выезды в лес — далеко не единственный элемент нашей работы. В течение года мы собираемся на базе школ, центров детского творчества и придумываем новые проекты. Это могут быть и городские квесты, и социальные акции (например, каждую весну мы участвуем в Неделе леса, которую организует Министерство лесного хозяйства, — под Столбцами за эти годы вырос целый «скаутский» лес в несколько гектаров), и передача Вифлеемского огня, который по странам мира развозят скауты. А еще есть скаутский бал — очень красивое мероприятие, которое мы проводим в канун Нового года. Арендуем зал во Дворце детей и молодежи, а ребята сами, без участия профессионалов, проводят репетиции, подбирают танцы (как классические, так и современные), ну а потом — выступают.

Скаутская организация сегодня — это более 1,1 тысячи участников по всей стране: как взрослых, так и детей. Самые большие подразделения действуют в Минской, Гродненской и Брестской областях. Отдельно можно выделить хорошо известную среди белорусских скаутов Сморгонскую дружину, которая недавно отметила свое двадцатилетие. На востоке страны действуют преимущественно небольшие группы. Присоединиться к организации просто, если в населенном пункте уже существует отряд. Нужно связаться с секретарем или главным скаутом и прийти на занятия. От ребенка требуется только желание и заявление о вступлении в организацию, а также вступительный взнос в размере 15 рублей (далее ежегодно нужно платить по 10 рублей). Если до места дислокации ближайшей дружины далеко, единственный вариант — создать собственную. Но это не так просто — нужно иметь хотя бы двух или трех взрослых, которые согласятся пожертвовать частью своего свободного времени. Марина признается, что в организации остаются не все, — когда речь заходит о скаутских законах и традициях, кто-то понимает, что это не его.

Хороший костер организует только настоящий мастер!

Зачем «волчатам» перья?

— Лагерь — центральное мероприятие летней компании, — рассказывает Мария. — Мы организуем их уже много лет, поэтому никаких особых сложностей не возникает. Сейчас приходим к тому, чтобы это мероприятие проходило в виде Джамбори — мирового скаутского слета, который ежегодно проводится в разных странах мира. Есть подобные мероприятия на региональном уровне (например, в нашем, Евразийским, участвуют девять стран). Белорусский скаутский лагерь — это фактически национальный Джамбори — на него приезжают дети со всех уголков страны. Участие в мероприятии принимают 200—250 человек.

Большую часть времени в лагере занимают повседневные дела: приготовление пищи, заготовка дров, дежурство. Но параллельно также проходят занятия. Дети и подростки продолжают изучать теорию и осваивать скаутские специальности. Причем гендерная принадлежность почти не имеет значения: есть как девушки, прекрасно освоившие пионеринг (технику создания разнообразных зданий из веревок и шестов), так и ребята, которые хорошо стряпают. Кроме этого, большую часть времени занимают игры: «Острова», «Свисток», «Ким». Нередко вечерние посиделки у костра меняются «Журавлями и точками», когда каждый отряд готовит свое выступление, в котором рассказывает о событиях дня (это может быть переделанная песня, юмористический номер или танец), а каждое выступление вместо аплодисментов приветствуется громкими кричалками.

— Есть еще «сдача на разряд», — рассказывает Мария. — Для каждого возраста у нас прописаны цели развития, они указаны в рабочих тетрадях, которые выдают скаутам. Так, для «волчат» и «бельчат» (мальчиков и девочек 6—10 лет) это и практические умения, например разведение определенных видов костров, и общечеловеческие — скажем, «не огорчаться при поражении». Взрослые наблюдают за тем, как дети все это выполняют, а после группа обсуждает, действительно ли участник достиг своей цели. Если все согласны, — в тетрадь вносится пометка, а когда все пометки собраны, скауту присваивается новое звание и вручается специальный знак.

Скаутской маскировке во время игр позавидовали бы и настоящие индейцы!

Нельзя не сказать и об испытаниях. Многие скауты откликаются на приглашения проверить свои способности в разных направлениях. Один из таких конкурсов — «бумеранг». Его суть в том, что взрослый вместе с ребенком, глаза которого завязаны, отходит на некоторое расстояние от лагеря. Подростку нужно сориентироваться на местности, понять, где он находится, и вернуться в команду. Взрослый при этом, конечно, только наблюдает, но не помогает.

Или еще один пример — «перья». «Одно перо» — это простое «молчание», которое сдают младшие, — надо несколько часов ничего не говорить. Для старших (от 12 лет) задание более сложное: скауты берут минимальный набор нужных вещей (спички, воду, нож, веревку и спальник или туристический коврик на выбор) и группой идут в лес на одну ночь. Их задача — постоянно молчать, переночевать и вернуться в лагерь. Кушать можно только то, что найдут в лесу, например ягоды. За этим испытанием также следят взрослые. По словам Марии, самое сложное в «сдаче на перо» — не проговориться, большинство «горит» как раз на этом.

Ярослав ЛЫСКОВЕЦ

Выбор редакции

Общество

Работа по возвращению имен жертв концлагеря Штуттгоф не прекращается

Работа по возвращению имен жертв концлагеря Штуттгоф не прекращается

Имя отбирали: если в регистрационный барак входил человек, то уже из следующих дверей выходил номер.

Общество

Какой вред могут принести безобидные игрушки?

Какой вред могут принести безобидные игрушки?

В сегодняшнем быту невозможно обойтись без химических продуктов.

Жилье

Как доказать, что сосед следит за вами, а не за ворами

Как доказать, что сосед следит за вами, а не за ворами

Подобные обращения от физических лиц — не редкость.

Спорт

Баскетболист Бенджамин-Павел Дуду: В Гане меня называли белым

Баскетболист Бенджамин-Павел Дуду: В Гане меня называли белым

Мама Бена — белоруска, отец — уроженец Ганы.