17 августа, пятница

Вы здесь

История женщины, которая прошла наркозависимость и колонию


В старенькой квартире слышны уверенные детские шаги. Темноглазый мальчик прыгает по комнатам, но все равно старается не отходить далеко от мамы. По его пониманию, это самый надежный, добрый и сильный человек в мире.

Для Анны (фамилия не называется по просьбе героини. - Авт.) право быть с сыном - победа над собой и над теми взглядами, которые сложились в обществе о родителях, «чьим детям лучше будет жить в интернате».


Не бывает безнадежных людей

«Когда родился Давид, нас долго не выписывали из больницы. Врачи относились внимательно, однако я все время чувствовала ужас. Боялась, что снова заберут сына, как это уже было однажды», - так женщина начинает свою историю.

У социальных служб были основания пристально следить за молодой матерью. В глазах людей она была «неблагонадежных особой» с темным прошлым, сложным детством и судимостью. Обо всех этих обстоятельствах Анна рассказывает просто, не прихорашивая, но и не принижая того, что было. Она надеется, что пример ее жизни поможет другим поверить - не бывает безнадежных людей и ситуаций.

- Мы жили в той части города, откуда редко кто «выбивается в люди». С детства видела пьяные застолья, драки. С сестрой и братом были оставлены на самих себя. В школе дети над нами смеялись, бывало, что не было одежды и принадлежностей, чтобы пойти на уроки.

В шестом классе девушка бросила учебу, чуть позже на семь лет уехала в Минск искать новые возможности, а в итоге связалась с «плохой компанией».

- Тогда я мало задумывалась, что можно делать, а что нельзя. Жизнь воспринималась как азартная игра, где нужно постоянно проверять свою ловкость. Так начала воровать, впервые попробовала наркотики и стала зависимой. Оглядываясь назад, удивляюсь: «Боже, неужели мне тогда ни разу не приходила мысль, что жизнь может вернуть поступки бумерангом?»

В том городе, где все уже пустыня...

Это строка из стихотворения, которое Анна однажды написала, еще не зная, что оно станет в каком-то смысле пророческим.

- В 2011-м меня посадили в тюрьму за хранение наркотиков. Когда пришла милиция, нас в квартире было трое - я, сестра и брат. Взять вину на себя мне показалось благородным поступком, совсем как в кино. Однако три года прошло и ни брат, ни сестра не подумали меняться.

Место заключения действительно напоминала пустыню - там тоже не ощущалась жизнь. Одинаковые дни, многие женщины выглядят и ведут себя, как роботы. Не сказать, что Анну считали отщепенцем, благодаря веселому характеру она часто становилась «душой компании».

Во дворе колонии выделялись две постройки. С одной стороны был клуб, с другой - церковь.

- Даже не знаю, почему пошла к храму. Однако выстояла всю службу, хотя ощущение было такое, будто разрываюсь на части. Удивительно, до того дня я не считала себя верующей. Однажды к нам приехал священник из Гомеля, почти все обитатели колонии пришли за благословением. Помню, особенно поразил его взгляд - вокруг женщины с тяжелыми судьбами, а этот человек смотрит на них с такой жалостью! Тогда, наверное, я и поняла, что Бог не в словах, Он в такой бескорыстной любви в глазах.

Путь к себе

Пока Анна отбывала срок заключения, Богдана - ее первого ребенка - забрала приемная семья. Когда женщина вернулась в Барановичи, то сразу попыталась найти сына. Она не была официально лишена родительских прав, однако приемные родители считали, что им не стоит видеться.

- Я понимала, что «потеряла лицо» перед обществом и это уже не забудут и не простят. Но уже тогда знала: хочу измениться! Вначале существовал даже какой-то специфический азарт: «Ах, вы не верите, что такое возможно? Что ж, поменяюсь вопреки вашим представлениям!»

Женщина устроилась работать на швейную фабрику. За ее поведением был пристальный надзор, как за обязанным лицом. Из зарплаты высчитывалась сумма долга за содержание Богдана в интернате и плата за жилье - оказалось, что три года никто из домашних не оплачивал коммунальные услуги. Кроме того, в бригаде узнали о прошлом коллеги и начались косые взгляды.

- Однажды я опоздала на работу на 15 минут и получила миллион рублей штрафа. Если учесть, что зарплата и так невелика, решение контрольных служб оказалось серьезным ударом. Потом словно нашло какое-то одурение: среди ночи собрала вещи в пакет, поймала первую «попутку» и подалась в Москву.

Жизнь словно началось с чистой страницы. Анна работала диспетчером, частично зарабатывала сама, частично была на содержании мужчины, с которым однажды познакомилась. Тот очаровал ласковым обращением, у пары родилась дочь...

После этого отношение мужчины поменялось. Он потерял к любовнице интерес, дочь отобрал и увез к своим родственникам. Начал бить, забирать деньги. Дошло до того, что однажды, уже беременная Давидом, Анна просто сбежала из дома...

Судьба и надежда

- Страха перед милицией не было - знала, что смогу родить даже в колонии, зато мы с сыном будем живы и в безопасности. Куда более беспокоило, что этого ребенка тоже отберут и я никак не смогу сопротивляться. По номеру учреждения по оказанию помощи в сложной жизненной ситуации «Судьба и надежда» позвонила без всяких надежд. Ответила Ирина Логвин. Прежде всего она расспросила о нынешнем состоянии, посоветовалась, какой результат хочу получить. Ничего важнее Давида у меня тогда не было.

Волонтеры организации подсказали занести документы на ребенка по месту работы. Таким образом Анна получила материальную помощь. После выписки из больницы семья некоторое время жила на съемной квартире, однако средств не хватало, и Анна вернулась в родительский дом. Как могла, сделала там ремонт. Все это время ее материально поддерживала «Судьба и надежда».

- Конечно, к нам ходили комиссии от различных учреждений. Проверки нервировали, но Ирина объясняла, как надо себя вести, советовала делать копии документов, не подписывать бездумно бумаги. Я знала, что получу продукты, лекарства и психологическую поддержку. А еще - не хотела подводить людей, которые поверили в меня.

Осмотрительность и безупречное поведение дали свои плоды. Женщину сняли с учета в наркологическом диспансере, в августе удалось организовать день рождения для Богдана и получить разрешение видеться с ним. Пока что забирать мальчика обратно рискованно: семья Анны все еще находится на учете СОП (социально опасное положение. - Авт.).

- Вижу, что приемная семья любит моего сына, заботится о нем. Хотелось бы быть рядом, но понимаю, что пока ему будет там лучше.

На сегодня самая большая проблема нашей героини - жилье. В квартире живет брат Анны, и свое поведение он менять не собирается. Женщина вынуждена терпеть, пока за соседними дверями гуляет пьяная компания. Однажды она не выдержала и позвонила в милицию. Как результат - ничего не изменилось, зато ее и Давида поставили на учет СОП. Тем не менее в будущее мать смотрит с оптимизмом.

- Весной к нам должна прийти очередная комиссия. Надеюсь, мы оставим хорошее впечатление. Потом у меня закончится декретный отпуск, Давид пойдет в садик. Возможно, я смогу больше зарабатывать, так как пока после всех выплат наша семья должна жить на 130 рублей в месяц. Помогают волонтеры, однако они не могут выделять постоянную материальную поддержку. Вместе с организацией «Судьба и надежда» пишем письма в органы власти, просим отдельное жилье. Я понимаю, как трудно, оказавшись «на дне», вернуться к обычной жизни. Однако же есть те, кто хочет меняться! Ищите возможности, ищите неравнодушных людей, и судьба пойдет вам навстречу. Для себя уже решила: если получится, буду тоже помогать людям. Консультировать, поддерживать - давать все то, чего так не хватало в самом начале моего пути.

Просить помощи не стыдно

Юридически учреждение «Судьба и надежда» существует второй год. Специалисты ставят своей целью оказывать всестороннюю поддержку семьям и гражданам, которые хотят преодолеть или предупредить сложную жизненную ситуацию. Каким образом это сделать, мы поговорили с Ириной Логвин, одной из организаторов благотворительного учреждения.

- Ирина, расскажите, каким образом возникла идея консультировать семьи в кризисном положении?

- Все началось с проекта поддержки молодых мам. В большинстве случаев причиной отказа от ребенка было не столько нежелание его иметь, сколько социальное бремя. На то время благотворительные организации работали по узкой специальности, и мы решили охватить направления, по которым в Беларуси мало кто работает.

- Какую помощь предлагает «Судьба и надежда»?

- Помогаем материально, правовой консультацией и эмоционально-психологической поддержкой. Мы не решаем все проблемы клиента - это невозможно. Но разрабатываем алгоритм выхода из кризиса, помогаем реализовать все социальные гарантии, которые предлагает государство. Основное правило - не давить на человека. Выбор он делает сам, может даже отказаться от борьбы. Срочную материальную поддержку оказываем, однако основная наша работа - помочь составить запросы в государственные учреждения.

- Почему так трудно бывает получить официальную помощь?

- К сожалению, в обществе, в том числе среди ответственных лиц, существует мнение, что жалобщик «сам виноват». Мол, не надо было делать глупостей - не страдал бы сейчас. Но сделанного не воротишь. Если оставить человека наедине с бедой, он начнет скатываться дальше.

- Из любой ли проблемы можно найти выход?

- Наша страна предлагает разностороннюю социальную поддержку. Другое дело - законодательство не может предусмотреть все случаи, поэтому складываются «тупиковые ситуации». Как пример могу привести историю Анны. Да, мы многого добились, но некоторые вопросы до сих пор открыты. Социальный центр не выдает материальную поддержку, так как мать - обязанное лицо. По этой же причине Анна не может устроиться на более престижную работу, да и семейная ситуация не добавляет симпатий у потенциального нанимателя. Так что остается только писать запросы и просить законодательный алгоритм выхода из кризисного положения.

- Как нужно правильно просить помощи?

- Прежде всего - успокоиться. Не принимать необдуманных решений. Некоторые клиенты на эмоциях выкрикивают: «Вы меня несправедливо обидели, сейчас пожалуюсь в Администрацию Президента!» Это ложный путь. Надо начинать с запроса в ту инстанцию, где вам отказали, сделать копию ответа и писать следующий запрос в районные органы, потом, если проблема не решена, в область и так далее. Человек из министерства видит вашу проблему впервые и не поедет разбираться с ней сначала. Бывает, проблема решается, как только клиент получает информацию, к кому нужно обратиться.

Рогнеда ЮРГЕЛЬ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Экономика

Когда  на Могилевщине повысятся надои?

Когда на Могилевщине повысятся надои?

Корреспондент «МС» попыталась разобраться.

Калейдоскоп

Веселые истории наших читателей

Веселые истории наших читателей

Про жатву, Мулявина и налогового инспектора.

Общество

Какой потенциал имеют белорусские болота?

Какой потенциал имеют белорусские болота?

В болото либо сразу влюбляешься, либо не принимаешь его.

Общество

Результаты на ЦТ оценивались по двум методикам

Результаты на ЦТ оценивались по двум методикам

Но сертификаты абитуриенты получили с баллами по прежней системе подсчетов.