18 августа, суббота

Вы здесь

Малая родина — это не только «красная груша над дедовским домом»


Год малой родины, которым объявил 2018-й на прошлой неделе глава страны, скорее всего, станет самым искренним из всех, что были до него. В итоге, думаю, получится много интересных, очень добрых дел, так как то, что делается с душой, всегда получается так, как задумано. К месту, где родился, где стоял (а если повезло, стоит и сегодня) родительский дом, всю жизнь чувствуешь теплоту и любовь, где бы ты ни жил, в какие бы великие люди ни выбился. А еще, особенно если малая родина — небольшая деревня, которая тихо умирает своей смертью, щемит душу неизбывное чувство вины, что ты ее, отправившись однажды в поисках лучшей доли, уже тогда, когда еще звенела улица голосами, сидели бабушки на скамейках и возвращалось вечером с поля большое деревенское стадо, оставил с этой смертью один на один.


Сейчас как раз хорошее время, чтобы объявить такой год. Люди, для которых малая родина не пустой звук, которые испытывают те же любовь, теплоту и вину, которые имеют возможности, силы и средства для своего родного угла что-то сделать, сегодня в самом расцвете. Это поколение, которое в 70-х, 80-х, начале 90-х массово уезжают из деревень, оставляя свою малую родину фактически без будущего, без продолжения. И теперь они... Впрочем, почему «они»? И сейчас мы, чтобы самим себе и другим доказать, что мы свою родину не предали, пытаемся сделать для нее хоть что-то полезное (посадить возле дома молодой сад, например). Так что мероприятия объявленного года пройдут, думаю, успешно. Кто-то на малой родине подправит разрушенный забор возле родительской усадьбы, а кто-то забор поставит по всей деревне за собственные средства.

От этого уверенного предчувствия хорошо на душе, но скребет по ней одно также уверенное знание. Если бы мы объявили Год малой родины в 2038-м, например, полагаться на человеческий подъем и одухотворенность уже бы не приходилось. Ведь выросло целое поколение провинциалов, которые к месту, где родились, относятся если не с презрением, то точно безразлично: в семнадцать лет стряхнут родную пыль с ног — и слава богу. И нечего особенно вспоминать и жалеть. Чувство вины — о чем вы говорите? Перед чем и перед кем кто виноват? Спросите у сегодняшних 25-летних, что приехали с периферии и прижились в большом городе, как часто они бывают в родных местах, у родителей, которые еще молодые, живые и здоровые. Ответ у большинства будет — «Нечасто, разве что на праздники. Что там делать? Одиночество, провинция...»

Что получилось именно так, а не иначе, не виноват, пожалуй, никто. Время сейчас такое, по всему миру дети отрывают от себя корни, которые препятствуют идти к поставленной цели. Но, возможно, Год малой родины — хороший повод поразмышлять о том, что можно сделать, чтобы в недалеком будущем не иметь общества равнодушных и непомнящих.

Любить, а тем более уважать, можно только то, что хорошо знаешь. К малой родине это относится даже больше, чем к другим понятиям. Ведь малая родина — это не только «красная груша над дедовским домом». Это еще и знание истории именно этого куска земли, его представлений, происхождения его названий, смешных и поучительных случаев с участием твоих земляков, судеб этих людей. Из такого знания рождается гордость — еще один чрезвычайно важный компонент любви к родной земле. Но это знание именно про свою родину (если это не большой город с богатым прошлым) не найдешь ни в учебнике истории, ни даже в вездесущей «Википедии».

Три года назад в редакции «Звязды» мы проводили круглый стол, в ходе которого говорили о значимости развития практического краеведения непосредственно на местах, о том, что оно может стать стержнем патриотизма в нашем молодом государстве. Участники дискуссии говорили о том, как важно приобщать к этой работе учащихся, устраивать небольшие, локального масштаба исследовательские экспедиции, разговаривать со старыми людьми, которые были свидетелями значимых для этой местности событий. Высказывалась большая обеспокоенность судьбой музеев сельских школ. «Ведь ни в одной другой стране на территории бывшего Союза нет такого количества музеев, где хранятся уникальные документальные материалы. В них работают просто одержимые своим делом люди. Многие из этих музеев находятся на базе школ, в том числе сельских. Сейчас школы укрупняются, объединяются с другими, и эти музеи находятся под угрозой исчезновения вместе с материалами. И это проблема требует решения, иначе мы можем безвозвратно потерять огромный пласт нашей истории», — эмоционально говорил тогда один из самых, пожалуй, неравнодушных к теме краеведения людей доктор исторических наук Александр Коваленя.

Хорошая подсказка для тех, кто имеет возможности и средства сделать что-то значимое для своей малой родины, но не знает, что именно. Собрать разбросанные камни, которые могут стать хорошим фундаментом для следующих поколений. Бассейны, теннисные корты, новые храмы — все это, конечно, очень хорошо, просто замечательно. Но если мы не позаботимся об осведомленности относительно истории родных мест, об уважении к ней тех, кто, привлеченный всеми благами цивилизации, останется жить в провинции, о возрождении этих самых мест можно будет говорить очень даже условно.

Ведь главную — духовную — составляющую возрождения никто не отменял.

Елена ЛЕВКОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Выбираем школьную форму вместе с учениками

Выбираем школьную форму вместе с учениками

Ежегодно «Беллегпром» выпускает к учебному году сотни моделей одежды.

Общество

Как активная оценка побуждает к учебе?

Как активная оценка побуждает к учебе?

Этим летом в Академии последипломного образования прошел уже второй фестиваль активной оценки.

Экономика

Когда  на Могилевщине повысятся надои?

Когда на Могилевщине повысятся надои?

Корреспондент «МС» попыталась разобраться.

Калейдоскоп

Веселые истории наших читателей

Веселые истории наших читателей

Про жатву, Мулявина и налогового инспектора.