Вы здесь

Дмитрий Рябов: Хотел быть штурманом


В детстве он мечтал стать ветеринаром, потом — медиком. А еще мог стать штурманом или инженером на заводе. Но семейная традиция в совокупности со случаем распорядились иначе, и сегодня Дмитрий РЯБОВ — пожалуй, самый известный белорусский синоптик и уже почти полгода ведущий рубрики о погоде на телеканале ОНТ.

О том, какими ветрами слесаря минского завода «Горизонт» занесло на Северный фронт, а оттуда снова в Минск, дежурный синоптик ОНТ рассказал «Звязде».


Последние полгода Дмитрий — часть команды «Нашего утра».

Кто такие синоптики?

— Я в детстве кем только не хотел быть — ветеринаром, ботаником, врачом... Разве что не космонавтом, — смеется Дмитрий. — После 8 класса подал документы в медучилище, сдал экзамены и... передумал, вернулся в школу. Потом вместе с другом отработал года два на «Горизонте» слесарем — ремонтировали конвейеры. А дальше друга забрали в армию, вскоре была моя очередь, задумался: куда идти дальше?

— И каким образом попали на флот?

— Дело в том, что мой отец — военно-морской офицер, некогда закончил Бакинское училище, и в детстве я много времени проводил то в Минске, где училась мама, то на Дальнем Востоке, во Владивостоке, где на военно-морской базе служил отец . Не скажу, чтобы я с детства увлекался морем, однако после школы решил идти учиться также в мореходку. В военкомате дали список училищ, и я буквально попал пальцем в небо — ткнул в Санкт-Петербург, в Высшее военно-морское училище имени Фрунзе. Кстати, старейшее из всех существующих в СССР, оно когда-то было создано еще Петром I как Школа математических и навигацких наук, и именно оттуда вышли знаменитые гардемарины и более сотни выдающихся исторических личностей: Беллинсгаузен (первооткрыватель Антарктиды. — Авт.), Знаменитый этнограф, писатель и военврач Даль, известные генералы и адмирал Колчак, Корнилов, Нахимов и множество других...

На штурманским факультете, куда я хотел попасть, не оказалось свободных мест; то же случилось с инженерным. Спросили: «Хочешь быть метеорологом?» — «Конечно, хочу», — а кто такие синоптики и что они делают, даже приблизительно не представлял, максимум — в школе вел ученический "Дневник наблюдений за погодой" и, как все, смотрел прогноз погоды в программе «Время». Но неожиданно уже с первого курса это дело мне понравилось, хотя и пришлось подтянуть нелюбимые ранее физику и математику.

 

В Минск через Мурманск

Из 18 студентов-метеорологов штурманско-гидрографического факультета до выпуска дошли только пятеро. I только Рябов получил распределение на «плавучий аэродром» — авианосец «Адмирал Кузнецов».

— Когда я приехал в Мурманск, словно попал в другой мир: климат, город — все иначе. Первая зима в Заполярье, особенно полярная ночь, стала настоящим испытанием. Прожить полгода без солнца было чрезвычайно трудно, и к этому я так и не смог привыкнуть. Особенно поразил корабль: представьте себе крейсер размером с 20-этажный дом, такой автономный город в городе, где есть все для жизни. (На палубе этого гиганта длиной более 300 метров одновременно может находиться до 50 самолетов и вертолетов, в зависимости от модификации, а экипаж составляет до 2000 человек. — Авт.).

1997 год. Выпускник Санкт-Петербургского Высшего военно-морского училища имени Фрунзе

Почти все время, за исключением зимы, когда Баренцево море замерзало, мы проводили в плавании. Я прослужил на «Адмирале Кузнецове» пять лет: сначала был инженером, потом стал руководителем метеослужбы. У меня в подчинении было 12 матросов, 3 мичмана и 2 офицера, а в обязанности входило прежде всего обеспечение нормальной работы и безопасности корабля. Каждое утро, независимо от того, будни это или выходные, в 6 часов я самым первым прибывал с докладом к адмиралу — командиру корабля. А он, исходя из полученных данных, принимал решение, как действовать дальше: стоит ли бросать правый или левый якорь, или становиться на бочку, проводить работы внутри корабля в связи с сильными морозами или устраивать мероприятия на палубе, когда погода относительно хорошая. На самом деле правильно оценить погодные условия, особенно в море, — чрезвычайная ответственность: за экипаж, за корабль, за вертолеты и истребители, которые должны садиться на палубу... За ошибки в этом деле, приведшие к аварии, предусмотрено даже уголовное наказание — кажется, от 3 до 8 лет. Слава богу, во время моей службы таких ситуаций не случалось.

— Для большинства из нас море — это романтика. Была ли она во время учебы и службы или только физика с математикой?

— Конечно, была, куда без нее. В длинном плавании, кроме напряженной работы, знаете, какая у нас была самодеятельность! От каждой боевой части кто-то пел, кто-то танцевал, кто-то играл на музыкальных инструментах, конкурсы устраливали, соревнования, праздники самые разнообразные — это первое средство от хандры. Я петь не умею, по одному уху медведь походил, по другому слон, но с удовольствием слушал других, а под гитару да гармошку в общем хоре мог и подтянуть. А вот чрезмерная мечтательность из головы быстро выветрилась — все же работа была достаточно рутинная и практически непрерывная. Вообще, школа жизни, которую проходишь на корабле, — шикарная. В такой замкнутой системе сразу видно, кто чего стоит, кто придет на помощь в сложной ситуации, а на кого нельзя рассчитывать. Некоторых «своих» матросиков, вчерашних школьников, мне пришлось учить правилам личной гигиены, показывать, извините, как стирать белье и пришивать пуговицы. А под конец службы даже определенная гордость брала, какими сильными, готовыми к жизненным сложностям мужчинами они стали, многие потом даже письма писали с благодарностями.

...Через пять лет, когда закончился контракт, мне уже некуда было расти как корабельному синоптику. В звании капитан-лейтенанта уволился с авианосца. Предложили ехать еще дальше в Заполярье, в город Полярный. Ради интереса съездил, посмотрел: два часа в холодном автобусе, на конечной — россыпь двух- и трехэтажных домов, много где окна заколоченные... На метеостанцию ​​даже не пошел, понял: лучше начать все с нуля в родном Минске, чем провести здесь всю молодость. Ну и «оттрубив» в Белгидрометцентре 15 лет — от обычного синоптика до руководителя службы метеорологических прогнозов.

Тепло снаружи и изнутри

Здороваясь, Дмитрий желает не просто хорошего, а добрейшего дня. И добрейшей погоды. А те прогнозы, которые он размещает на собственной странице в социальных сетях, — сплошная лирика да поэзия...

— Стихи я не пишу, — опережает вопрос синоптик, — просто хочется донести до людей не сухой прогноз вроде «погода с прояснениями», а сделать его ярким и отличительным. Я стараюсь, чтобы независимо от градусов за окном у человека, который прочтет прогноз, оставался позитивный настрой. Получается?

Прослужив на этом тяжелом авианесущем крейсере 5 лет, капитан-лейтенант Дмитрий Рябов сегодня по праву получает поздравления с Днем защитников Отечества.

— И очень неплохо. Так что, аккаунт в соцсетях — это исключительно рабочий инструмент?

— Вовсе нет. Я с помощью соцсетей поддерживаю отношения с бывшими сослуживцами и однокашниками, расширяю собственный кругозор с помощью различных тематических страниц, получаю полезные советы и критические замечания, причем к последним отношусь спокойно, многие учитываю и совершенствуюсь. Правда, активничаю я только в «Фейсбуке», другие платформы как-то не понравились, да и времени на все не хватает.

— Я знаю, на что вы всегда находите время: домашние животные.

— Да, это у меня с детства — были хомячки, рыбки, но прежде всего я «кошатник». Сколько себя помню, всегда приводил домой котенка. Помните, как в мультфильме про Простоквашино: «Что это у нас кошачьим духом пахнет?». Различные породы были, но однозначно могу сказать, что обычные дворовые коты — самые сообразительные, способные к обучению и приспособленные к жизни.

Лет 6-7 у Дмитрия жили найденный около здания Белгидромета кокер-спаниель и выброшенная кем-то кошка. После того как любимцы семьи один за другим ушли из жизни, трудно было решиться взять другое животное, но в определенный момент все домашние осознали, что им категорически не хватает четвероногого друга. Сейчас это йоркширский терьер, но вскоре планируется пополнение — конечно же, кот.

— Сыну передалась ваша любовь к животным?

— Безусловно. А еще, наверное, передалась доброта и отзывчивость вообще. О выборе профессии говорить рано — ему только 10 лет. Но уже очевидно, что нравится техника. Для меня машина — исключительно средство передвижения, обычно езжу на метро, ​​а для сына — настоящий восторг, половина квартиры занята машинками, конструкторами, на планшете стоят программы о машинах и самолетах. Время покажет, приведет ли этот интерес в профессию либо останется как хобби.

Атмосферное давление эфира

— Еще в Белгидромете вы были популярной медиаперсоной, а с сентября прошлого года стали ведущим собственной рубрики на ОНТ. Как освоились в эфире, пришлось ли учиться чему-то новому?

— Всему, практически с нуля. И до сих пор учусь. Пользуясь возможностью, хочу поблагодарить руководство канала за то, что доверили мне, увидели какой-то потенциал, поддержали в непростой период. В эфире появилось больше возможностей для творчества, я нахожу интересные факты, которые украшают рубрику «К гадалке не ходи:...», делают ее интереснее для зрителей. Сейчас еще пишу подводки к прогнозу погоды в «Наших новостях». А параллельно учусь правильному произношению, подаче материала; спасибо руководителю утреннего вещания Татьяне Рудаковской и ведущей Екатерине Тишкевич, которые ежедневно занимались со мной артикуляционными упражнениями, скороговорками, дали много советов и подсказок. И все же я вижу, что до хорошего ведущего мне еще работать и работать.

— Вы всегда спокойно, с улыбкой рассказываете и о необычайно холодном лете, и о аномально теплой зиму. Есть ли у вас любимая пора года?

— Все сезоны по-своему хороши, и в каждом можно найти свои плюсы. Но, признаюсь, терпеть не могу морозы. Просто в жизни довелось побывать там, где было +50 (во время дальнего морского похода по Средиземноморье) и -50 (когда в Мурманске стояли такие аномальные морозы, что замерз Кольский залив, что случалось раз, может, пять за более ста лет), и я понял, что мороз — абсолютно не мое. Хотя климат Беларуси в целом мне нравится — достаточно спокойный, мягкий, без резких колебаний.

— Сегодня прогнозы погоды доступны по ТВ, радио, на интернет-сайтах, даже в мобильных телефонах. Кому верить и как правильно оценить цифры, чтобы не замерзнуть и не перегреться?

— Прежде всего советую пользоваться прогнозами, которые составлены профессионалами. В них есть самое важное: оперативная информация, штормовые предупреждения и т.д.. Если вы собираетесь на отдых и не знаете, какой погоды ждать, — найдите в интернете официальный сайт метеослужбы этой страны, где не просто собраны машинами цифры, а скорректированы специалистом-синоптиком с учетом атмосферных фронтов, влажности и других показателей. А если просто рассуждаете, как лучше одеться, чтобы было комфортно, — обязательно посмотрите не только на температуру воздуха, но и на скорость и направление ветра, на влажность. Так, при северном ветре и высокой влажности даже в «плюс» очень легко замерзнуть, а при затишье — кажется теплее, чем показывает термометр. Словом, оценивайте информацию в комплексе, — тогда любая погода для вас будет если не любимой, то точно хорошей.

Виктория ТЕЛЕШУК

Фото пресс-службы ОНТ и из архива героя

Выбор редакции

Общество

Как воспитать исследователя за школьной партой?

Как воспитать исследователя за школьной партой?

Почему все страны, которые развивают инновационную экономику, делают сегодня ставку на STЕM?  

Общество

Чем живет Фаниполь — самый молодой город Беларуси

Чем живет Фаниполь — самый молодой город Беларуси

Сегодня в Фаниполе зарегистрировано 16 318 жителей.  

Общество

Приобретут ли у хозяев старые дома?

Приобретут ли у хозяев старые дома?

Одельский сельский совет, что в Гродненском районе, можно назвать воротами в Евросоюз.