Вы здесь

О чем не говорят женщины


(Нашим защитникам посвящается).

Ну что, дорогие защитники, с праздником вас! Вы же не будете спорить, что это ваш праздник? Отмечаете же вы его все без исключения, независимо от того, служили в армии или ваша служба ограничилась только военной кафедрой в университете, сборами или вообще занятиями по начальной военной подготовке, из которых, кроме того, что противогаз надо надевать хоботом вниз, больше ничего уже не помните. Впрочем, имеете право — и отмечать, и называться защитниками, пусть и в большинстве своем потенциальными, так как, если вдруг что, кто, как не вы... К тому же Отечество для каждого отдельно взятого человека — это прежде всего его дом, его семья, его женщина. И здесь не надо ждать какой-то чрезвычайной ситуации или катастрофы, чтобы бросаться защищать, — оно всегда, ежедневно, в любое время суток актуально. От недостатка, от тревог, от беды — мнимой или настоящей, от плохих людей, от болезненных слов, от дурных мыслей, от бессонных ночей... — защищать всегда найдется от чего...


А мы что? Мы же за вами — как сыр в масле, как за каменной стеной, как у Бога за пазухой. Правда, мало это ценим, отъедаем вам внутренности своей вечной неудовлетворенностью, желанием иметь больше, чем имеем, придирками и нареканиями на невнимание, на позднее возвращение, на футбол, на пиво, на рыбалку, на «Танки»... Выражаем все это со слезами на глазах, со злостью в голосе, срываемся на крик, бьем посуду, хлопаем дверью, уходя (делаем вид, что навсегда, а сами только и ждем повода вернуться, а если он не случается, страдаем всю жизнь). Хотите честно? Все это так — театр для одного зрителя. О настоящем, о том, что на самом деле думаем и чувствуем, мы не говорим даже в компании самых лучших подруг...

Но сегодня ваш праздник. Может, и правда, стоит хоть раз в год за всю жизнь сказать о том, о чем мы молчим?

Вот, например, ваши обещания. Прийти куда-то в назначенное время, вернуться домой раньше, в общем вернуться когда-нибудь. Вы говорите это, наверное, для того, чтобы успокоить, чтобы не слышать упреков, не видеть обиды, а то и слез в глазах, потому что от всего этого и неловко, и неуютно как-то. Не догадываясь даже, что, если это обещание не будет выполнено (а оно нередко для вас просто совершенно необязательные слова), вы осуждаете нас на мучительное ожидание. В котором главное — прокручивание самых неожиданных трагических ситуаций, жертвой которых вы стали. Иначе вы не могли не прийти, не сделать того, что обещали, потому что вы — обещали! Мы понимаем, что все могло быть иначе, что вы просто забыли, передумали, не считая нужным сообщить (ведь это так важно), у вас вдруг появились другие планы. Но (и об этом мы вам никогда не скажем) в то время, когда мы вас клянет на чем свет стоит, сердце бьется в виске тревожным предчувствием: что-то случилось. Он не мог просто так забыть, передумать, изменить планы...

Я уже не говорю о тех словах, которые мы слышим от вас, если вы... как бы это деликатнее сказать... немного клюкнули. Или если вам от нас что-то очень нужно (имеется в виду не только интимная сфера). Сколько прекрасного и искреннего говорится! (Заметьте, в том, что вы в тот момент действительно искренние, сомнений нет). Но куда эта ваша искренность исчезает назавтра или через несколько часов, когда вы протрезвели или получили то, что хотели? Смотришь на этого делового субъекта с холодными глазами и думаешь-гадаешь, какой он настоящий: тот, что нежно смотрел вчера и говорил, что ты — лучик на его темном пути, или этот затянутый в галстук зануда, который только о своих делах думает , а на тебя как на копировальную или посудомоечную машину смотрит?.. Злишься, сама себя подтруниваешь, мол, в который раз повелась. А сомнение точит-точит тихонько: почему он так со мной? Что я сделала не так?

А все потому, что мы вам верим. Даже если вы в глаза лжете — мы верим. Ведь как же иначе жить?

А еще это ваше равнодушие к самим себе... Вы будете стонать и лежать пластом от обычной простуды, но, когда речь о чем-то более серьезном — пойти сделать кардиограмму, когда колет сердце, вовремя принимать таблетки от давления, которые прописал врач, бросить курить, так как это настойчиво посоветовал онколог, — здесь вам хоть кол на голове теши. Мы уговаривали, страшили различными историями из жизни знакомых, иногда даже закатывали скандалы. Но вы, наверное, даже не догадываетесь, что после каждой проигранной подобной баталии за ваше здоровье вдруг немеют мысли и сердце и отчаянно-беззвучно бьется в душе это страшное предчувствие: как я буду без него?.. И встают в воображении такая ужасная беда и такая безнадежная пустота, что жизнь на какой-то момент вообще перестает быть правдой...

Что из всего вышесказанного следует? Вы не то что наши защитники — вы смысл нашей жизни. Все наши устремления, все наши дела, все наши поступки — если не для вас, то для того, чтобы вам что-то доказать, чтобы вы поняли, что никого другого вам не нужно.

Впрочем, мы никогда об этом вам не скажем ...

Елена ЛЕВКОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Культура

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Он уже давно потерял счет песням, которые создал. На просьбу назвать примерное количество задумывается и отвечает приблизительно: около 300.

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.