24 сентября, понедельник

Вы здесь

Павел Иванов: «Мы уже забыли, как снимать хорошее кино»


Неуспехи отечественного кино белорусская киносреда часто связывает с образованием, откуда шишки в сторону факультета экранных искусств Академии искусств, предложения отправить белорусских студентов на учебу за границу и нелестные упоминания ФЭИ на недавней коллегии Министерства культуры. Мы встретились с деканом факультета Павлом ИВАНОВЫМ, и тот объяснил, почему обвинять Академию не стоит, в чем, на его взгляд, проблема белорусского кино и когда «Беларусьфильм» снял свою последнюю хорошую картину.


— Наш факультет существует всего восемь лет. Мы начинали с кафедры кинотелеискусства, где не было никакой базы. Когда в 2003 году я набрал свой первый курс режиссеров телевидения, какие-то вещи мне приходилось объяснять на пальцах, а единственный компьютер принадлежал студенту — он приносил его и весь курс за ночь монтировал свои работы. За это время у нас, конечно, появилась неплохая база, но и условия стали другими: у каждого студента есть ноутбук и фотоаппарат, с помощью которых можно фактически сделать фильм. На коллегии Министерства культуры прозвучало, что наш факультет, мол, выпускает четыреста человек, а кина нет. Но так рассуждать — значит проявлять неосведомленность. Во-первых, девяносто процентов специалистов мы выпускаем для телевидения. Во-вторых, у нас муссируется мысль, что в стране не хватает режиссеров, но если б вы знали, с какими трудностями в прошлом году мы распределили восемь кинорежиссеров и четырех кинооператоров.

— Вы обязаны найти место для каждого студента?

— Да, для бюджетников. Четырех режиссеров взяли частные студии, а еще четыре чуть ли не по приказу министра культуры пошли ассистентами на «Беларусьфильм», где сейчас сидят в простое, получают никакие деньги и как-то выживают. Мало подготовить специалистов — нужно уметь их использовать. Только один выпускник – Игорь Васильев – снимает на киностудии короткометражку для альманаха о войне. Пару лет назад я попросил под свою ответственность восемьсот тысяч долларов, чтобы каждый студент в качестве диплома снял малобюджетный полнометражный фильм. Это мог бы быть целый прорыв, но мне отказали. Последняя картина Вячеслава Никифорова «Тум-паби-дум» стоила более миллиона долларов — если бы эти деньги получили наши студенты, обязательно что-то бы получилось.

— А за какие деньги студенты сейчас снимают свои дипломные работы?

— Когда я стал деканом, написал наверх письмо с просьбой выделять нам средства на курсовые и дипломные работы. Дали полтора миллиарда еще старых рублей и каждый год обязательно что-то выделяют. В прошлом году мы получили около пятнадцати тысяч долларов, тогда выпускался курс Ренаты Грицковой, и у каждого студента за плечами уже было около десяти фильмов различных жанров. Деньги студенты получают через питчинг, где защищают свои проекты, а мы объявляем тендер для студий. Так вот «Беларусьфильм» в прошлом году не участвовал принципиально, так как для него это очень маленькие деньги. А зачем тогда на всех перекрестках говорить, что надо выращивать, воспитывать, учить режиссеров, мы в этом заинтересованы?.. Заявлять, что это слишком накладно, — подход не государственной киностудии, а частной лавочки. Тендер в результате выиграла частная студия, и все получилось.

— А что вы скажете об альманахе «Мы»? «Беларусьфильм» дал возможность дебютировать пятерым режиссером.

— Если быть честным, этот альманах появился случайно: когда у Министерства культуры остались какие-то деньги, возникла естественная идея убить двух зайцев сразу — реализовать средства и дать кому-то возможность дебютировать. Наши тогда еще студенты Кирилл Ерохин и Арсений Ильиных сняли короткометражки «Брачо» и «Кукла» — это нормальный уровень для кинорежиссеров-новичков. А лично у меня остались ужасные впечатления, так как «Кукла» снята по моему сценарию, который редакторский отдел киностудии без моего ведома переписывал раз двенадцать... сами понимаете. Я написал сценарий по своему же рассказу, вошедшему в одну из антологий российской Академии наук, то есть с редактурой там все как положено. Киностудии нужно было заняться тем, чтобы как-то объединить короткометражки внутри альманаха, а не переписывать чужие сценарии, и получился салат.

— В отношении альманаха много разговоров было даже не о результате, а об условиях, в которых пришлось работать молодым людям.

— Да, им было трудно, жаловались на моральное давление «вы ничего не можете и не умеете, а должны делать вот так и так». По моим сценариям снято уже несколько десятков киноединиц ​​и почти все — за пределами Беларуси, потому что я никак не мог прийти к чему-то общему с нашей редактурой: она всегда начинает учить, как писать.

— Но режиссерам, которых выпускает Академия искусств, кроме как на «Беларусьфильм», почти некуда идти.

— После коллегии мы начали считать — оказалось, около семидесяти процентов наших выпускников с направленностью именно на кино работают по специальности. Это большой процент, для сравнения, из выпускников ВГИКа в профессии остается около тридцати. Но надо еще выяснить, сколько режиссеров работает за границей, потому что не имеет возможности снимать дома, где из-за интересов либо какого-то чиновника, либо руководства киностудии деньги отдаются на проекты, которые потом непонятно где. До сих пор разбираются, почему фильм «С 8 Марта, мужчины!» перестал быть белорусским и куда исчез «Парень без адреса». Каждый проект стоил около миллиона долларов, на такие деньги можно было дать работу молодым, которые благодаря этому остались бы в Беларуси. Они действительно хотят здесь снимать, правда, часто не на «Беларусьфильме», ведь зачем? Придешь со своим сценарием, а твою индивидуальность убьют. Поэтому и ищут деньги сами.

— В нашем кинопространстве часто звучит мысль, что кинематограф находится в стагнации в том числе из-за низкого уровня образования. Можно ли сказать, что с образованием на самом деле все в порядке?

— Идеального ничего нет. У нас кадровая проблема: преподаватели, которым бы позавидовал сам ВГИК, стареют, а замены им нет, ведь талантливая молодежь не хочет преподавать хотя бы из-за отсутствия материального интереса. Но я общаюсь с другими киношколами, периодически посещаю их кинофестивали, смотрю учебные работы и могу сказать, что мы не уступаем ни в процессе, ни в результате. Как-то к нам приезжали гости то ли из Литвы, то ли из Эстонии и с гордостью сказали, что за пятнадцать лет существования киношколы имеют два диплома международных фестивалей. А когда мы ответили, что у нас их более сотни, у них был шок. Мы нормально развиваемся, многие фильмы студентов академии даже интереснее беларусьфильмовских. Последней достойной картиной киностудии я считаю «В августе 44-го...» Михаила Пташука. Скоро она сдает сериал «Держись за облака», сценарий которого участвовал в конкурсе кинопроектов еще в 2012 году, но был отклонен. Каким образом он в итоге запустился, я не понимаю. Часто говорят, что кино производит не режиссер, а сценарист, так вот зачем брать провальный сценарий, тратить деньги, чтобы потом положить фильм на полку? О ситкоме «Автошкола», на который была выделена большая сумма, я никогда не слышал. «Тум-паби-дум» Вячеслава Никифорова мне не понравился еще в качестве сценария, и я оказался прав.

— В чем, на ваш взгляд, проблема нашего кинематографа, если даже студенты интереснее «Беларусьфильма»?

— В субъективизме принятия решений. Когда делится пирог, все хотят отрезать себе кусок, а идея развития белорусского кино отходит на второй план. В то время как конкурс кинопроектов играет в демократию, члены комиссии, которая отбирает проекты для финансирования, могут только рекомендовать, а решение принимает кто-то один. Я работал еще в первой комиссии в 2012 году и отнесся к этому очень серьезно. Должно было быть три этапа, а меня после первого позвали сразу на третий, где было озвучено готовое решение. После моего письма, где я категорически не согласился с результатами, меня тихонько исключили из состава комиссии. 

— Заместитель премьер-министра Василий Жарко на коллегии Министерства культуры в отношении учреждений образования сказал, что «надо считать каждый рубль и получать отдачу». Можно ли так сказать о вашем факультете?

— Можно. Отдача у нас так или иначе есть в успехах на международных кинофестивалях. Было бы лучше, если бы нам удалось присоединить к факультету учебную студию и создать архив, как во ВГИКе, где архивируется каждый кадр студента. Учебная студия могла бы зарабатывать, так как к нам иногда обращаются, в том числе государственные предприятия, с просьбой что-то снять. Для одного чиновника, который курировал завод по переработке мусора, наш студент сделал четыре рекламных ролика, которые, кажется, и сейчас крутятся.

— Также на коллегии было сказано, что необходимо модернизировать учебные программы, адаптируя их под потребности рынка труда...

— Мы работаем именно под эти нужды и обеспечиваем страну кадрами. Когда прихожу на какой-то телеканал, вижу только наших выпускников. А ведь мы готовим не только режиссеров, но и операторов, звукорежиссеров, организаторов кинотелепроизводства. Другое дело с аниматорами, которых мы в этом году выпускаем: профессия редкая, а киностудия заявила только одного человека, прошлый выпуск тоже там не остался, хотя я уверен, что беларусьфильмовской анимации нужна молодая кровь. В ближайшее время мы не планируем набирать режиссеров кино, потому что появилось новое требование: чтобы набрать курс, в базе должны быть заявки на шесть режиссеров на пять лет вперед. Хотя как можно заявлять, ведь за это время все может кардинально поменяться. Кто-то предлагал закрыть наш факультет и отправить студентов учиться, например, во ВГИК, но ВГИК нам не поможет: он уже не тот, остаться в Москве проще всего, да и у нас уже не Советский Союз, где можно было режиссера из Москвы распределить в Минск.

— Что вы скажете о характеристике белорусского кино как «чернухи, снятой за три копейки на цифровую камеру», которая была дана министром культуры и вызвала активную дискуссию?

— Теперь все снимается на цифровую камеру, и что значит «за три копейки»? История знает случаи, когда кино за три копейки приносило миллионы, а мы тратим миллионы и получаем три копейки — вот о чем надо думать. Пусть молодые люди снимают фильмы, это лучше, чем пропадать на Зыбицкой. После коллегии я придумал афоризм «плох тот министр культуры, который не мечтает снять национальный блокбастер», так как каждый из них приносит эту идею. А что такое национальный фильм? Любое хорошее кино — национальное, нужен только сценарий. В России сейчас тенденция — искать сюжеты о героях, почему и выстрелила картина «Движение вверх». На самом деле кино слабое, с художественной точки зрения «Легенда № 17» о Валерии Харламове куда сильнее и интереснее, но «Движение вверх» попало в яблочко благодаря идее «мы победим». Вот пожалуйста — национальный фильм. А мы уже забыли, как снимать хорошее кино.

— На «Беларусьфильме» же работают профессионалы, почему последней достойной картиной, как вы говорите, является «В августе 44-го...»?  

— Все начинается со сценария, а с ним надо работать. Хороший редактор иногда ценнее сценариста, у него должно быть чутье и чувство времени, он помогает развить идею. А у нас они начинают писать под себя. Пока сценарный отдел не будет работать должным образом, результата не будет.

— Факультет экранных искусств выпускает сценаристов?

— Да, это сборная специальность — редактор, кинотеледраматург, киновед. Я как-то хотел пригласить преподавать одну из самых знаменитых фигур в драматургии Елену Попову, но не получилось. К сожалению, студентов учат бывшие редакторы и искусствоведы, а не драматурги и писатели.

— Что должно сделать Министерство культуры, чтобы облегчить жизнь факультету экранных искусств?

— Не вмешиваться в процесс: мы знаем, куда двигаться. У нас на факультете триста семьдесят студентов плюс семьдесят педагогов — штат не меньше, чем на киностудии, но у нас порядок, мы не пропускаем никому не нужные сценарии и можем снимать дебюты лучше «Беларусьфильма». 

Ирена КОТЕЛОВИЧ

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.