Вы здесь

Как в Вилейке сохраняют культурно-историческое наследие


На Вилейщине сегодня насчитывается более 300 исторических, архитектурных и археологических памятников. Местные власти, любители истории и старины работают одной толокой над сохранением наследия, поддержанием его в надлежащем состоянии, чтобы потомки могли гордиться своей историей. Рядом со свидетелями глубокой старины появилось и много новых объектов. Среди современных — единственный в Беларуси уникальный мемориал «Памяти бывших деревень». За последние полвека с карты района исчезли 253 населенных пункта по разным причинам. Во время коллективизации хутора переносили в деревню, во время Великой Отечественной войны некоторые поселения были сожжены фашистами. Часть деревень «поглотило» Вилейское водохранилище. В музее под открытым небом установлены именные валуны, посвященные 13 сельсоветам и городу Вилейке. На каждом из них — таблица со списком населенных пунктов, которые канули в историю. Один из камней сделан в виде упавшего колокола и символизирует пять деревень, которых постигла судьба Хатыни. В центре находится 25-тонный камень с призывом остановиться и подумать о своих истоках.


В Вилейском районе создан уникальный и единственный в стране мемориальный комплекс памяти Первой мировой войны «Крокі». Находится музей под открытым небом в деревне Забродье, через которую проходила линия фронта. Жители этого населенного пункта когда-то принимали русских солдат на постой. Рядом в лесу располагался госпиталь, в походной церкви которого отпевали умерших солдат.

Многих из жителей этих населенных пунктов нет в живых. Но сюда приезжают их дети, внуки, правнуки, чтобы прикоснуться к своим корням, вспомнить своих предков. Этот памятник под открытым небом посещают туристы, гости города и района. Здесь проводятся торжественные мероприятия, а молодые после заключения брака и их гости приезжают сюда, чтобы перейти мостик, который символизирует единство и преемственность поколений.

В Вилейском районе создан уникальный и единственный в стране мемориальный комплекс памяти Первой мировой войны «Крокі». Находится музей под открытым небом в деревне Забродье, через которую проходила линия фронта. Жители этого населенного пункта принимали русских солдат на постой. Рядом в лесу располагался госпиталь, в походной церкви которого отпевали умерших солдат. Автор проекта комплекса, организатор и вдохновитель — член Белорусского союза художников, лауреат премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение» Борис Титович. Сын кадрового военного, ветерана Великой Отечественной войны, внук участника Первой мировой. Вместе со своей женой Валентиной Петровной, режиссером по образованию, он поменял Минск на сельскую местность и вдохновенно работает по увековечению памяти наших предков.

Рядом с кладбищем в деревне Забродье находится «Камень стыда». У него очень интересная история.

— Мы проводили международный пленэр художников. Скульптор из Бремена долго ходил вокруг этого кладбища, мрачный, задумчивый. А потом попросил привезти камень и целую неделю что-то на нем расчищал. Через переводчика мы у него спросили: «Пит, что это за надпись?». «Я вышел из семьи нацистов, младший сын эсэсовца... Но я пацифист, все время с отцом конфликтовал на военной почве. За то, что мои родственники пролили кровь, я чувствую на себе родовой грех. И на камне написал просьбу-обращение немцев о прощении за два похода на эти земли», — вот такой был ответ, — рассказывал при встрече Борис Титович. — Понятие родового греха действительно в определенной мере существует. То, что мы забыли воинов Первой мировой войны, это также наш общий грех, не говоря уже о гражданском неприличии. Но не будем искать виноватых: дело неблагодарное. Просто надо что-то делать. В противном случае присоединимся к разрушителям. Вот тут небольшая стелла. Под ней — камень с надписью: «В воспоминание души казака Данилы Шевченко». Как рассказывали старики, казак ехал возле леса с дозором. Его застрелил вражеский снайпер. Похоронили воина на границе между двумя наделами. Когда организовали колхоз, поле запахали, могила затерялась. Но камень с именем все же сохранился, и мы поставили здесь памятный знак.

А вот перед нами и деревянная часовня с гонтовой крышей в честь благословения князей Бориса и Глеба — покровителей воинства. Часовня сама по себе скромная. Как гимнастерка солдата, выцветшая, покрытая пылью, но на входной двери выразительные награды — четыре Георгиевские кресты. В притворе — экспозиция. Одна из композиций посвящена ликвидации Свентянского прорыва в контексте Виленской операции. Это один из немногих вопросов, которые освещалась в советской школе. А в целом мы называем тему Первой мировой войны «пропущенной» темой: не было уроков не только в средних и высших, но и в военных учебных заведениях, — считает Борис Титович.

Интересная экспозиция, посвященная «Белым голубкам». Так называли сестер милосердия. Сейчас некоторые молодые здоровые мужики, используя свои связи, хотят «откосить» от армии. А эти девушки, почти девочки, старались благодаря связям пойти на фронт. Они бежали из дома, заканчивали медицинские курсы. И мало того, что достойно выполняли свои профессиональные обязанности, — еще и подвиги совершали. Генриетта Сорокина спасла флаг пехотного Либавскага полка, награждена Георгиевским крестом I и II степеней.

На войне, как правило, смерть и жизнь идут рядом. Об этом свидетельствуют письма с печатями: разрешение на женитьбу на местных девках и вдовах. Их издавал командир. Правда, с оговоркой в ​​конце: если на то не будет препятствия духовных властей (а может, у парня дома осталась жена, а он хочет жениться второй раз?). «Благословлял» на брак приказ № 1415 генерала Алексеева, который возглавлял штаб при верховным главнокомандующем. Фронт стоял здесь почти три года, и как только случалось затишье, ребята шли к девушкам, рождались незаконные дети... Нужно было урегулировать вопрос, чтобы незаконнорожденный младенцы были «оформлены». Кстати, такие дети получали пенсион до совершеннолетия, а женщина — в случае гибели мужа.

Большой популярностью пользуется у вилейчан туристическо-культурный комплекс «Вильянин хутор». Это название родилось благодаря легенде. Девушка по имени Вильяна была помолвлена ​​с портным Степаном. Но парень был так одержим работой, что не покидал ее даже в религиозные праздники. За это и был превращен в камень. Когда это увидела Вильяна, то заплакала. Слезы капали на землю: сначала появился ручей, а потом — полноводная река. Кстати, название Вилейке дала не одноименная река Вилия, а именно эта легенда.

В Вилейке довольно много различных скульптурных экспозиций и памятников, в том числе монументальных, как памятник воинам-освободителям на площади Свободы. Но в последнее время в городе появляется все больше скульптур и малых архитектурных форм, которые по-настоящему оживили и украсили улицы, радуют и взрослых, и детей. Например, большинство скульптурных композиций Валерия Апарика создано по мотивам народных сказок: «Репка», «Сова и дятел» украшают городской парк, «Лесовик» — «Вильянин хутор». Возле здания жилкомхоза помещена скульптура «Дворник». На территории Вилейского профессионально-технического колледжа находится памятник подкове и солнечные часы, на Центральной площади «Дерево дружбы».

О росписи яиц знают все или почти все в Вилейском районном доме ремесел, где в 2006 году создан первый в Беларуси музей писанки, который насчитывает десятки экземпляров.

— Яйца расписывали не только к Пасхе, но и к Рождеству, свадеб, различных торжественных церемоний, — рассказали в музее. — Роспись яиц — непростое дело. Это таинство, ритуал, во время которого нужно выполнить много условий. Занималась этим именно женщина, поскольку она вынашивает и рожает ребенка — символ новой жизни. К писанке хозяйка дома готовилась долго и кропотливо. Во-первых, перед началом она постила и молилась. Во-вторых, при этом процессе никто не должен был присутствовать. Для росписи необходимы были не только яйца, но и свежая вода, огонь, посуда, которыми ранее не пользовались, пчелиный воск, свечи, краски. В полночь в большой тайне приносила чистую воду обязательно с трех-четырех источников. Краски готовила только натуральные. В частности, собирала лепестки цветов, корни и листья деревьев. Яйца несли очень серьезную информацию, впитывали в себя отрицательную энергию. Поэтому дарились только родственникам и близким людям, молодым к свадьбе. Каждый образец нес в себе определенный смысл и пожелания. Писанка с изображением рака притягивала достаток и богатство, цветы рисовали для женщины, которая хотела иметь детей. Ласточки символизировали приход весны, спираль — символ долгой жизни, зерно — плодородие.

— Вилейка — очень красивый город, комфортный для жизни, — считает Людмила Лешкевич. Она здесь родилась, окончила школу, а после учебы в Минске вернулась на свою малую родину. И не только она. У Вилейки какая-то особенная, притягательная аура. И тот, кто побывал здесь однажды, возвращается сюда снова и снова.

Татьяна ЛОЗОВСКАЯ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.  

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.