19 сентября, среда

Вы здесь

Веселые истории наших читателей


Наука и жизнь

Распрощались мы с проводным радиовещанием. На днях увидел ненужный репродуктор и тут же вспомнил, как в шестом классе на уроке физики учитель объяснял нам звукопроводимость металлов, как привел достаточно интересный пример: если, мол, что-то сказать перед своим репродуктором в своем доме, то звук по проводам дойдет в другие , и там его можно будет услышать... Правда — и во-первых — приложив ухо к такому же репродуктора, а во-вторых — в то время, когда радио не работает...

Мы с ребятами тут же сообразили, что на радио такая профилактический час бывает, причем каждый день и как раз после уроков.

...Едва дождались конца занятий — дружно разбежались по домам.

У нас в доме никого не было, поэтому я сразу же занял «пост» перед репродуктором. Подождав несколько минут, пока домой дойдет один из друзей, я во все горло закричал: «Витька-а-а!» Из репродуктора сразу же донеслось: «Женька-а-а! Ура! Работает! Правда, звук слабоват. Надо сильнее кричать!»Я заорал что было сил, и разговор пошел! Вскоре к нему присоединились другие голоса — куда слабее...

Но вдруг Витька — стих. Я, немного покричав и не получив ответа, выскочил из дома на улицу. Друг был уже там, и я подумал, что если рвать свои глотки так, как это делали мы, то никакие репродукторы, может, и не нужны...

Витька же пояснил, что дома не заметил... отца, который раньше пришел с работы, — хотел отдохнуть, но от крика проснулся и, не поняв что к чему, выгнал отпрыска из дома.

...Это, конечно же, не единичный пример, когда жизнь мешала науке. Второй был связан с зоологией.

В том же шестом классе учитель сказал нам, что если поймать курицу и, резко перевернув, положить ее на спину, то птица на несколько секунд будто заснет.

Мы, как хорошие ученики, решили проверить это на конкретном опыте. После уроков пошли в дом к Витьке (он в нашей компании был зачинщиком), взяли там большой кусок хлеба. Стоило вынести его во двор и там покрошить, как к нам со всех сторон стали сбегаться хохлатки — долбать те крошки.

На это мы и рассчитывали! Витька, как хозяин кур, ловко поймал ближайшую, резко перевернул ее и положил на спину. Птица, смешно растопырив лапы, спокойно лежала на земле. Значит, ура? Правду сказал учитель!

Мы стали праздновать победу науки: наперегонки хватали кур, переворачивали их, клали на спины. Бедные несушки застывали в неподвижности. Но ведь не все. А мы, не сговариваясь, хотели «поскладывать» всех птиц, которые были на Витькином дворе, что оказалось не так и просто, так как какие-то из кур «засыпали», а другие в это время уже «просыпались» и начинали спокойно, как будто ничего не заметили, собирать свои крошки... К тому же, хоть и издалека, на нас злобно кукарекал петух... А главное, в самый разгар «эксперимента» из дома выскочила Витькина мама и, хорошо огрев нас полотенцем по спинам, прогнала со двора.

Жаль было, так как свой «научный эксперимент» мы, к сожалению, не завершили.

Евгений Шестаков, г. Гомель


Чего не сделаешь, любя...

По телевизору как-то услышала, что открылся новый косметический салон: называется «Метаморфоза».

И крем одноименный некогда был, как Клава рассказывала.

Работала она тогда в полеводческой бригаде: то есть, с ранней весны и до самой осени на солнце, на ветру, от которых и лицо, и шея, и руки-ноги быстро становились почти черными. А вот остальное тело — наоборот — оставалось белым.

Такой вот «колхозный» загар.

И оно бы ничего: уже есть, если бы накануне мужу этой самой Клавы не дали путевку на Черное море, в санаторий.

Одела его жена во все новенькое, отправила отдыхать, а сама думает: «наглядится он там на обнаженных, на ухоженных, на городских — от меня, такой-то, точно отвернется. Значит, с загаром надо что-то делать. А вот что?»

Соседки дочь на выходные из Минска приехала. Клава к ней:

— Танечка, может, ты знаешь, чем загар мой свести?

Та (смело):

— А как же, знаю. Есть один крем — намажешься им и будешь как новенькая! Может, и сама себя не узнаешь! А уж муж...

Говорит так и тут же приносит Клаве коробочку, не жалея, плюхает в нее йода, тщательно перемешивает. Все — волшебное средство готово.

Вечером Клава стала им мазаться: сначала ноги и руки, потом шею... Чувствовала, что печет, зараза, но, значит, работает! И если немного потерпеть...

До донышка, до последней граммулечки крем тот чудодейственный выгребла, потом как-то заснула, а утречком взглянула в зеркало...

Счастье, что та Танька уехала, а то могла бы здесь навеки остаться: кожа у Клавы что та свекла, температура под 38...

Короче, на работу в тот день «красавица» не пошла. И назавтра тоже... С неделю на люди не выходила. Только потом волдыри стали лопаться. А кожа под ними и в самом деле... белее была!

Муж, приехав из санатория, это заметил и оценил. Однако о той процедуре, что сделала сдуру, Клава ему ничего не сказала. Пусть думает, что жена от одиночества вот так похудела, от переживаний. Может, ценить больше будет, по хозяйству помогать.

И действительно смягчился ее Витя. На полевые работы Клаву больше не пустил. Она в детский сад устроилась: поменяла мотыгу на швабру. А все же не на солнце, от которого так страдает наша женская красота.

Любовь Чигринова, г. Минск


Ландыши пахнут весной

На дворе тогда был май И в природе, и в жизни все бурлило: мы заканчивали 10 класс, среднюю школу, сдавали экзамены, строили планы... Мы, мальчики (не знаю, как девочки), чувствовали себя взрослыми, сильными и очень хотели что-то сделать — ну такое , чтобы ахнули все: и учителя, и родители, и наши... любимые. Были такие.

...Не в памяти, кто из нас первый сказал о ландышах, но идея понравилась всем. На самом деле: кто же откажется от этих нежных, красивых, благоухающих цветов?!

Мы тут же разработали план действий: договорились с водителем колхозной машины, что он подвезет нас в большой бор. Это — за 10 верст, далековато, но по слухам ландыши там коврами стлались, их было — хоть косой коси!

Мы выбрали бригаду «косарей».

И вот она приезжает. Цветов — видим — и правда, много. А уж аромат от них...

Стали собирать. Честно скажу: не мальчишеское, не мужское это дело — монотонное, медленное... И день к вечеру клонится.

Наш старший товарищ, шофер колхозной машины, говорит: «Ребята, давайте еще в одно место мотнемся. Там этих цветов еще больше может быть».

Мы, конечно же, за, так как нам... лишь бы не собирать.

Пока переезжали, на землю опускался сумрак. Какие уж там ландыши ?! А вот... велосипеды, видим, лежат. И несколько мешков при них...

Поискали глазами хозяев — нигде никого нет. Заглянули внутрь мешков и глазам не поверили: там были... цветы — ландыши! Кто-то, наверное, всей семьей или каким-то скопом собирал их, чтобы потом отвезти на рынок, продать...

А ведь мы все комсомольцы! Мы же такого не потерпим: мы этим спекулянтам... объявляем бой!

И потому, не сговариваясь, забрасываем в кузов машины два мешка с цветами и... по газам!

...В результате видели бы вы, какой у нас был последний звонок! Какие букеты получили наши учителя, наши любимые девочки, мамы, бабушки, школьные уборщицы... Мы, мальчики, были в тот день настоящими героями, ведь поразили всех!

...Вот только вспоминать об этом мне по-прежнему стыдно.

Иван Гаральчук, г. Минск

Рубрику ведет Валентина ДОВНАР

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Лишний вес, бессонница, приливы, нарушения давления и остеопороз — далеко не все проявления, подстерегающие женщину в определенном возрасте. 

Экономика

Можно ли управлять спросом потребителей?

Можно ли управлять спросом потребителей?

От спонтанной покупки со «скидкой по-белорусски» можно не только не получить какой-либо экономии, но и переплатить за нее.

Спорт

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Про знаменитую фамилию и современность белорусского хоккея.

Общество

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

С Литвой у нас общее историческое прошлое и теперь она — наша ближайшая соседка в Евросоюзе.