Вы здесь

Почему не снижается актуальность дактилоскопии?


Возможно, самым известным в обществе направлением деятельности судебных экспертов является дактилоскопия. Образ инспектора с лупой, который ищет отпечатки пальцев, прочно вошел в сознание благодаря западным кино- и мультипликационным лентам. Хотя дактилоскопия является одним из самых старых криминалистических способов идентификации преступников, актуальность ее не снижается и по сей день. Немного приоткрыть над ней завесу тайны корреспондент «Звязды» попросил старшего эксперта отдела дактилоскопических и портретных экспертиз управления дактилоскопии, баллистики и портретной идентификации Государственного комитета судебных экспертиз (ДКСЭ) Елену Лужинскую и главного эксперта отдела дактилоскопических учетов управления дактилоскопии, баллистики и портретной идентификации ДКСЭ Евгения Гуда.


— Чуть ли не по всем уголовным делам назначается дактилоскопическая экспертиза. Что касается расследований, связанных с незаконным оборотом наркотиков, то сейчас их чуть ли не половина от общего числа. Чуть меньше дактилоскописты работают по делам, связанным с убийствами и нанесением тяжких телесных повреждений. Здесь все тривиально — пили вместе, слово за слово, возник конфликт, кто-то схватился за нож...

— В общем, на какие вопросы может ответить эксперт-дактилоскопист?

— Он ищет следы на определенных объектах, выясняет их пригодность к идентификации. Если дактилоскопическая карта у нас уже есть в базе данных автоматизированной дактилоскопической системы — выяснить личность человека довольно легко. Более того, отпечатки пальцев рук могут рассказать и о поле, возрасте, но эти характеристики даются только в вариантной форме. Вместе с тем пока что не существует в мире методик, которые могли бы с точностью 99,9 процента определить антропологические параметры исследуемого по папиллярным линиям пальцев. И, конечно же, при анализе следов на орудии совершения преступления важно определить, какие именно пальцы какой руки там оставлены.

— Электронная база нам очень помогает, — продолжает Евгений Гуд. — В докомпьютерные времена процесс был очень трудоемким. Для этого на каждую дактилокарту выводились специальные формулы, по которым в ручном режиме происходил поиск. Проверка по уликам отпечатков пальцев рук, найденных на местах преступления, осуществлялась только при наличии подозреваемых. Что закономерно замедляло работу. Сейчас же все карточки автоматизированы, что позволяет в кратчайшие сроки идентифицировать следы рук на местах происшествий и выяснить личность неизвестного человека. Самая старая дактилокарта в нашем архиве датирована 1945 годом. К сожалению, во время Великой Отечественной войны картотеки были утрачены, их не успели вывезти из-за стремительного наступления немцев. Некоторое время дактилокарты печатались на плотной немецкой бумаге, которая поступала к нам в качестве репараций. Они и сейчас выглядят почти как новые.

— А если, например, было найдено неизвестное тело?

— Тогда тоже обязательно снимаются отпечатки пальцев. После по базе они сверяются. Если, конечно, сведения об этом человеке попали в нашу базу, мы сравниваем две дактилокарты и выясняем, кто же перед нами.

— Кинофильмы приучили нас к тому, что для снятия отпечатков пальцы прижимались к подушечке с чернилами, которые впоследствии было трудно смыть. А как сейчас это происходит?

— Сейчас существуют цифровые дактилоскопические сканеры. Но старый метод с дактокраской пока является наилучшим способом нашего исследования. Более того, при выезде на месте происшествия эксперты территориальных органов его и используют.

— А приходится ли работать с отпечатками ног?

— Редко, но случаются и такие экспертизы. Одно из таких исследований было связано с делом об убийстве. На линолеуме остался кровавый отпечаток босой ноги. Когда предполагаемого преступника задержали, экспертиза подтвердила, что отпечаток принадлежит именно этому человеку.

— Что находится в экспертном чемоданчике дактилоскописта, кроме краски?

— Если почитать давние детективы, то там, как правило, упоминается порошок. Широко применяется он и сейчас. Но есть разница — для металлических поверхностей нужно одно вещество, для немагнитных — другое... Многое зависит и от цвета поверхности. Например, сейчас в нашем арсенале есть флуоресцентные порошки. След пальца после будет светиться в ультрафиолете. Также могут применяться и спрей, и пасты... Одним словом, решение о выборе метода принимается уже на месте. След пальца может спокойно храниться несколько лет.

Мы однажды делали экспертизу по «закладке» наркотических средств. На маленьком клочке бумаги размером буквально 20х20 миллиметров обнаружился след руки. Его поместили в базу. Так и нашли преступника.

— Обращаются ли к вам люди не в порядке уголовного дела?

— Вот как-то позвонил дед, — вспоминает начальник отдела Дмитрий Сачук. — И просит — проведите экспертизу. Спрашиваю: «Что у вас случилось?» — «Хочу, чтобы вы сказали, что мой внук украл у меня деньги из тумбочки». «Допустим, а как я узнаю, что это его следы?» «А я принесу бокал». Ситуация и смешная, и одновременно грустная. Чтобы выяснить принадлежность следов, то надо человека дактилоскопировать. Гражданина не в рамках уголовного дела мы можем проверить только по его письменному заявлению. И кто же на это согласится?

Или вот у одной женщины украли сумку на работе. Она обратилась к нам, поскольку подозревала кого-то из коллег. Но сперва идти надо было в милицию...

Справ­ка «Звяз­ды»

Современная дактилоскопия пошла из Индии. Полтора века назад английский колониальный чиновник Уильям Гершель заметил, что индусы во время подписи документов оставляли не автограф, а отпечаток пальца. То была мистическая идея, что это обязывает человека больше обычной подписи. Однажды из любопытства баронет Гершель взялся за изучение отпечатков пальцев. И выяснил, что двух одинаковых не существует. Так и появился самый известный метод идентификации.

Валерьян ШКЛЕННИК

Выбор редакции

Общество

Беларусь и Россия сблизили позиции по программе реализации договора о Союзном государстве

Беларусь и Россия сблизили позиции по программе реализации договора о Союзном государстве

Об этом заявил председатель Совета Республики Михаил Мясникович на встрече с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко.  

Общество

Как Брест готовится к празднованию своего 1000-летия

Как Брест готовится к празднованию своего 1000-летия

Официальные празднования и основные мероприятия городского Миллениум пройдут 6—8 сентября.

Общество

Михаил Мясникович: Форум регионов Беларуси и России прирастает новыми проектами и не исчерпал свой потенциал

Михаил Мясникович: Форум регионов Беларуси и России прирастает новыми проектами и не исчерпал свой потенциал

Выступление председателя Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Михаила Мясниковича на пленарном заседании VI Форума регионов.