17 августа, пятница

Вы здесь

Знакомые незнакомцы, или Соседи в большом городе


Встречаю сегодня в лифте соседку, а она мне на полном серьезе: «С Новым годом!» Я глазами хлопаю: не выспалась, думаю, моя тезка, что ли? А она мне с улыбкой поясняет: «Мы же с тобой в этом году еще не виделись»... В самом деле: живем дверь в дверь, поддерживаем нормальные соседские отношения — здороваемся, интересуемся, как дела, знаем, как имена, а вот с Новым годом так и не поздравились, да действительно за эти два с половиной месяца нигде не пересекались. А чтобы зайти друг к другу, хоть в новогоднюю ночь поздравить, хоть просто так, — об этом даже и мысли нет. Мы и так для соседей в многоквартирном доме программу максимум выполняем.


Кстати, о том, что соседка — моя тезка, мы узнали лет через пять после того, как в новый дом заселились. Шли мы как-то вместе с остановки, говорили о погоде, и вдруг она мне: «Слушай, а как тебя зовут?» —м «Елена. А тебя?» — «И меня». Благодаря этому неожиданному диалогу у меня был повод спросить, как зовут ее мужа и сына, а так бы и оставались они до сих пор «отцом и сыном из 41-й». Ведь чем больше времени проходит с начала совместного проживания на одном этаже, тем более неловкие такие вещи, о которых обычно на первых минутах знакомства узнаешь, спрашивать...

Вот, например, в 36-й живут отец, мать, сын и дочь. И кошка. Со всеми (кроме, конечно, кошки) здороваемся, но, поскольку живут они в самом дальнем уголке нашей круговой площадки, дальше этого наш коммуникат не идет. Правда, однажды около мусоропровода я поймала их кошку (откуда, собственно, о ней и знаю). Пушистое создание, наверное, незаметно выскочило в открытую дверь, а хозяева легли спать, не заметив, что питомица нет дома. Короче говоря, разбудила я их в половине первого ночи, причем звонила долго и настойчиво. Удивление на заспанном лице сына было еще то. Вот тогда бы, воспользовавшись моментом, и спросить, как беглую зовут, а заодно так непринужденно продолжить: «А вас?» Но момент был упущен, и этот симпатичный парень так и останется навсегда «сыном из 36-й», как герой Игоря Костолевского в известной комедии — «сыном Милосердова».

Соседа из 37-й зовут Иван. Знаю это, потому что нам с ним пришлось быть понятыми, когда у безымянных очередных квартирантов в 38-й искали наркотики. Тогда, подписывая протокол, я видела не только его имя, но и то, что он на два года моложе. Как зовут меня, Иван, я думаю, не знает: однажды, возвращаясь с какой-то гулянки, звонил мне в четыре утра в домофон и нежно так просил: «Малыш, впусти меня, я ключ потерял»... Еще он изредка может зайти попросить соли или зарядное для телефона. Короче, с Иваном мы почти друзья.

В 38-й теперь новые хозяева, сделали ремонт, поставили дорогущую входную дверь. Их я никак не запомню в лицо: встречаешь на площадке и не знаешь, то ли это кто-то из хозяев, то ли их гость. На всякий случай здороваюсь со всеми. Чаще всего не отвечают. Наверное, все-таки гости...

Соседка из 39-й, чьи двери ближе других, — дама особенно занятая, здоровается на ходу. Поговорить с ней так никогда и не удалось. С ней живет долговязый парень (дворничиха Полина сказала, что племянник, но как зовут его, как и ту стремительную соседку, она тоже не знает). Этот не здоровается никогда, даже если одновременно отпираем двери в квартиры, почти соприкасаясь спинами. Наверное, считает себя временным квартирантом.

Еще я соседям с восьмого этажа, чья квартира прямо над моей, пишу письма, хотя их самих никогда не видела. И вешаю их на дверях в тамбуре, так как в сам тамбур попасть невозможно. Караоке дурацкими голосами в четыре утра или потоки грязной воды в кухне на обоях не могут оставаться незамеченными. Несколько раз (после письменных предупреждений) я даже вызвала милицию... В настоящее время в лифте, как кто-то нажимает кнопку восьмого этажа, настороженно смотрю ему в лицо: может, именно он (или она) не давали ночью спать. Так же, как и они, наверное, смотрят на всех, кто едет на седьмой. Мы остаемся друг для друга инкогнито, и так, может, оно и лучше.

Всех остальных жителей нашего 113-квартирного дома (население одной большой деревни) я выборочно узнаю в лицо. Да еще... по собакам: встретив далековато от дома мопса в красной жилетке или одинокого огромного пса, в глазах которого читается мечта о будке или вольере, даже не вглядываясь в их хозяев, знаешь: это наши. С некоторыми из «земляков» вежливо здороваемся: тут уж дело субъективной симпатии. И это максимум, чего стоит ждать от общения с людьми, с которыми живешь в одном доме уже, слава богу, четвертый год...

«Дверь в дверь со мной живет Адам Петрович Хилинский, который иногда приглашает меня сыграть в шахматы и выпить стаканчик коньяка ... На четвертом этаже живет вдовец Кеневич с подростком сыном, весьма неинтересный человек, а напротив него, с мамой Ростик Грибок , человек двадцати одного годика... Второй этаж. На его площадке живет лекарь, к которому я, слава богу, еще никогда не ходил и ходить не хочу и вам не советую, и пусть он вообще останется без работы и разводит гладиолусы. Ведь он психиатр и, кажется, работает в доме сумасшедших. Имечко его, к вашему сведению, Витовт Шапо-Калавур-Лыгановский. Однажды шли вместе до троллейбуса, и как-то разговор зашел о том, кто откуда, на имена и т.д....»

Честно: я завидую герою «Черного замк ...» как и его автору, который всего каких-то сорок лет назад, не сомневаюсь, писал эти строки из личного опыта.

Елена ЛЕВКОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Экономика

Когда  на Могилевщине повысятся надои?

Когда на Могилевщине повысятся надои?

Корреспондент «МС» попыталась разобраться.

Калейдоскоп

Веселые истории наших читателей

Веселые истории наших читателей

Про жатву, Мулявина и налогового инспектора.

Общество

Какой потенциал имеют белорусские болота?

Какой потенциал имеют белорусские болота?

В болото либо сразу влюбляешься, либо не принимаешь его.

Общество

Результаты на ЦТ оценивались по двум методикам

Результаты на ЦТ оценивались по двум методикам

Но сертификаты абитуриенты получили с баллами по прежней системе подсчетов.