21 июля, суббота

Вы здесь

Молочное разбирательство. Будут ли устранены причины недопонимания?


Термин «молочные войны» был введен в оборот журналистами еще в 2009 году, когда главный государственный санитарный врач Российской Федерации запретил импорт белорусского молока. Тогда проблему удалось решить за 10 дней, но, как оказалось, не окончательно.


Фото produkt.by.

Самое удивительное в этой истории — живучесть достаточно ожесточенного спора между белорусскими производителями и контролирующими органами России, он периодически возникает на протяжении всех этих лет и касается не только молочной отрасли. На прошлой неделе очередной раз удалось избежать огульного запрета на белорусское молоко, угроза которого была объявлена еще 22 февраля. И снова не обошлось без жесткого комментария по этому поводу руководителя белорусского государства, вмешательства наднациональных органов ЕАЭС и переговоров на уровне вице-премьеров двух стран.

Сегодня ситуация с экспортом белорусского молока обстоит следующим образом. На конец прошлой недели ограничения на поставку молочной продукции в Россию, согласно информации Россельхознадзора, касались менее 5 % от общей массы всех белорусских поставок. Российское контрольное ведомство на этой неделе проинспектирует белорусские предприятия-экспортеры. До конца марта пройдет совместная коллегия аграрных ведомств двух стран, на которой планируется обсудить балансы поставок сельхозпродукции.

Станет ли все это искоренением причины «молочной болезни» или снова окажется лишь временным облегчением состояния дел во взаимной торговле? Все участники истории уверяют, что заинтересованы в окончательном «излечении», но стремятся ли они услышать друг друга? Официальный представитель Россельхознадзора Юлия Мелано пояснила «СЕ», что, по мнению россиян, проблема упирается в недостаточно эффективный контроль продукции со стороны государственной ветеринарной службы Беларуси.

Об основных претензиях российских контролеров мы поговорили с директором Института мясо-молочной промышленности Национальной академии наук Алексеем МЕЛЕЩЕНЕЙ, кандидатом экономических наук, доцентом.

Остатки ли это сухого?

Одна из претензий, высказанных в адрес белорусских производителей молочной продукции, касается обнаружения сухого молока в питьевом. В частности, интернет-газета «Брянские новости» сообщила о том, что в 2016 году семь белорусских предприятий поставляли в российский регион молоко, произведенное с нарушением Технического регламента Таможенного союза, которым не допускается наличие сухого молока и воды в питьевом. «Из 18 проб питьевого молока в 11 обнаружено сухое молоко», — безапелляционно заявили российские журналисты.

Методика выявления сухого молока в питьевом дает ложноположительные результаты при исследовании молочных продуктов, которые прошли термическую обработку. Фото produkt.by.

Наличие сухого молока в питьевом ультрапастеризованном стало поводом для введения региональными управлениями Россельхознадзора усиленного лабораторного контроля продукции нескольких белорусских предприятий с 26 февраля этого года. Какой вред несет человеческому организму наличие сухого молока в питьевом и как это наличие определяется?

— Наличие сухого молока в питьевом не несет вреда для потребителя, — убежден Алексей Мелещеня. — Изготовление сухого молока требует дополнительных затрат, делает продукт дороже процентов на тридцать, поэтому в Беларуси добавлять сухое молоко в питьевое нецелесообразно. Однако в мире, и в том числе в Российской Федерации, есть регионы, где проще из запасов сухого молока делать восстановленное и производить другие молочные продукты, так как там молоко-сырье отсутствует либо его недостаточно.

Методика измерений концентрации сухого молока в продуктах была разработана российской компанией только в 2016 году и до сих пор вызывает споры. Дело в том, что метод иммуноферментного анализа (ИФА), который лежит в основе методики, имеет высокую погрешность в отношении продукта, прошедшего термообработку. Например, ультрапастеризованное либо стерилизованное молоко имеет те же компоненты, что и сухое.

Год назад российский молочный комбинат «Нижегородский» через арбитражный суд сумел оспорить решение Россельхознадзора, также нашедшего в его продукции сухое молоко по названному методу. До этого российский Национальный союз производителей молока обращался к правительству своей страны с выражением недоверия к методу ИФА по обнаружению сухого молока в продуктах.

«Вопрос этот, как говорят дипломаты, требует дальнейших консультаций, не думаю, что он станет камнем преткновения в споре о качестве белорусских молочных продуктов», — резюмировал Алексей Мелещеня. Остается добавить, что предложенная методика пока не входит в перечень стандартов ЕАЭС о безопасности молока и молочной продукции. Однако это не мешает российским контролерам обвинять белорусских производителей и налагать на них ограничения.

Не сыр и не наш

Еще один блок довольно серьезных претензий со стороны России касается фальсификата и реэкспорта. Один из примеров — недавняя новость на сайте Россельхознадзора про обнаружение на складе в Орловской области сычужного продукта, поступившего из Беларуси и Китая и перемаркированного в сыр под известными торговыми марками. Примечательно, что некоторые растиражировавшие эту новость СМИ опустили информацию про китайское происхождение части сычужного продукта, объем которой (что также говорит не в пользу полноты информации) не был указан в первоисточнике.

Сычужный продукт то ли из Беларуси, то ли из Китая, перемаркированный на складе в Орловской области в «Российский сыр». Фото fsvps.ru.

Новости с Орловщины оказались созвучными высказываниям министра сельского хозяйства Российской Федерации по поводу продукции, поступающей из Беларуси.

«В Беларуси для собственного рынка сыроподобные продукты в сколько-нибудь значимых объемах не производят. Могут отдельные заводы производить под заказ торговых сетей, — пояснил «СЕ» Алексей Мелещеня. — Вероятно, партии такой продукции поступают в Беларусь из стран, с которыми существует санкционный режим у Российской Федерации. Однако в этом случае поставка в Беларусь сама по себе не является противозаконной. То, что недобросовестные трейдеры перекупают эту продукцию и контрабандным путем поставляют в Российскую Федерацию, увы, исключить невозможно. Однако и тут вопрос скорее должен быть адресован российским торговым сетям, чем белорусским производителям».

Ситуация с ограничением поставки товаров одной из стран Евразийского экономического союза противоречит самой логике интеграции. Свобода перемещения товаров — одна из четырех провозглашенных свобод ЕАЭС — предусматривает, что если товар попал на территорию страны — участницы объединения, то он автоматически попадает на территорию всего союза.

«Претензия со стороны Россельхознадзора возникла в связи с введением взаимных санкций между ЕС и Россией, механизм которых не был четко отработан в рамках ЕАЭС, — считает руководитель Белорусского научного института. — Не был установлен особый порядок взаимоотношений, который регламентировал бы движение товаров из третьих стран. Это не вопрос безопасности продукции, это вопрос страновой политики и координации между контролирующими службами по разные стороны границы. Россельхознадзор здесь выступает скорее как технический инструмент этой политики».

Что касается перемаркировки белорусских товаров, то виновник должен отвечать за это по всей строгости закона, подчеркивает Алексей Мелещеня. «Чаще всего такие случаи происходят на территории Российской Федерации, но что-то я не припомню, чтобы СМИ писали про судебные процессы над такими мошенниками», — замечает собеседник «СЕ».

И наконец, антибиотики

Производственно-испытательная лаборатория Института мясо-молочной промышленности среди прочего определяет и содержание антибиотиков в пищевой продукции. «На сегодня мы можем выявлять антибиотики с очень высокой точностью, — рассказал директор института. — Основная проблема в том, что даже небольшие дозы вызывают к ним устойчивость со стороны инфекции. В результате мы сталкиваемся с супербактериями, которые не поддаются лечению».

Эксперты уверяют, что планка требований к качеству и безопасности молочной продукции за последние годы поднята очень высоко. Фото produkt.by.

Антибиотики попадают в молочную продукцию в результате лечения животных. Есть определенный период вывода лекарства из организма, после которого молоко животного можно использовать. Но может случиться так, что в силу специфики организма по окончании этого периода не вывелся весь антибиотик. В молоко могут попадать и природные антибиотики — например, через плесень в кормах. Система контроля по этому направлению в Беларуси достаточно жесткая, уверяет Алексей Мелещеня. Молоко тестируют на фермах, при поступлении на молочные заводы, дополнительно — при поставке готовой продукции на экспорт. По отдельным антибиотикам белорусские требования жестче, чем в Европейском союзе.

«И тем не менее какие-то небольшие дозы, как и везде в мире, могут попадать в продукты. Думаю, когда российские коллеги выявляют случаи содержания антибиотиков в продуктах, то поступают правильно, предъявляя претензии производителю. Защита потребителей должна стоять на первом месте. Но если антибиотики найдены в каких-то партиях, то верните или утилизируйте эту продукцию согласно законодательству, зачем же закрывать поставки со всей страны? — выражает свое отношение к ситуации белорусский эксперт. — Невольно возникает аналогия, хоть и несколько в другой сфере, с недопуском больше сотни российских спортсменов, причем одних из лучших, на Олимпиаду из-за положительных допинг-проб у десятерых. Российские граждане были крайне возмущены таким подходом, и белорусы были полностью солидарны в этом. Почему российские контрольные службы поступают с белорусской молочной продукцией так же, как и Международный олимпийский комитет в отношении российских спортсменов?»

Да, есть вопросы и к той, и к другой стороне, соглашается с некоторыми комментариями в прессе Алексей Мелещеня: «Поэтому надо садиться и договариваться, вырабатывать общие механизмы. Нам хотелось бы, чтобы требования к импортной продукции, в том числе белорусской, не были более жесткими, чем к внутренней российской. Как, например, по отношению к металлам, продукции машиностроения, электротехнике и другой. Регулируйте пошлинами, квотами, но технические требования должны быть одинаковыми».

Руководитель белорусского научного института подчеркивает, что за последнее время в стране очень сильно поднята планка требований к пищевой продукции. Те же самые антибиотики 30 лет назад в молоке не контролировали вообще. В 10 раз стал более жестким показатель по бактериальной обсемененности молока, по соматическим клеткам — в 100 раз. Сегодня молочная продукция в целом, может быть, стала несколько менее натуральной за счет использования вкусовых добавок и пищевых красителей, но если говорить о качестве как молока-сырья, так и готовой молочной продукции, — оно существенно улучшилось.

Ольга МЕДВЕДЕВА

Название в газете: Молочное разбирательство

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Из воспоминаний фронтового журналиста-звяздовца

Из воспоминаний фронтового журналиста-звяздовца

История Великой Отечественной войны: глубоко исследованная и в то же время во многом неизвестна.

Культура

«Славянский базар в Витебске»: не «прощай», а «до встречи»!

«Славянский базар в Витебске»: не «прощай», а «до встречи»!

Состоялось торжественное закрытие фестиваля.

Общество

Красноярск — город с денежной купюры

Красноярск — город с денежной купюры

Он находится почти в сердце Сибири.