Вы здесь

Почему в XXI веке делают ставку на критическое мышление?


Европейская комиссия всерьез озабочена распространением дезинформации в интернете. По мнению экспертов, термин «фейковые новости» уже не охватывает все аспекты медийного пространства, к тому же дезинформация может включать контент, где ложь смешивается с истинными фактами. Рабочая группа Еврокомиссии рекомендовала развивать во всех странах медиаобразованиt и создавать инструменты, которые позволили бы отличать правдивую информацию от ложной. Документ по борьбе с дезинформацией обещают опубликовать этой весной.

А могут ли считать себя медиаобразованными белорусы? Три года назад педагоги-энтузиасты начали внедрять медиаобразование в школьное преподавание: создали дистанционный курс поддержки учителей, написали пособия. Сегодня в стране действуют 27 инновационных площадок по формированию медиаобразованности и медиакультуры, утвержденные Министерством образования. А совсем недавно на базе Академии последипломного образования прошел двухдневный фестиваль педагогических идей «Медиаобразование в современной школе: опыт, проблемы и перспективы».


Современным учителям и преподавателям требуется серьезная поддержка в плане развития их собственной медийной грамотности.

Не брать все на веру

«Каким одним словом, по вашему мнению, можно охарактеризовать ученика, который часто задает учителю вопросы?» — обратился ко взрослой аудитории профессор кафедры педагогики и менеджмента образования АПО, кандидат педагогических наук, доцент Николай ЗАПРУДСКИЙ. И услышал в ответ: «Почемучка», «Любопытный», «Активный», «Пытливый»!

— Честно говоря, мне хотелось услышать от вас — «тот, кто критически мыслит», так как это означает, что он ничего не берет на веру, все подвергает сомнению. А в медиаобразовательной практике самое главное — критическое мышление и умение задавать вопросы, — подчеркнул Николай Запрудский. — Проблемами развития медиакомпетенций сегодня озабочены во всем мире, но в большинстве стран, как, между прочим, и у нас, отдельного предмета «медиаобразование» в школе нет. Эти знания интегрируются в другие дисциплины. Как сделать так, чтобы дети и предмет хорошо знали, а параллельно еще и медиаобразовывались? Причем на все отводится 45 минут урока... Я считаю, что это своеобразный вызов для учителя.

Пока что не все педагоги умеют формировать критическое мышление учеников или хотя бы стремиться к этому, не все имеют навыки декодирования медиатекста, не все обладают соответствующими методиками. Хватает и учителей, которые довольно узко понимают медиаобразование, ограничиваясь, например, только демонстрацией видеороликов на своих занятиях.

На педагогических специальностях мало внимания уделяется формированию медиаобразованности будущих педагогов. Отсутствует концепция медиаобразования, принятая на разных уровнях, и стандарт по медиаобразованию. Но у нас уже есть основания гордиться сделанным, есть много профессиональных и ответственных педагогов, и — самое главное — есть понимание того, что медиаобразование чрезвычайно актуально!

Умею или только так думаю?

— К сожалению, но даже в высшей школе пока распространено мнение, что медиаобразованием должны заниматься журналисты, а не педагоги. Мол, а при чем здесь преподаватели? — рассказал заведующий учебно-методической лаборатории инноваций в образовании БГУ Дмитрий ГУБАРЕВИЧ. — В нашей стране не проводилось серьезных исследований, благодаря которым мы знали бы реальную ситуацию с медиаобразованностью и поведением молодежи в медиапространстве, поэтому вынуждены опираться на результаты российских, польских, американских исследований и пытаться спроецировать их на нашу действительность.

В прошлом году Центром проблем развития образования БГУ проводился опрос университетских преподавателей и студентов, по результатам которого выяснилось несколько интересных тенденций. Из почти трех сотен опрошенных студентов (преимущественно второго и третьего курсов) в ответ на предложение оценить собственный уровень медиаобразованности приблизительно 20% заявили, что они знают и умеют все! И если только 3% преподавателей вузов высказались за то, чтобы медиаобразование никак не развивалось в рамках университетского образования, то среди студентов категорически против медиаобразования высказались более 13%. Это значит, что у молодых людей нет никаких запросов на умение работать с информацией. Но умеют ли они это делать? Здесь требуется серьезная исследовательская работа по определению места и роли медиаобразования в учреждениях общего среднего и высшего образования.

Дмитрий Губаревич уверен, что современным учителям и преподавателям требуется очень серьезная поддержка в плане развития их собственной медийной грамотности, также необходимо предложить преподавателям методические инструменты, которые помогут им развивать медиаобразованность в их студентах. Например, существует алгоритм на анализ информационного сообщения, который учит его проверять, выяснять позицию автора, его осведомленность в содержании, аргументированность позиции, выявлять то, о чем автор «сознательно промолчал», или выяснить, происходит ли манипулирование фактами. Этот алгоритм может быть полезен как учителям, преподавателям, так и ученикам, студентам.

Также нужно отметить, что впервые за последние годы на рынке был замечен рост спроса на печатную продукцию. Интересная тенденция, которая еще требует осмысления.

— С этим можно соглашаться или не соглашаться, но есть мнение, что печатное слово рождает образ, а визуальность — уже завершенный образ, поэтому образовательный эффект печатного слова куда более значительный, — подчеркивает Дмитрий Губаревич. — Как лично я вижу будущее медиаобразования в высшей школе? Во-первых, средняя школа и высшая должны работать в одной связке, а преподаватели — развивать то, что было заложено у наших студентов в школе.

В ходе проведенного опроса примерно треть преподавателей из общего числа заявили, что медиаобразованность не является актуальной задачей для современного университетского образования, а остальные голоса разделились. Примерно половина опрошенных сказали, что медиаобразование должно быть элементом в каждом учебном курсе, интегрироваться в него. А вторая половина высказала мнение, что медиаобразование должно быть отдельным предметом, потому что есть ряд вопросов, которые не вписываются в содержание предметов, которые они преподают. Я тоже думаю, что не в каждую университетскую дисциплину можно интегрировать медиаобразовательный аспект, в школе для этого гораздо больше маневров. А вот ввести медиаобразование за счет расширения для студентов курсов по выбору можно. Но еще раз подчеркну, что требуются исследования, которые отражали бы белорусскую специфику в развитии медиаобразованности.

Чем раньше, тем лучше

Секретами создания медиапродуктов поделилась на своем мастер-классе учитель английского языка Несвижской гимназии Наталья Катченко.

Украина осознала необходимость развития медиаобразованности намного раньше: правда, и там инициатива родилась не в министерских стенах, а со стороны общественных организаций. Медиаобразование начиналось у соседей силами Академии украинской прессы, организации «ДетекторМедиа», инициативы «СтопФейк» и отдельных энтузиастов. В 2010 году была утверждена Концепция сопровождения медиаобразования в школе, а на следующий год в всеукраинский эксперимент по медиаобразованию были вовлечены уже 200 школ.

 

— Это очень много, учитывая, что сначала нужно было подготовить педагогов, чтобы уже те учили детей, — объясняет заведующая кафедрой методики обучения языкам и литературе Харьковской академии непрерывного образования, медиапедагог, доктор педагогических наук Галина ДЕГТЯРЕВА. — Акцент был сделан на десятиклассниках, которые скоро должны были выйти из школы, начать взрослую жизнь, создать собственные семьи. Нужно было научить их защищать себя и своих детей от деструктивного влияния медиа, показать, как с помощью медиа можно реализовать себя и развить свои творческие способности.

По результатам этого эксперимента в 2016 году психологами была разработана рамочная программа, в которой прописали, как влияет медиаобразование на учеников, с какого возраста нужно начинать учить работать с новостями в СМИ, что должен уметь ребенок в каждом возрасте и так далее. В августе прошлого года официально был подписан приказ Министерства образования и науки Украины, и начался всеукраинский эксперимент «Стандартизация сквозной социально-психологической модели массового внедрения медиаобразования в отечественную педагогическую практику».

Как показал проведенное Киевским международным институтом социологии опрос, 45% его участников считают, что курс медиаобразованности должен быть в школе. Еще 40% — что этим должна заниматься высшая школа.

— Я уверена, что медиаобразованию должны обучать не только будущих педагогов, а студентов всех вузов, потому что медиаобразованным должен быть каждый человек, — подчеркивает Галина Дегтярева. — Между прочим, 30% участников опроса уверены, что должны организовываться также просветительские кампании для взрослых, ведь многие из них ошибочно считают себя образованными в этой теме. И только 12% отрицают важность медиаобразования, говорят, что им эти знания не нужны.

На сегодняшний день медиаобразовательные компетенции прописаны в Украине на уровне государственных документов, в том числе и в Концепции новой украинской школы, которая включает 10 ключевых компетенций. Одна из них — информационно-цифровая, которая подразумевает уверенное и одновременно критическое применение информационно-коммуникационных технологий для создания, поиска, обработки и обмена информацией... Буквально месяц назад был утвержден государственный стандарт начального образования, который предусматривает формирование у учащихся умения анализировать, интерпретировать, критически оценивать информацию в медиатексте и использовать ее, создавать простые медиапродукты. Пока что разработаны программы для первого и второго классов. Так, первоклассник должен воспринимать простые медиапродукты, принимать участие в обсуждении содержания и форм медиатекста, выражать свои мысли и ощущения. Во втором классе учащиеся должны понимать, для кого и для чего был создан конкретный медиатекст, объяснять вербальные и невербальные элементы медиапродукта, создавать простые медиапродукты — фото, коллажи, комиксы, листовки.

Украинские педагоги пошли еще дальше — разработали уже модель медиапространства для дошкольного учреждения — детей в возрасте от 4 до 6 лет.

Факты и интерпретация

В 2018 году белорусские школьники впервые примут участие в Международной программе по оценке образовательных достижений учащихся (РISА). Это одно из самых авторитетных исследований в мире, которое оценивает эффективность действующей системы образования. Каждый раз акценты в исследовании смещаются. И если во время последнего мониторинга внимание уделялось естественно-научной грамотности, то в цикле 2018 года, прежде всего, будет проверяться читательская компетенция. Ранее она связывалась у нас преимущественно с филологическими навыками — умением читать и интерпретировать текст, находить средства художественной выразительности и так далее. Но сегодня под ней понимается другое. Читательская компетенция является базовой, потому что тексты сопровождают нас везде: электронное письмо, реклама, информация на маркировке продукта, памятка для потребителя, договор с банком, контракт — все это тексты.

— Поиск и использование информации постоянно присутствуют в нашей жизни, — объясняет заместитель председателя Общества белорусской школы, редактор интернет-портала nаstаunik.infо Тамара МАЦКЕВИЧ. — В исследовании РISА используются графики, диаграммы, рисунки, карты, потому что умение работать с ними считается очень важным. И задания привязаны к конкретным жизненным ситуациям. Учеников могут попросить выбрать самый надежный источник информации о проблеме, предложить оценить, основано ли описанное явление на фактических данных, обобщить и объяснить проблему или ситуацию, определить в СМИ способы передачи негативных стереотипов или примеры поспешных обобщений.

15-летние подростки должны уметь идентифицировать различные заинтересованные стороны в деле, определить, какие выражения в разговоре демонстрируют незнание межкультурной коммуникации, перечислить возможные последствия предлагаемого решения проблемы.

От них требуется как знание формальных индикаторов оценивания интернет-ресурсов (умение установить авторство, дату публикации, URL-адрес, присутствие оценочных суждений, грамотность), так и умение отличать факты от интерпретации, видеть цели и мотивы автора, нарушение логики, знать техники манипуляции («скрытую рекламу», «игру на эмоциях» и другие).

Тамара Мацкевич подчеркивает, что среди читательских умений, уровень которых проверяется в ходе РISА, на первом месте стоит умение найти информацию, критически ее оценить и — самое важное — составить свое мнение ...

Надежда НИКОЛАЕВА

Выбор редакции

Общество

Парад в Минске состоится 3 июля в 9 часов вечера

Парад в Минске состоится 3 июля в 9 часов вечера

Сейчас к нему готовится пешая колонна.  

Общество

Корреспонденты «Звязды» посетили «Волчьи норы»

Корреспонденты «Звязды» посетили «Волчьи норы»

Там отбывают наказание мужчины, впервые осужденные за незаконный оборот наркотиков.

Экономика

Частный бизнес выбирает Смиловичи

Частный бизнес выбирает Смиловичи

В этом убедилась корреспондент, посетив поселок.