24 сентября, понедельник

Вы здесь

Веселые истории наших читателей


Против лома... есть приемы

У кого больше всех разных историй, так это, по-видимому, у учителей.

Вот и я когда-то после окончания педагогического института и службы в армии оказался в Пуховичской средней школе. Сам невысокенький, худенький, но специалист, с дипломом, с желанием учить — массы... Это сейчас в деревенских школах детей раз два и обчелся, а тогда, в 60-е годы прошлого века, в каждом классе по 30 учеников было!

Меня они сразу «окрестили» Молекулой, однако приняли хорошо. Был только один парень — здоровый такой, почти на две головы выше, который из кожи лез, чтобы меня унизить, сделать какую-нибудь пакость.

Платить ему той же монетой мне, учителю, вовсе не приходилось. Вот и стал я искать какой-то подход. Для начала, помню, немного перепугал его, сказал:

— Миша, перестань бузить, а то пойдешь к директору.

(Его, надо сказать, все в школе боялись). А Миша вдруг:

— Ну и пойду... Что он мне сделает?

А вдруг, думаю, и действительно — ничего? Тогда же на болбеса совсем управы не будет. Значит, надо что-то делать самому? Но что?

План действий подсказала... игра, ведь детей учил я только на уроках, а после — вместе с ними шел на школьный стадион, мы играли в футбол. С Мишей, кстати, в одной команде. Он стоял на воротах, причем хорошо стоял...

Был еще один сильный игрок — Слава, также намного выше, сильнее, коренастый. У его родителей я снимал комнатку — был за своего, а потому как-то смело предложил:

— Слушай, парень, завтра у нас футбол, а в перерыве давай с тобой поборемся?

— Это зачем? — удивился Слава.

— Ну надо так: я проведу несколько приемов, а ты уже, пожалуйста, застони, заойкай — якобы от боли... Согласен?

— Ну, если вам это нужно...

И вот оно началось: сначала — игра, потом — перерыв.

— Василий Никитович, а покажите нам сколько приёмчиков, — попросил Слава.

Я в ответ:

— Пожалуйста.

Стали мы с ним в стойку (я и в самом деле молекула), но давай различные приемы делать — один, другой... А третьим на колено его — и хлоп на землю.

Слава где-то поддавался, где-то сопротивлялся, а в конце концов проситься стал:

— Ну, хватит... Больно же... Пустите...

Ученики смотрели на все, кажется, не моргая. А уж Миша — тот и вообще рот не закрывал!

Через день он подошел ко мне, спросил:

— А где вы борьбе учились?

— Немного в институте, — говорю, — немного в армии.

— Скорее бы и мне туда, — вздохнул парень.

Что интересно, после этого он стал моим первым помощником и лучшим учеником.

...На одном из семинаров я, помню, рассказал коллегам эту историю. Один из них заметил:

— Так это же неподобающий прием.

— Зато действенный, — признали другие.

Василий Пешевич, д. Юркевичи, Житковичский район


Живет кулик где привык

Если мне кто-нибудь возьмется доказывать, что при прежней, коммунистической власти коррупции не было, — не поверю. Она, по-видимому, словно тот борщевик: в одном месте искоренишь (и, казалось бы, с корнем!), а он уже в новом поднялся. И, что интересно, это не настораживает, так как растение, как растение — красивое, мощное, а дотронешься — и мало не покажется...

Пример? Да пожалуйста. Некогда чуть ли не в каждом райцентре помимо районных исполнительных комитетов были еще и городские. Предполагалось, что руководство их (конечно же, партийное) решает социальные проблемы горожан.

Не без того — решало, но авторитет подкрепляли еще и тем, что именно оно распределяло разный дефицит: мебель, машины, ковры... И внешне все там выглядело чин чином: существовали соответствующие списки, очереди, а параллельно...

Ходили слухи (и не без оснований), что многие «отовариваются» в обход, что для этого следует завести блат или «позолотить ручку»: в нашем горсовете — двум привлекательным женщинам Марьяне и Дарье.

Многие к ним обращалися. У Павловича также опыт был.

Он, как рассказывал, тогда в райком работать пришел — молодым инструктором. Гордился тем, что партия доверила, старался оправдать, а тут...

Женился он, в семье появился ребенок. И все бы ничего, да квартира у инструктора на первом этаже, пол холодный, голый, а ребенку бы ползать...

— Нам бы коврик коакой или палас... Хоть маленький, — просила по вечерам жена. — Люди как-то достают, стараются. Может, и ты попробовал бы?

— Я?! В обход очереди? — возмущался Павел. — Нет, ни за что...

Отказывался, короче, но ведь и ребенка жалел! А потому-то раз преодолел себя — пошел в горсовет.

Увидел в нужном отделе женщин и обрадовался: подумал, что они же сами мамы, значит, поймут его нужду! Да не тут то было:

— Мы вам ничем не поможем, — ответила не то Дарья, не то Марьяна. — У нас с этим строго. Вот смотрите — списки, очередь. И ваша — еще далеко. Надо ждать, другого выхода нет...

Человек поверил. А потом с теми же девушками за одним столом оказался — вино им наливал. Те охотно пили да еще и смеялись:

— Да помним мы вас. Вы насчет паласа приходили — как никто: нам аж смешно было — с пустыми руками. А принесли бы рублей по сто, и все получили бы: и ковер, и палас...

«Просителю» бы тогда возмутиться, народный контроль подключить, «расшевелить» то осиное гнездо. Постеснялся — разве что коллегам сказал.

Те, видимо, сделали выводы. Во всяком случае один, которого райком вскоре рекомендовал на должность председателя, еще до избрания подошел к упомянутым девушкам и честно "предупредил":

— Вы, Дарья, при мне и дня работать не будете. А на вас, Марьяна, еще посмотрю. Может и сработаемся.

Ни одной, ни второй из девушек такая перспектива не понравилась, и они дружно пошли войной: «подняли» всю свою клиентуру — попросили депутатов, чтобы те не поддержали предложение райкома.

Результат оказался ожидаемым: «за» назначение рекомендованного председателя проголосовали единицы, против — все остальные. В результате две взяточницы праздновали победу, а сконфуженный кандидат покинул зал...

Давно ли — в прошлом веке. В этом — лишь бы деньги — дефицита в товарах нет. А вот дефицит совести встречается все чаще и чаще.

Л. Н., г. Могилев


А не вреди!

Помните, когда-то в пригородных автобусах не было ни кондукторов, ни кассовых аппаратов: билеты пассажирам водители продавали сами. Кто-то — честно, а кто-то...

Вам ли говорить: есть категория людей (на разных должностях), которых хлебом не корми, но дай-то украсть: вместо государственного кармана положить в свой. Как раз с тех пор вот эта небольшая «картина».

Идет, значит, рейсовый автобус. Пассажиров, которые едут из деревень в райцентр, на остановках все больше и больше. Каждый из них, входя в салон, отдает водителю деньги за проезд, садится ехать, хотя билета и не требует: сколько той дороги, мол...

И действительно: город почти что рядом...

Как вдруг откуда ни возьмись машина дорожной службы. И тут к бабке не ходи — с контролерами, которые, конечно же, проверят билеты, и водителю тогда мало не покажется.

«Что делать?» — панически думает тот и, прежде чем остановиться и запустить в салон ревизоров, отматывать кусок билетной ленты, бросает ее в проход:

— Отрывайте и разбирайте, — приказывает пассажирам. — Быстрее!

Сам же, чтобы выиграть время, потихоньку притормаживает, открывает дверь. Контролеры заходят, проверяют билеты. И все, как будто, чин чином? Но... было бы!

— Ваш билет? — спрашивают у одной из пассажирок.

— Нету, дитя... Прости, — просит бабушка. — Не успела ухватить... Конечно, старая. А здесь, посмотри, все молодые, ловкие: шофер билеты как бросил, — они вмиг разобрали. Мне, старой, и не досталось. А я ведь тоже деньги платила — сразу, как зашла...

Короче, хотя-нехотя, а «сдала» бабушка водителя.

И, конечно же, правильно сделала, так пусть не плутует!

Фаина Касаткина, г. Поставы

Рубрику ведет Валентина ДОВНАР

Оставить комментарий

Выбор редакции

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.