Вы здесь

Что будет с кредитами и депозитами?


В последние годы мы привыкли, что финансовая система нашей страны стабильная. Люди стали больше доверять свои денежные накопления банкам и брать кредиты на дорогостоящие покупки. Какие тренды наблюдаются сегодня на белорусском финансовом рынке? Мы попросили ответить научного сотрудника Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Анастасию ЛУЗГИНУ и финансового консультанта TeleTrade (ООО «ТелетрейдБел») Жанну КУЛАКОВУ.


– Почему падают ставки по валютным депозитам и почему они разные по вкладам в евро и долларах.

Анастасия Лузгина (А. Л.): – Постепенное снижение ставок по депозитам в иностранной валюте имеет закономерный характер. Такая тенденция связана, прежде всего, с политикой дедолларизации, которую проводит Национальный банк. В настоящее время у большинства банков ставка по валютным вкладам не превышает 2%, и последние месяцы она существенно не менялась. При этом возможна некоторая разбежка в стоимости вкладов в долларах и евро у разных банков, эти решения в основном продиктованы тем, что тому или иному финансовому учреждению требуются средства именно в данной валюте (например, для предоставления кредитов предприятиям-импортерам). Однако, повторюсь, это не тенденция, а выбор конкретных банков.

Следует отметить, что низкая доходность по валютным вкладам является нормальным явлением, так как если посмотреть на европейский опыт, то и там стоимость депозитов  (с учетом низкой инфляции) не превышает нескольких процентов.

Жанна Кулакова (Ж.К.): – Снижение ставок по валютным депозитам в Беларуси во многом обусловлено политикой Национального банка: регулятор намеренно делает валютные вклады менее привлекательными для банков, чем рублевые. Для этого используется такой инструмент как норматив обязательных резервов. Для рублевых вкладов этот норматив сегодня составляет 4%, а для валютных – 17%. Это означает, что если банк привлек 100 рублей во вклад, то 4 рубля он обязан зарезервировать на специальном счете. Если же банк привлек 100 долларов – то зарезервировать придется 17 долларов. Этими деньгами пользоваться нельзя, по сути, они просто лежат. Поэтому привлекательность валютных сбережений упала. А делается это для того, чтобы на фоне замедления инфляции в Беларуси и снижения ставок по рублевым вкладам валютные все равно оставались менее выгодными. 

Разница в процентных ставках между депозитами в долларах и евро соответствует общемировым тенденциям. Связано это с действиями американского и европейского регуляторов: ключевая ставка Федеральной резервной системы США сегодня составляет 1,5%, а ставка Европейского центрального банка – 0%. Поэтому и на белорусском рынке ставки по вкладам в евро ниже, чем по вкладам в долларах. Кроме того, есть внутренний фактор – доллары в Беларуси пользуются более высоким спросом, чем евро. Поэтому многие банки больше заинтересованы в привлечении американской валюты, и мотивируют вкладчиков более высокими ставками.

– Может ли случиться такое, что мы станем платить банкам за хранение наших же денег и есть ли такая практика в мире?

Анастасия Лузгина.

А.Л.: – Я не считаю, что мы в обозримом будущем столкнемся с тем, что будем платить банкам за хранение денег. У нас для этого просто нет условий. Обычно такая ситуация возникает, когда экономика находится в глубокой рецессии, наблюдается дефляция (падение цен в экономике) и центральный банк для оживления экономического роста прибегает к снижению процентных ставок в национальной валюте практически до нуля. У нас же сейчас напротив, наблюдается определенное оживление экономической активности при одновременном сохранении реальных процентных ставок в банковской системе на положительном уровне.

Ж.К.: – В мировой практике есть прецеденты, когда ставки по вкладам отрицательные, то есть вкладчик не только не получает дохода, но еще и сам приплачивает банку за возможность хранить деньги на депозите. Такие меры применяли в Дании, Швейцарии, Японии и некоторых других странах. Но в Беларуси такие подходы в ближайшее время вряд ли приживутся. Люди в таком случае просто перестанут хранить деньги в банках. 

– Почему растут ставки по рублевым вкладам?

А. Л.: – Работать с рублевыми ресурсами с учетом относительно низких темпов инфляции и стабильной ситуации на денежном рынке становится выгодно. Как уже отмечалось, Нацбанк в рамках политики дедолларизации экономики стимулирует коммерческие банки осуществлять операции именно в белорусских рублях. Оживление кредитования населения также этому способствует. Поэтому банки нуждаются именно в рублевых ресурсах. Если посмотреть на статистические данные, то можно отметить незначительный рост ставок  по вновь привлекаемым банками рублевым депозитам (в январе 2018 года по сравнению с декабрем 2017 года они в среднем увеличились на 0,3 п.п.). Однако, если обратиться к структуре вкладов, то рост ставок обусловлен повышением доходности по безотзывным депозитам. Причем банки больше интересует привлечение этих вкладов на 1-2 года. Таким образом, финансовые структуры стараются привлечь ресурсы, которыми они смогут свободно распоряжаться на протяжении нескольких лет. Такая стратегия повышает устойчивость банков и позволяет им оптимизировать структуру кредитов и депозитов по срокам.

Жанна Кулакова.

Ж.К.: – По итогам февраля текущего года средняя ставка по новым срочным вкладам физлиц в рублях составила 8,49% годовых. Это на 0,57 процентного пункта выше, чем месяцем ранее. Наблюдался рост в январе (на 0,36 п.п.), в декабре (на 0,05 п.п.) и еще на протяжении нескольких предшествующих месяцев.

Росту ставок по рублевым вкладам способствует несколько факторов. В последнее время банковская система периодически испытывает дефицит ликвидности. В конце января 2018 года Нацбанк Беларуси впервые за почти два года провел кредитный аукцион, предоставив банкам дополнительную ликвидность, и с тех пор такие аукционы проводились еще трижды. Из отчетности регулятора видно, что удовлетворяются не все заявки банков, поэтому дополнительные деньги им приходится искать в других местах, в том числе и на розничном рынке, через повышение процентных ставок по вкладам.

Дефицит ликвидности возникает не просто так – с одной стороны, это прямое следствие политики Национального банка, который за последнее время несколько раз повысил норматив отчислений в фонд обязательных резервов. С другой стороны, к сокращению ликвидности банков привел возросший спрос на кредиты. А недавняя отмена Нацбанком ограничений на ставки по долгосрочным безотзывным вкладам расширяет возможности банков по привлечению средств клиентов. Все это в конечном итоге приводит к тому, что ставки по рублевым вкладам подрастают, так что белорусские рубли не теряют привлекательности даже на фоне снижения ставки рефинансирования.

Рост может продолжаться и в будущем, но он в любом случае будет умеренным. Возросшая доходность по депозитам «потянет» за собой и кредитные ставки, а это может оказаться вредным для экономики. Поэтому чрезмерный рост, по всей вероятности, будет оперативно ограничиваться Национальным банком – инструментарий для этого у регулятора есть.

– Чем обусловлен бум на потребительское кредитование и не грозит ли это населению «долговой ямой»?

А. Л.: – Основной причиной роста спроса населения на кредитные ресурсы являются более привлекательные ставки, которые по новым кредитам существенно снизились. С учетом того, что несколько лет назад у нас наблюдалось сокращение кредитования, рост данного показателя сейчас является нормальным явлением. В том, что граждане могут оформить кредиты по приемлемой стоимости, ничего плохого нет. 

В то же время банкам, конечно, нужно продолжать строго оценивать платежеспособность клиентов. Следует также не забывать, что в Беларуси на каждого заемщика формируется кредитная история. Банки, прежде чем предоставить займ, могут посмотреть информацию о задолженности по текущим кредитам, а также о погашенных займах гражданина и случаях просрочки платежей. Такая система позволяет избежать выдачи кредитов неблагонадежным клиентам и оценить максимальный размер заемных средств, которые сможет погашать клиент исходя из размера дохода и других условий.

Ж.К.: – Заемные деньги сильно подешевели, а получить их стало проще, ведь регулятор вновь разрешил банкам выдавать кредиты без справок о доходах.  Кроме того, нужно учесть, что белорусы с 2015 года беднели и не могли себе позволить крупных покупок. А в прошлом году реальные доходы населения наконец-то вернулись к росту. Кредитоспособность людей выросла, и после двух лет тотальной экономии многие осмелились сделать крупную покупку в кредит.

Не думаю, что люди тем самым загоняют себя в долговую яму. Белорусы всегда были ответственными кредитополучателями. По последним данным, доля проблемных кредитов физлиц составляет всего полпроцента (для сравнения: аналогичный показатель для государственных и частных предприятий – около 5%). Даже в кризисные годы население добросовестно платило по своим кредитам. Это говорит о том, что белорусы в большинстве своем серьезно относятся к вопросу кредитования и не станут взваливать себе на плечи неподъемную кредитную ношу.

Благодаря росту потребительского кредитования растет внутренний спрос. Производители получают возможность больше производить, продавцы – больше продавать. В конечном итоге ускоряется экономический рост. А среди негативных последствий кредитного бума можно отметить рост импорта – белорусы активно покупают в кредит не только белорусские, но и импортные товары. В результате ухудшается сальдо внешней торговли, и на внутреннем рынке может возрасти спрос на иностранную валюту.

Оксана ЯНОВСКАЯ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Экономика

Градостроительный паспорт разработают с учетом возможных построек

Градостроительный паспорт разработают с учетом возможных построек

Об этом говорится в новой редакции Положения о порядке подготовки и выдачи разрешительной документации на строительство объектов, утвержден

Общество

Учеба может быть в радость, если говорить с учеником на одном языке

Учеба может быть в радость, если говорить с учеником на одном языке

Представьте себе ситуацию: ученик сделал в диктанте 20 ошибок...

Культура

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Он уже давно потерял счет песням, которые создал. На просьбу назвать примерное количество задумывается и отвечает приблизительно: около 300.