Вы здесь

Как улучшить обстановку в семье и не допустить социального сиротства


Какие семьи на особом контроле у органов опеки? Кого чаще лишают родительских прав? Стало ли у нас меньше сирот? И как часто удается вернуть детей в семью? Разбираемся, как сегодня действует Декрет № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» и что изменилось за 10 лет его существования.


Фото носит иллюстративный характер.

Каждая ситуация требует расследования

На начало года в стране насчитывалось 20,8 тысячи детей-сирот и малышей, оставшихся без попечения родителей. В Министерстве образования отмечают, что с принятием Декрета № 18 наблюдается устойчивая тенденция к сокращению количества таких детей. Так, за последние пять лет их стало меньше на 10 процентов.

Профилактическая работа по предупреждению социального сиротства проводится почти с 15 тысячами семей, где воспитывается 25 тысяч детей. В ней участвуют учебные заведения, милиция, медики. Профилактика заключается в том, чтобы как можно раньше обратить внимание на проблемную семью. На этом этапе малышей не разлучают с родителями, но признают, что они находятся в социально опасном положении. И задача специалистов — помочь улучшить обстановку в семье. Ведь на сегодня 80 процентов «сирот» — это дети при живых родителях.

Какие факторы вызывают волнение?

— Каждая ситуация индивидуальна и требует социального расследования, — комментирует Елена ГОЛОВНЕВА, заместитель начальника управления социальной, воспитательной и идеологической работы главного управления воспитательной работы и молодежной политики Министерства образования. — Внимания требуют семьи, где родители злоупотребляют спиртными напитками, не работают, не осуществляют надлежащий уход за малышами. Даже по виду ребенка можно сказать, хорошо ли он питается, или заботятся ли о его одежде и обуви. Бывает, школьник спит на уроках, так как дома это сделать невозможно из-за постоянных скандалов. Проверяются санитарно-гигиенические условия жилого помещения. Если там, например, неисправна электропроводка, розетки вырваны, отключена электроэнергия или водоснабжение вследствие неуплаты за коммунальные услуги, говорить о том, что ребенок находится в безопасности, не приходится.

Сначала семьи посещают классные руководители. Если ситуация вызывает опасение — тогда выходит комиссия. По словам Елены Головневой, ребенка отбирают в крайних случаях:

— Решение принимается коллегиально на заседании комиссии, где присутствуют и сами родители. После в течение шести месяцев проводится работа по реабилитации семьи. Составляется план по защите прав ребенка, а потом анализируется, как он был выполнен. По крайней мере, ликвидированы ли причины и условия, которые привели к изъятию малышей. В среднем ежегодно 50 процентов из числа отобранных детей возвращаются через шесть месяцев в семью по решению комиссий. Там, где этого не удалось сделать, в суд передается дело о лишении папы и мамы родительских прав.

Чтобы этого не допустить, семья должна идти на контакт со специалистами. В учреждениях образования проводят индивидуальные беседы, приглашают пап и мам к участию в школьных мероприятиях. Хорошо, если родители трудоустраиваются, а те, кто пьет, добровольно проходят курс лечения от алкогольной зависимости.

— Постановка семьи на учет как социально опасной — это не наказание, как многие думают, а помощь, которую готовы оказать семье, — поясняют в ведомстве. — И только когда она не принимается, встает вопрос о более жесткой мере.

Что ждет детей в таком случае? Наиболее оптимальной считается семейная форма устройства. Поэтому 80 процентов сирот и малышей, оставшихся без попечения родителей, передают в приемные и опекунские семьи, детские дома семейного типа. Есть такая форма устройства, как детская деревня (городок) — там несовершеннолетние живут в воспитательных группах. На сегодня в стране шесть таких заведений.

Остальные 20 процентов попадают в детские интернатные учреждения, в том числе в социально-педагогические приюты.

Какие способы работы с проблемными семьями наиболее эффективны? В министерстве отмечают индивидуальные беседы.

— Плодотворно, когда все специалисты работают в одной связке. Ведь если каждый предъявляет семье свои требования, не согласованные с другими, то родители тогда в растерянности, — говорит главный специалист указанного управления Елена СИМАКОВА.

Тысячи протоколов и отметки в паспортах

Родители, чьи дети находятся под опекой государства, должны оплачивать их содержание (исключение — недееспособные и те, кто не может выполнять родительские обязанности по состоянию здоровья). Сейчас на учете органов внутренних дел стоит 11,5 тысячи обязанных лиц. До 70 процентов от их заработка взимается в пользу детей. Насколько добросовестно обязанные лица ходят на работу, контролируют наниматели совместно с милицией.

— Проблема нежелания этой категории работать остается актуальной. Есть такие, кто уклоняется от ответственности. По итогам 2017 года по этой причине было составлено 19,5 тысячи административных протоколов, — констатирует заместитель начальника отдела организации работы инспекций по делам несовершеннолетних управления профилактики ГУОПП МОБ МВД Сергей ЯНКОВСКИЙ.

В прошлом году с помощью службы занятости на постоянную работу было устроено 3,7 тысячи обязанных лиц: в Брестской области — 546 человек, Витебской — 507, Гомельской — 599, Гродненской — 518, Минской — 639, Могилевской — 512, Минске — 404.

На этот год перечень организаций для обустройства включает почти семь тысяч субъектов хозяйствования, установлена бронь для приема на работу 9,4 тысячи родителей, которым необходимо платить за содержание детей. За январь-февраль работой обеспечили 685 обязанных лиц.

В паспорте таких родителей ставится специальная отметка. Дело в том, что на обязанных лиц налагаются определенные ограничения в части совершения имущественных сделок. Им запрещается отчуждать недвижимое имущество, которая им принадлежит и подлежит государственной регистрации, и транспортные средства. Отметка в паспорте позволяет специалистам,  регистрирующим такие сделки, не допустить ошибки.

По мнению Сергея Янковского, положительный эффект от мер, предусмотренных декретом, есть. Иногда нерадивых родителей достаточно покритиковать на заседании комиссии по делам несовершеннолетних и они исправляются, так как понимают, чем грозит их безответственность. «Многих страшит разлука с ребенком. Все-таки, чтобы исчез родительский инстинкт, должна произойти определенная деградация личности», — считает представитель МВД.

Он добавляет, что декрет направлен на сплочение семьи. «Но мы не можем оставить ребенка у плохих родителей — мы должны оставить его у хороших».

Какую же семью считать хорошей? Ту, где каждый вечер на столе пироги и котлеты? Обеспеченную? Где школьники хорошо учатся?

— Ту, где дети знают, что родители их любят, — отвечает Елена Головнева.— Главное, чтобы они видели в матери и отце опору, защиту.

— Нет определенного шаблона, который можно наложить на семью и сказать, что если она вписывается в эти рамки, то хорошая, — рассуждает Елена Симакова. — Материальная обеспеченность сама по себе не является показателем благополучия. Нередко бывает, что дети у внешне образцовых семьях совершают противоправные поступки: это их реакция на то, что что-то не так. Например, не хватает внимания, заботы. Это не значит, что родителям нужно потакать капризам. Но стоит давать сыновьям и дочерям поддержку, пытаться понимать их.

Только цифры

В прошлом году судами было рассмотрено 2880 дел о лишении родительских прав. Из них с удовлетворением исковых требований—  2619. Такое решение было принято в отношении 728 мам (из которых 502 — одинокие) и 1443 пап. Еще в 448 случаях вердикт был вынесен в отношении обоих родителей.

Большинство дел (75%) о лишении родительских прав касались одного ребенка. Еще 17% — двоих детей, 5% — троих, 1% — четверых. В 19 делах фигурировало по пять и более малышей.

Всего в прошлом году были лишены родительских прав 3072 человека (в 2016 году — на 58 меньше). Мужчин в полтора раза больше женщин: 62 и 38 процентов соответственно.

Почти половине тех, кого лишили права воспитывать детей, от 31 до 40 лет. В возрасте до 20 лет был один процент пап и мам, от 21 до 25 — 6%, от 26 до 30 — 18%, от 41 и старше — 24%.

Без попечения родителей в прошлом году остался 3531 ребенок (в 2016 году эта цифра составила 3448). В возрасте до года было 287 детей, от двух до трех — 486, от четырех до шести — 641, от семи до десяти — 851. Подростков 11-17 лет — 1266 человек.

Кроме этого, в прошлом году суды рассмотрели 272 дела о восстановлении в родительских правах. В 161 из них иск удовлетворили. В результате 169 пап и мам смогли вернуть детей в семью.

Наталья ЛУБНЕВСКАЯ

Фото Анатоия КЛЕЩУКА

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.  

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.