Вы здесь

Что на самом деле случилось с круглянской пенсионеркой?


Корреспондент «Звязды» попыталась разобраться в этой истории.

Трагическая история произошла в одной из местных малосемеек в конце января. Работники интерната забеспокоились, что их жительница какое-то время отсутствует, и начали бить тревогу. При участии милиции открыли дверь в ее комнату, но помочь женщине было уже невозможно — она умерла. Как выяснилось, незадолго до смерти пенсионерка серьезно повредила ногу, но к врачам не обращалась. И теперь уже не установят, почему. У родных осталось еще и много других вопросов.


Следователь Юрий Гарусов: Вот тут она и лежала.

Следствие ведет журналист

В письме, которое недавно получила редакция от сестры умершей, отчаянный крик души. Родственница хоть и пенсионерка, но была не такая старая, всего 68 лет. На здоровье не жаловалась, и тут внезапно такое. Почти на пяти страницах — подробности трагедии и обвинения в непринятии своевременных мер. Мол, 27 января женщина была еще здорова и ни на что не жаловалась. А 1 февраля перезвонила комендант и сообщила о ее смерти. Пенсионерка жила через стенку с комендантской комнатой, говорится в письме, каждый шорох ее был слышен, а тут, мол, сломала ногу и никто даже стонов не услышал. К тому же из комнаты исчезли паспорт, деньги, мобильник. Где они? Выяснять вину — не журналистское дело, но мы попытались при помощи работников правоохранительных органов посмотреть на эту историю глазами людей, которые искренне сочувствуют чужому горю.

Проверку по фактам этого дела проводил Круглянский районный отдел Следственного комитета. С него и начинаю свое журналистское расследование.

— Нам позвонили из дежурной части 31 января во второй половине дня. Комендант и вахтеры общежития на улице Советской забили тревогу, что одна из жительниц не подает признаков жизни. Вызвали участкового, взломали дверь, а она мертва, — вспоминает следователь Юрий Гарусов, который в тот вечер работал на месте происшествия. — Как наступила смерть, выясняют судмедэксперты. Нас же интересует, был ли криминал. Мы осматривали двери, замки и все остальное, что могло бы свидетельствовать о попытке проникнуть в помещение кого-то из чужих. Опрашивали работников интерната, соседей. Женщина поломала ногу, но за помощью не обращалась. Мы делали запрос в поликлинику, там вообще на нее не было медицинской карточки. Представляете, за последние 10 лет она ни разу не обращалась к врачам.

Вместе со следователем рассматриваем фото, сделанные на месте событий. На них пожилая женщина боком лежит на полу в небольшом коридорчике. Перед дверью на общий коридор — шкаф, который наклонился и лег на противоположную стенку. Упасть полностью ему помешало узкое пространство. Шкаф от женщины на расстоянии вытянутой руки, но, как говорит следователь, это не значит, что травма связана именно с ним. В спальне, например, у окна стояло кресло, а рядом валялся табурет. Теоретически пенсионерка могла травмироваться и там. А потом еще несколько дней ползать по дому. Встать на ноги с такой травмой, невозможно — очень серьезная.

— А почему получилось так, что женщина была еще жива, а ей не оказывали помощь?— интересуюсь у следователя.

— Возможно, сначала она потеряла сознание, а потом не стала обращаться за помощью. Надеялась, что перетерпит. Не думаю, что комендант или соседи, если бы она кричала и гремела, оставили бы это без внимания. А ломать дверь, если что-то показалось, — нарушение прав человека. А если он просто куда-то уехал?

— Сестра покойной утверждает, что из комнаты исчезли мобильный телефон, паспорт и деньги.

— Кражу исключаем, так как двери были закрыты изнутри, а сам шпингалет замотанный и находился на высоте около 170 сантиметров. С переломом, который получила женщина, до него нельзя было дотянуться. Через окна тоже никто проникнуть не мог, они были заклеены полиэтиленом. Все вещи оставались на месте до приезда родных. Мы же сразу после происшествия опечатали комнату. Уже потом в шкафу были найдены деньги, но ровно столько, сколько нужно было заплатить за квартиру. Их передали коменданту, квитанция приложена к материалам проверки. Больше денег не было. Паспорт нашелся в другой комнате — лежал в шкафу. А вот телефон мы так и не нашли. Но мне кажется, что здесь родные должны между собой разобраться. Возможно, кто-то взял, а другие не знают.

Дверь жительницы была на задвижках.

Криков слышно не было

Общежитие Агропромтехобеспечения, где жила покойная, в 90-е годы стало малосемейкой. В результате ремонта были сделаны блоки с удобствами, и бывшие комнаты стали называться квартирами. Хотя внешний вид остался интернатовский — длинный коридор и двери по бокам. Инна Исааковна, с которой случилось несчастье, жила на первом этаже рядом с комендантской. В ее пользовании были две смежные комнаты, плюс небольшая темная «кладовая» приспособлена под кухоньку. А вот удобств в ее блоке не было, она пользовалась соседскими, что в квартире № 1 — как раз напротив через коридор. Для этого здесь есть даже отдельные двери, чтобы не тревожить хозяев. Вместе с Юрием Гарусовым стучим в дверь с номером 1. Ольга Погуляева, которая здесь живет, признается, что даже и не заметили, когда Исааковна перестала пользоваться санузлом.

— Возможно несчастье с ней произошло, когда я работала в ночь, — полагает женщина.

Марина Петровна Морозова, квартира которой находится дальше по коридору, также рассказывает, что о смерти знакомой узнала только после того, как вмешалась милиция.

— Мы были коллегами, она работала учительницей в глубокской школе, я — в Тетеринской. До пенсии у нас еще какие-то отношения были, а потом прервались. Последний раз видела ее летом. Я — инвалид, зимой на улице не бываю. Уже после ее смерти рассказывали, что она ногу сломала. Почему не кричала, не звала на помощь? Мы бы услышали.

— Ее называли одиночница, затворница. Пряталась, когда видела людей, — говорит эксперт-криминалист Дмитрий Минчуков, живущий несколькими этажами выше. — Я, когда подъезжал к дому на машине, видел, как она разговаривала со своими знакомыми через форточку в окне.

— То, что в квартирах хорошая слышимость, еще не свидетельствует о том, что все сидели и слушали, — рассуждает следователь Юрий Гарусов. — Вахтер мог и не услышать, когда все случилось. Они же на месте не сидят. Женщина вообще могла от боли потерять сознание и лежат некоторое время. А потом намеренно не поднимать шума. Возможно, боялась пускать в свою комнату чужих людей. Мы во время следствия разговаривали с сотрудниками социальной службы, они говорили, что предлагали ей услуги, но она категорически отказалась.

— Бабушка замкнутая, за пять лет, что здесь работаю, только один раз был в ее комнате, — отмечает участковый Вениамин Побединский. — Тогда проходили мероприятия по проверке состояния жилья престарелых, и я должен был посмотреть, как она живет. В квартире было чисто, сама выглядела опрятно, странным показалось только то, что она все двери, даже в свою же кухню закрывала на замки.

Та самая квартира № 5.

Квартира без удобств

Дверь квартиры № 5, где жила Исааковна, самая богатая на этаже, обшита дерматином. На ней еще сохранились следы от бумаги, которой они были опечатаны. Эти контрольные полоски сняли только тогда, когда родные вывезли имущество бывшей жительницы. «Поскольку статус общежития — малосемейка, запасных ключей от квартир, где живут люди, у нас нет. Вот только от пустующих. Недавно в квартиру, где жила Исааковна, был желающий заселиться, но когда узнал, что там нет удобств, отказался. Так что, если хотите, можем показать, где все произошло, — предлагает комендант общежития Любовь Бурмак.

Внутри пусто, на стене от прежней жизни остались только церковный календарь и бумажная икона Николая Чудотворца. Юрий Гарусов показывает, где нашли женщину, как наклонился шкаф. В комнате, где была спальня, обращает внимание на ту самую форточку, через которую женщина якобы разговаривала со знакомыми. Она тут одна не заклеена. «Вот здесь, на полу, валялся табурет, а у окна стояло кресло», — уточняет следователь.

— Наша жительница была своеобразным человеком, никому не доверяла, — рассказывает комендант. — Когда поставили ей пожарную сигнализацию, вообще подумала, что мы за ней наблюдаем. Однажды эта сигнализация спасла ей жизнь. Она сработала, и я стала искать, где горит. Выяснилось, что дым идет из пятой квартиры. Колотила в дверь, пока женщина не открыла. Она поставила что-то готовить на плитку и уснула. И была очень недовольна, что мы вокруг нее такой шум подняли. На этот раз ничего подозрительного не произошло. В выходные я не работаю, а вахтеры дежурят только до 20.00. Во вторник, когда вахтер сказала, что Исааковны в понедельник не было слышно, я стала прислушиваться. Стучала в дверь — безрезультатно. Пошла к ее знакомой, та ей позвонила. Но абонент был недоступен. Знакомая вспомнила, что у Исааковны есть племянник, решили, что она к нему поехала. Но почему-то на душе было неспокойно. Периодически стучала в дверь. Один раз, когда я назвала ее по имени, показалось, что прозвучал стон. Тогда я и подняла всех на ноги. Вызвала милицию, нашего юриста. Когда дверь взломали и сказали — труп, меня трясло.

Без криминала

— Недавно мы получили заключение судмедэкспертизы, — говорит Юрий Гарусов. — Причина смерти — жировая эмболия, которую мог спровоцировать перелом ноги. Побочные частицы попадают в кровеносные сосуды и наступает смерть. Судмедэксперты одновременно выяснили, что у умершей были еще проблемы с сердцем и печенью. О переломе точно известно, что он получен в бытовых условиях. Причем по роду травмы видно, что падала женщина назад и вправо. Но смерть наступила явно не в момент падения. Проверили и тот факт, в каком состоянии была пенсионерка на момент смерти. Этилового спирта в крови не найдено. Обычная бытовая травма, никакого криминала.

Все, кажется, понятно. Но по-человечески сложно представить себе, что женщина сломала ногу и молча терпела несколько дней за закрытыми дверями. Никого не хочется обвинять в черствости, но все несчастья в жизни случаются от равнодушия. Достаточно вспомнить примеры с бытовыми скандалами, которые нередко заканчиваются криминалом. Ведь некоторым легче промолчать, чем предупредить несчастье. Эгоизм — дело совести каждого, но всем нам когда-то придется за это отвечать перед Богом.

Нелли ЗИГУЛЯ

Круглое

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Он был автором Манифеста о провозглашении Советской Беларуси, первым премьер-министром республики, его дважды исключали из партии, он мог стать первым народным поэтом...

Общество

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

И как это отразится на качестве знаний?  

Калейдоскоп

Чем удивила Белорусская неделя моды

Чем удивила Белорусская неделя моды

Познакомиться с новинками от белорусских дизайнеров можно было на неделе моды, которая проходила в Минске с 7 до 11 ноября.

Общество

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

«Не бросай меня на даче», «Я тоже хочу встретить Новый год дома» — такие трогательные слова видели жители Москвы на билбордах с социальной рекламой о бездомных животных.