21 июля, суббота

Вы здесь

Посетить место упокоения, а не свалку


Кладбище — место, где с каждым годом становится все больше «новоселов» и которое, как и крупные города, со временем исчерпывает лимит на количество прибывших. При этом проблемы обслуживания и упорядочения этих территорий остаются. Находить новые земли для захоронения становится все сложнее, поэтому, полагают специалисты, ответственные за место последнего упокоения человека, нужно готовиться к мысли о необходимости обязательной кремации. А еще — чаще навещать своих умерших и убирать участок, чтобы вдруг не увидеть вместо неухоженной могилы подголовник, а то и свободное место для захоронения других.


Зачем здесь сторож?

Кладбище столицы (их насчитывается 23) находятся на балансе специализированного комбината коммунально-бытового обслуживания. В других городах содержание кладбищ — задача, как правило, местных коммунальных хозяйств.

За порядок на сельском кладбище отвечают местные исполкомы, и заведующего здесь нет вообще. Попробуйте охватить захоронения всех 15-20 деревень сельсовета. А еще если у каждого населенного пункта свои кладбища... Одному просто нереально со всем справиться.

На кладбище в Минске, как правило, всегда есть контролер контрольно-пропускного пункта. Он следит за бесплатным входом и платным въездом на машинах. Ночью сотрудник обходит территорию и закрывает все ворота на замок. Тем не менее на семи мелких столичных кладбищах, вроде Дворище, Петровщины, Сухарево, не всегда может быть сотрудник даже днем, не то что ночью.

Контролер обязан также предотвращать кражи. Если возникает подозрение, что машина выезжает с кладбища перегружена, его задача - оповестить милицию.

— Мы не имеем права досматривать авто, однако если подозреваем, что на машине что-то вывозят, останавливаем и вызываем милицию. С кладбища и памятники вывозят, и плиты, и цветной металл, — рассказал Николай РАКЕВИЧ, директор КУП «Специализированный комбинат коммунально-бытового обслуживания» (КБО). — Недавно поймали одного такого. Вывозил металл с Восточного и Кальварийского кладбища. Различные вазочки, украшения из памятников. Воры ищут ценные вещи с помощью магнита. Он не «пристает» к цветному металлу.

На кладбище существует время для посещений. С 1 апреля до 1 октября — с 9 утра до 9 вечера. С 1 октября по 31 Марта здесь переходят на зимнее время визитов — с 9 утра до 7 вечера. При этом по закону на кладбище не имеют права не пустить, в какое бы время ты ни пришел. Конечно, мало кто соберется на могилу посреди ночи, но случается и такое. Тогда людей пускают. Вот только на машине заехать ночью не позволят.

— Такой режим работы установили, чтобы предупредить кражи. Хотя официально сотрудники кладбища не несут ответственности за сохранность надгробных сооружений, — добавил директор.

Кроме краж, хотя и очень редко, но случаются на кладбище и самовольные захоронения. При этом, как правило, нарушаются санитарные нормы и даже границы соседних участков. После приходится с милицией искать родственников человека, которому последний приют организовали таким образом.

Миллион цветов. пластиковых

Специализированные организации или те, кого местные власти назначили ответственными за содержание кладбищ, должны следить за порядком на кладбище.

— Они следят за чистотой мест захоронения, исправностью работы зданий, водопровода и канализации, если они есть на кладбище, — говорит Марина ТОЛСТИК, начальник управления коммунального хозяйства и энергетики Министерства ЖКХ. — Проезды, клумбы, газоны и другие места общего пользования очищают от мусора, снега и листвы, летом поливают, а зимой — посыпают песком. Кроме того, кладбище озеленяют, формируют деревья и кусты, косят траву.

В обязанностях организаций также вывоз мусора с контейнерных площадок, пиление сухих деревьев, ремонт внешней ограды кладбища. Все это делается за счет государства. Однако если родственник умершего попросит уничтожить дерево, которое, например, корнями поднимает могилу, эта услуга уже будет платной.

Мусор после ремонта или уборки на погостах вывозят соответствующие службы. Старые венки и корзины с могил собирают отдельно. По информации центра экологических решений, ежегодно на кладбище появляется миллион пластиковых цветов, на которые белорусы тратят полмиллиона долларов. После это превращается в 10 тонн пластика, который разлагается на свалках более 100 лет, параллельно загрязняя воду, землю и воздух. Руководство КБО также советует класть на могилу только живые цветы и ходить на могилы хотя бы два раза в год: весной на Радуницу и осенью на Деды.

Со строительным мусором после ремонта мест захоронения немного проще. Его сдают на утилизацию, за что нужно платить деньги.

— Поэтому мы и берем с людей или организаций плату за утилизацию строительных отходов после работ на могиле, — пояснил директор спецкомбината. — Мы, например, отработанный бетон вывозим и платим за его переработку в щебень.

На одного, двух или четырех

Родные и родственники умерших должны сами заботиться о состоянии погостов и территорий между участками захоронений.

— Следить за сохранностью колумбарных ниш, плит и надмогильных сооружений, своевременно ремонтировать и красить их, а также менять разрушенные элементы должны люди, которые устанавливали эти памятники, — подчеркнула Марина Толстик. — Они также должны заботиться о чистоте на участке. Ухаживать за газоном, цветником или живой изгородью на могиле. За плату можно также заключить договор на выполнение всех этих работ специализированными организациями.

Кстати, внешний вид памятников и ограждения, а также размеры самого погоста по современным правилам должны соответствовать стандартам. Участок для одного захоронения — это площадь 1,4 x 2,3 метра, для двух — 2 x 2,3, для трех — 3 x 2,3, для четырех — 4 x 2,3. Высота памятника не более 1,8 метра и ограждение не выше 40 сантиметров.

— Старые памятники разрешалось делать других размеров, и мы не заставляем родственников сносить их и делать по новым правилам. Другое дело, когда хотят поставить новую надгробную плиту или ограждение. Их придется выполнить в соответствии с новыми стандартами, — подчеркнул директор КБО. — Обо всех планируемых строительных работах на кладбище человек обязан сообщить заведующему кладбища. Тот, в свою очередь, должен выдать памятку, чтобы во время ремонта на могиле не было что-то нарушено. Например, о окраску ограждения или ремонт памятника сообщать необходимо, а сажать цветы и убирать листья можно без предупреждений.

Как в Европе

Около аэродрома Липки под Минском в Могилевском направлении в этом году начнется строительство нового кладбища на 100 гектаров. Под эти цели переданы земли бывшего полигона. Планируется, его возможностей хватит лет на 20. По размерам оно почти такое же, как и Северное, где похоронено около 100 тысяч человек.

По проекту на новом кладбище будут организованы газонные участки, колумбарные стенки, двух-, четырех- и шестиместные участки для захоронений, водопровод. Сделают подъездные дороги к комплексу и тропы внутри самих кладбищ. Построят административно-бытовой корпус, проведут свет, установят ограждение. Как полагают специалисты, погосты не будут отличаться от аналогичных объектов в Европе.

Кладбище станут строить поэтапно. Сначала сделают здание администрации, ограждение и несколько участков. После достроят все необходимое. Возводить церковь на территории не планируется.

Обращайте внимание на объявления

Чтобы быть уверенным, что сможешь отыскать могилу родственника, нужно не только приходить на нее с цветами, но и реагировать на объявления, которые оставляют местные служащие. Каждые два года они проводят инвентаризацию мест захоронения и вешают на участках объявления с просьбой навести порядок: отремонтировать памятник или плиту, покрасить забор.

По итогам нынешней проверки только в Минске более 27 тысяч захоронений необходимо убрать. Прежде всего это касается полуразрушенных, а то и вообще лежачих памятников, ржавых заборов, безымянных захоронений.

— Если через два года порядок так и не навели, мы имеем право за государственный счет ликвидировать памятник и ограду и вместо них поставить специальный знак, так называемый подголовник, — поделился Николай Ракевич. — Бывает, что у умершего уже и не осталось никаких родственников и некому смотреть за могилой. А случается, что приходили потом, цветы приносили. Некоторые сначала злились, что вместо могилы с участком находили знак. После благодарили, что мы убрали.

Чтобы избавиться от старых заброшенных могил и упорядочить участки, три года назад сотрудники спецкомбината предлагали внести изменения в закон «О погребении и похоронном деле».

 

— Мы предполагали так. Если через два года родные не находятся, то можно проводить эксгумацию останков, кремировать их и хоронить на дальних концах кладбища в общую могилу. А места, которые таким образом освободились, — отдавать людям, которые при этом должны покрыть наши затраты. Такой или подобный порядок существует во многих странах. Там кладбищем пользуются веками. А у нас — всего пару десятилетий. Это вполне целесообразно, так как скоро нам не будет где хоронить, — уверен директор КБО. — Церковь тогда выступила против, но в этом году мы вновь будем вносить свои предложения в следующий вариант корректировки закона. Современное законодательство стало более строго относиться к местам захоронения. Ранее многие старые кладбища просто разрушались. Сейчас так делать нельзя. И вот представьте, что через несколько десятилетий Минск может оказаться в кольце кладбища. При этом новых земель для создания погостов вокруг столицы немного...


Земли на всех не хватит

Два места на кладбище выделяются бесплатно. Если нужна площадь на большее количество людей рядом, придется платить. В каждой местности — своя цена. Кстати, после 20 лет в уже существующие могилы можно положить еще один гроб (при наличии доказательства) с близким родственником. А через следующие 20 — еще одного. Остальные захоронения на участке уже делаются через урны с прахом, которые можно поставить в колумбарные ниши или стенки от одного до шести мест.

«Сэкономить место» удается за счет кремации, через которую ежемесячно проходит половина умерших минчан. Неподалеку от Минска продолжают действовать только Западное кладбище, однако через два-три года их ресурс будет исчерпан.

— Люди не хотят хоронить родственников далеко. Им удобнее рядом, в столице. Тогда мы строим колумбарные стенки и предлагаем ставить в них урны с прахом родственников. В Германии кремируют 90% умерших, в Прибалтике — чуть ли не 100%, потому что не хватает земли, — замечает директор специализированного комбината коммунально-бытового обслуживания Николай Ракевич.

По его мнению, лучше хоронить в урнах также и потому, что при похоронах еще одного человека в уже существующую могилу возникают сложности с их обозначением.

— То ли памятник менять, или просто выбить на существующем второе имя... И рядом два памятника не поставишь. Гораздо лучше сохранить прах в колумбарной нишн, где и портрет, и имя, и поставить ее можно в любом месте участка. В Польше, например, 30 крематориев, в каждом воеводстве свой. В Чехии с почти таким же количеством населения, как и в Беларуси, — 36 крематориев. А у нас — один. Наши люди тоже когда-нибудь осознают необходимость кремации. Еще два года назад мы кремировали около 25% умерших, теперь уже половину. Лет через 20—30, думаю, точно будем кремировать 90% умерших.

Ирина СИДОРОК

Фото Анатолия КЛЕЩУКА

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Из воспоминаний фронтового журналиста-звяздовца

Из воспоминаний фронтового журналиста-звяздовца

История Великой Отечественной войны: глубоко исследованная и в то же время во многом неизвестна.

Культура

«Славянский базар в Витебске»: не «прощай», а «до встречи»!

«Славянский базар в Витебске»: не «прощай», а «до встречи»!

Состоялось торжественное закрытие фестиваля.

Общество

Красноярск — город с денежной купюры

Красноярск — город с денежной купюры

Он находится почти в сердце Сибири.