25 сентября, вторник

Вы здесь

Веселые истории наших читателей


Как было, так и будет?

Эту историю любил рассказывать мой свекор. В шестидесятые годы прошлого века по комсомольской путевке он ездил поднимать целину. Ездил, конечно же, не один — вместе с земляками, а в тот раз — даже с близким другом. У Кузьмы был билет в соседний плацкартный вагон. Зашел он туда, свои вещи оставил, а сам— в тамбур, так как очень покурить хотелось...

Отвел душу, потом словом-другим перекинулся с проводницей. А когда вернулся, то увидел, что чемодана его на месте нет — украли. «Что же делать?» — задумался парень и решил пойти... поискать.

— Э-э, люди, — голосил в каждом вагоне, — добром вас прошу: отдайте чемодан, а то будет, как тогда...

С такой вот неожиданной угрозой Кузьма весь поезд обошел, так как понимал, что остановок еще не было, никто не выходил, значит, вор или воры где-то здесь и слова его слышат...

Так оно и вышло — слышали.

А перед тем еще и посмотрели, что ничего ценного в чемодане нет (так, пара одежек, много сала и кило огурцов). Не жалко и отдать.

Короче, принесли ему чемодан.

Кузьма даже не рассердился (подростки, какой у них ум?), пальцем погрозил да предостерег, чтобы глупостей больше не делали, потому что грех.

Ребята, как казалось, с ним согласились, но уходить не спешили: переминались с ноги на ногу — будто хотели что-то спросить. И меньший осмелился:

— Дядя, а что раньше с чемоданом было? — поинтересовался он. — Ну, тогда...

— Тогда? — переспросил Кузьма тяжелехонько вздохнув. — Тогда, брат, украли и не отдали.

Татьяна Халопица, д. Затурья, Несвижский район


«Неудачная» охота

Когда-то мы с друзьями Романом и Мишей были заядлыми охотниками. На кого только не ходили!.. Но прежде всего — на птицу: с нетерпением ждали открытия сезона. Да что там — даже праздновали это событие, так как к нам тогда вся страна съезжалась: охотники из Минска, Гомеля, Солигорска...

И мы, конечно же, не отставали: заранее чистили оружие, готовили «боеприпасы» и все нужное, чтобы не промедлить тогда, приехать первыми.

Так вот: открывается охота на уток — и как раз в субботу.

Мы надумали, что поедем в пятницу, накануне: назначили время и место сбора, вышли из квартиры. Стоим с Михаилом (его жена проводит), ждем Романа.

— И где его лихо носит? — спрашиваю у друга. А потом подмигиваю и тихо (чтобы слышал только он да, может, жена его) добавляю:

— Сегодня же нам надо раньше. Девки из Солигорска уже там, видимо. И ждут...

Дождались и мы: появился Роман. Михаил попрощался с женой — поехали.

Дальше все по плану было: костер, вечер, ужин, откровенные разговоры, час-другой на сон. И вот он — долгожданный утренний рассвет!

...Охота, надо сказать, была достаточно удачной: ближе к обеду с богатыми трофеями мы возвращались домой.

А там же свои традиции: нужно сразу наварить шулюма (наваристой ухи из уток), собрать за столом домашних и соседей, рассказать о впечатлениях.

— Много в этом году уток, — хвастался тогда Роман, старательно «махая» ложкой. — Да и охотников тоже... Жаль только, что с девками осечка вышла: не было их — ни из Гомеля, ни из Солигорска.

Да и не ожидалось: пошутил я. Но — как рассказала потом моя жена — Михаила — места себе не находила! Весь вечер, бедная, переживала — подбивала съездить к охотникам (здесь же недалеко, мол...), хоть глазком одним и посмотреть, как они — неужели и впрямь с девками?

...Похоже, что ей легче было бы мотнуться и проверить, чем с такими мыслями всю ночь не спать.

Василий Пешевич, д. Юркевичи, Житковичский район


Кто спрашивает, тот не блуждает

...Эта деревушка без людей заросла бы кустарником, потеряла бы свое лицо, но держится пока горстка жителей. В том числе — бабка Аннуся. С ранней весны она копается в своем палисаднике, что-то выращивает, остальное покупает в автолавке. Приходит она раз в неделю до самого дома: привозит провиант и для людей, и для кота, и для курочек. Последних, правда, после налетов коршуна в деревне мало осталось...

Любит хищник и Аннусину усадьбу. Хотя его визиты еще полбеды. Могла бы «произойти» и целая, если бы ...

Как-то через эту деревню проезжали работники милиции. И наверное, плана у них не было: остановились, стали самогонные аппараты искать. Да где — на подворках бабушек!

— Бросьте, люди мои! — просила Аннуся. — Самогон гнать, то не хлеб кусать — работа, очень нелегкая... За нее и в молодости не всякий брался, а уже сейчас, в старости...

Она говорит так, а приезжие, что называется, ухом не ведут: заглядывают в гумна, в сараи и вдруг...

Аннуся глазам не поверила: один из тех парней какие-то трубки из сарая несет (может, отец-покойник — лет 50 как умер — их на вышки забросил?), а второй так ушат катит. У него уже бабушка сама сечку для коровки сыпала. Давно збыла кормилица, ушат валялся, так как никому не нужен был. А сейчас — смотри ты — пригодился... Нашли «самогонщицу».

Главный из этих приезжих сел протокол писать. Помощники его позвали понятых — Аннусиных соседок.

При них хозяйка и осмелела уже. Тот главный говорит «свидетелям», что найден аппарат, что им Аннуся осуществляла противоправную деятельность — т.е. водку гнала. А она в ответ:

— Тогда, братец, и на себя протокол составляй — на ту «противную деятельность».

— Это же на какую? — язвительно улыбается тот.

— Да пиши, что изнасиловал девушку...

— С чего вы взяли?!

— А с того, что аппарат ведь тоже имеешь. И, видимо, рабочий, а не то, что мой, — ушат еле держится, трубки ржавые...

Милиционер хотел было возразить Аннусе, но увидел лица своих коллег и присутствующих бабушек и промолчал: молча сгреб бумаги, поднялся из-за стола, первым пошел к двери.

За ним, не скрывая улыбок, потопали другие. Но услышали еще, как за спинами раздался хохот. Односельчанки наперебой хвалили Аннусю за сообразительность.

И в самом деле молодец, отвела беду (еще и от них), так как кто ищет, тот, как правило, находит. Даже то, чего нет.

Анатолий Кашевич, Лельчицкий район


Где нельзя силой...

Первая польская дивизия имени Тадеуша Костюшко приняла боевое крещение около городка Ленино, что в Горецком районе. Похоже, страшный произошел бой: погибло только с нашей стороны около двух тысяч воинов. Похоронены все на братском кладбище. А поблизости от них работает музей советско-польского боевого содружества. Открытие его планировалось на октябрь 1968-го — к 25-летию того первого боя. На торжество приглашали гостей из Польши, Москвы, Минска, ожидался приезд и уроженца района, дважды Героя Советского Союза маршала Якубовского...

К этому Горки готовились заранее: приводили в порядок дороги, по которым могли ехать гости, обочины, остановки — делали, короче, все возможное... и невозможное.

Дело в том, что при въезде в город почти до самого поворота на Ленино, стояли тогда частные дома: где-то лучше, где-то хуже, а где-то и вовсе...

Для того чтобы «скрыть» их, местные власти решили поставить новые деревянные заборы. И все крыши перекрыть на один лад, а то где-то они из гонта, где из шифера, из жести — местами «прогнившей»...

А вот дефицит тогда был, причем на все. Подсчитали, во что выльются новые крыши (даже если перекрывать их будут сами хозяева), и, как говорится, прослезились: не хватало стройматериалов — ну хоть помирай! А время, между тем, торопило.

Выход предложил кто-то из чиновников: «А давайте, — сказал, — выделим шифер только на одну сторону крыш — ту, что «смотрит» на дорогу. Другие — пусть подождут. Отбудем праздник, проводим гостей...»

Идею эту поддержали все: и из начальства, и из домовладельцев (ну еще бы, если шифер не просто выделяется, а еще и по льготным ценам! Ты только в дело пусти)...

Оно за людьми не стало.

И вот, как поется в песне, «последний парад наступает»: по улице едет комиссия. Видят, что заборы готовые — ровненькие, новые, свежевыкрашеннык. Дома перекрыты, но...

— Что это?! — вдруг закричал председатель, останавливая «Волгу».

На одной из крыш вместо нового шифера лежал прежний, аж черный от времени гонт.

— Почему не заменили? — полетел второй вопрос в сторону подчиненных.

— Что от нас зависело, мы все сделали, — стали защищаться те. — Шифер выдали...

Пришлось срочно искать хозяина, у него спросить, почему не поменял гонт.

— А не было на что: шифера не хватило, — ответил тот.

— Так мы же договаривались, что перекрываем только одну сторону, — напомнили ему проверяющие.

— Я так и сделал: перекрыл. От огорода. Она там совсем была дырявая...

— А ведь надо было сначала от улицы!

— Вы бы так и сказали, — состроил мужчина дурака...

Что было делать? Пришлось мало того, что отыскать нужное количество шифера, так еще и кровельщиков прислать.

В результате крышу на доме хитреца перекрыли полностью — с обеих сторон. А вот другие хозяева, насколько знаю, обивали потом пороги — «выбивали» шифер... И — к большому сожалению — не по льготной цене.

Значит, правду говорят: где нельзя силой, там бери хитростью?

Валерий Гавриш, г. Чаусы

Рубрику ведет Валентина ДОВНАР

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Чего мы ждем от ЕАЭС?

Чего мы ждем от ЕАЭС?

В течение шести лет ЕАБР финансировал мониторинговые исследования.

Экономика

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Мнениями о грядущих переменах обменялись эксперты во время видеомоста Москва—Минск.

Экономика

Почему продукция белорусских машиностроителей не «застаивается» на складах

Почему продукция белорусских машиностроителей не «застаивается» на складах

Причина этой положительной тенденции — диверсификация экспортных направлений.

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.