Вы здесь

С какими трудностями сталкиваются при обустройстве кладбища на селе?


Выясняла корреспондент «МС». В агрогородке Лесная гражданское кладбище находится почти в центре населенного пункта. И если бы не кресты и памятники, можно было бы принять это место за парк. Говорят, что здесь похоронены еще солдаты русской армии, погибшие во время битвы со шведами в 1708 году. О том легендарном бое напоминает гранитная стелла 1908 года. Несколько лет назад вандалы сняли с нее металлические кресты. Вместо них Лапатичский сельисполком установил новые — мраморные. И поставил из этого же материала небольшие столбы вместо кирпичных, которые почти рассыпались.


Кто здесь похоронен — неизвестно.

Беспокойное хозяйство

Вообще на территории сельсовета 16 кладбищ. Смотр за ними отнимает большой кусок времени, а главное, требует денег. Председатель сельского Совета Степан Бойцов переживает, что в свое время не успел передать их на баланс коммунальщиков. Точнее, не нашлось денег, чтобы навести порядок с документацией. Нет их и сейчас. Для того чтобы все узаконить, потребуется не менее 500 рублей на каждое кладбище. Где взять такие средства? (Для сравнения: в прошлом году на снос устаревших зданий сельсовет получил всего 200 рублей.)

За последние годы местные власти провели целую исследовательскую работу, чтобы подсчитать все захоронения. Этого требует закон о регистре населения, который вступил в действие в июле 2013 года.

— В городе такой учет позволил навести порядок, но сельское кладбище — это совсем другое, и нас с городом сравнивать нельзя, — говорит Степан Бойцов. — По сути, для надзора за сельскими кладбищем нужен отдельный человек. Самые отдаленные от Лопатичей захоронения находятся на расстоянии 16 километров. Как проследить, что там в данный момент никто никого не скрывает? У нас два населенных пункта были ликвидированы в связи с последствиями аварии на ЧАЭС — Красная Слобода и Кошелев. Но на кладбище этих деревень до сих пор делают захоронения, причем часто тайком, без предупреждения властей. И это при том, что везде висят объявления, что надо сначала предупредить сельсовет. Кто-то обращается, но не все. В городе такие варианты даже не рассматриваются. А мы должны каждый на своем месте искать какой-то выход. Проконтролировать это просто невозможно.

По сути, сельское кладбище — это гектар земли с лесом, где много старых захоронений, часто вообще без крестов и других опознавательных знаков. Но и они должны быть как-то обозначены. Степан Бойцов демонстрирует схему захоронений, где каждое указано квадратиком с цифрой. Впечатление такое, что каждый как хотел, так и хоронил. В результате получилось что-то непонятное и хаотичное. К «карте» прилагается список, где напротив порядкового номера стоит фамилия, но чаще просто скромный крест. Ведь, повторюсь, неизвестно, кто там похоронен.

— Это данные на май 2016 года, — уточняет руководитель местной власти. — Перепись делали всем сельсоветом, нам помогали школы и учреждения культуры. Все эти сведения были внесены в специальный республиканский реестр. А недавно пришли указания, чтобы мы все переделали с поправкой на 2013 год. Опять нужно заказывать специальные книги и браться за дело. А главное, не объяснили, — зачем? Для сельских кладбищ должна быть отдельная нормативная база, где были бы учтены все нюансы, которые не встречаются в городских условиях. Тогда и люди знали бы, что если они не придут в сельсовет и даже не предупредят, где собираются хоронить своих родных, то будут нести ответственность. И было бы лучше, если бы этот процесс контролировали не сельсоветы, а коммунальные службы — ЖКХ. Теперь вот надо кладбище привести в порядок к Радунице — аварийные деревья снести, мусор убрать, ограждение подремонтировать. Коммунальщикам было бы проще это делать, подобными делами они занимаются постоянно. У них есть и специальная техника, и инвентарь, и люди. А что можем мы, когда на весь сельсовет только я да управляющий делами?

Обезличенная память

Едем на ближнее кладбище в деревню Потеряевку. Дорога идет по опушке леса. Сколько лет этому траурному месту, можно только догадываться. Ржавые металлические кресты без опознавательных знаков, обветшалые от времени деревянные столбы, от которых отвалились горизонтальные перекладины, гранитные памятники с лицами умерших — все здесь давным-давно перемешалось. Вокруг кладбища тянется деревянная ограда. Без краски она быстро потеряет вид, но пока денег на это у сельисполкома нет.

Для сбора мусора сделана отдельная площадка. Но Степан Бойцов не очень надеется, что она всеми будет использована по назначению. Скорее всего, мусор снова придется искать по лесу.

Народ часто бросает пожелтевшую траву и старые венки где-то по соседству — на заброшенных захоронениях. В будний день желающих навести порядок на кладбищах немного. Издалека замечаем женщину и молодого человека, которые усердствуют с граблями и метлой.

— Кладбище старинное, особенно если пройти чуть дальше, — машет рукой вглубь леса Надежда Исааковна. — Здесь похоронены мои родители, две сестры и даже дед. Он умер, когда мне еще не было на свете. Вот вместе с внуком Сергеем пришли прибраться. Пока есть возможность, самой хочется это делать. Это же мой долг.

Интересуюсь, а почему ни на одном из крестов нет табличек с фамилиями. Женщина пожимает плечами: мол, а зачем, я ведь и так знаю, кто где. Внук говорит, что уже подумывает, чтобы сделать захоронения узнаваемыми. Но, говорит, сначала деньги надо собрать на памятники. Скромная табличка — это не то... И судя по другим неопознанным крестам, так думают многие...

«Похоронная» математика.

Должен быть порядок

По информации отдела благоустройства и работы с вторичными материальными ресурсами Могилевского областного управления ЖКХ, на территории области более 2700 кладбищ, из них только 176 на балансе коммунальщиков. Все остальные закреплены за сельскими исполнительными комитетами. Ответственные за состояние мест захоронения должны заботиться о том, чтобы вокруг кладбища была ограда высотой не менее 1 метра, имелись площадки для складирования мусора и был налажен вывоз отходов. Кроме этого, раз в два года должна проводиться инвентаризация кладбища — с целью выявления самовольных захоронений и участков с разрушенными памятниками. Поэтому очень важно, чтобы люди все-таки идентифицировали памятники и обозначали на их имена, а также даты жизни и смерти родных. Это пригодится, если памятник находится в аварийном состоянии и необходимо найти человека, который ухаживает за местом захоронения. А еще, например, для того, чтобы своевременно установить преступления. Еще свежи в памяти действия могилевских псевдориелторов, которые убивали людей ради их квартир и прятали следы своих преступлений на сельском кладбище...

Нелли ЗИГУЛЯ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Он был автором Манифеста о провозглашении Советской Беларуси, первым премьер-министром республики, его дважды исключали из партии, он мог стать первым народным поэтом...

Общество

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

И как это отразится на качестве знаний?  

Калейдоскоп

Чем удивила Белорусская неделя моды

Чем удивила Белорусская неделя моды

Познакомиться с новинками от белорусских дизайнеров можно было на неделе моды, которая проходила в Минске с 7 до 11 ноября.

Общество

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

«Не бросай меня на даче», «Я тоже хочу встретить Новый год дома» — такие трогательные слова видели жители Москвы на билбордах с социальной рекламой о бездомных животных.