Вы здесь

Что удалось сделать ООН в Беларуси


Санака Самарасинха рассказал, что удалось сделать ООН в нашей стране. В конце апреля Санака покидает Беларусь. За годы его работы в Синеокой произошел ряд значительных изменений: были приняты Конвенция о правах инвалидов и Национальный план действий по правам человека, прошла кампания «Инклюзивная Беларусь», были поставлены Цели устойчивого развития, помимо того, реализован ряд проектов агентств ООН. Время работы господина Самарасинхи на посту постоянного координатора ООН и постоянного представителя ПРООН в стране заканчивается, и корреспондент «Звязды» встретился с ним, чтобы подвести итоги и выяснить, какие вопросы останутся для нового представителя Организации Объединенных Наций в этой должности.


За время работы постоянного представителя ООН был реализован ряд проектов по всей стране.

— Какой из проектов ООН в Беларуси вы считаете самым успешным?

— Сложно выбрать один, потому что они очень разные и влияют на разных людей. С чем сравнивать проект, например, по восстановлению торфяников, которые имеют большой эффект в решении проблемы изменения климата? Или проект по созданию «зеленых» рабочих мест? Мы достигли очень важных результатов через все то, что мы реализовали в различных секторах. Но одной из наиболее успешных инициатив является работа, которую мы провели с Глобальным фондом по борьбе с ВИЧ/СПИДом. Мы увидели прекрасный результат и значительное сокращение инфицирования, а также повышение уровня информированности и количества тестирования. Нас все еще ждет работа по тому, чтобы победить стигматизацию, которая связана с ВИЧ. Это то, что касается проектов ПРООН.

По линии ООН вы, например, стали мировым лидером в предотвращении распространения преступности в торговле людьми. Относительно детей многое было сделано по предотвращению травматизма. Но все равно уровень травматизации очень большой из-за отсутствия должного внимания со стороны родителей. Алкоголизация остается все еще большой проблемой в этой стране. И мужчины умирают на 11 лет раньше, чем женщины. У вас 86-87% погибают от неинфекционных заболеваний: сердечно-сосудистых, рака. И мы пытаемся этому противодействовать, помимо прочего, путем популяризации здорового образа жизни.

Мы начали работать с вашим правительством по правам человека. За это время страна подписала и ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов. 560000 людей с ограниченными возможностями живут в вашей стране, и этот документ наделяет их законными правами: помогает осознать и определить их. Страной был принят и первый Национальный план действий по правам человека. Это также то, над чем мы очень усиленно работали вместе. Теперь вы стали признанным чемпионом в регионе по достижению Целей развития тысячелетия. Этим также можем гордиться как нашей общей работой. Взаимодействие идет и с общественными объединениями, представителями частного сектора... Это значит много и делает меня счастливым. Я рад этому. Но это не конец: человеку, который сменит меня на этом посту, нужно будет много еще сделать.

— Национальный план по правам человека был принят 1,5 года назад. Что изменилось за это время? И как это событие повлияло на статус Беларуси в мире?

— Это один из вопросов, над которым нам еще предстоит работать. Необходимо посмотреть план и то, что задумали реализовать различные государственные структуры. Мы еще это не сделали. Не так давно документ был принят, и я надеюсь, что совсем скоро мы будем работать над ним. Ведутся дискуссии, конечно, с общественными объединениями, с правительством, с ООН. Были некоторые обзоры, но еще не структурированное исследование с объективной оценкой, которое должно быть проведено. Я думаю, что в то время, когда план был принят, это был очень важный шаг, поскольку он помог Беларуси в ее взаимоотношениях с определенными странами. В частности — Европейским союзом и отчасти с США. Но все понимают, что план — это всего лишь намерение. И его недостаточно. Вы должны его реализовывать и сообщать, что уже сделано. И поэтому я говорю, что мы еще до этого этапа не дошли. Я понимаю, что это очень чувствительный вопрос. И некоторые из проблем невозможно решить за одну ночь. Но мне кажется, что нам нужен более структурированный, системный, согласованный процесс мониторинга хода его реализации. И более широкий диалог с участием всех партнеров, включая мировое сообщество. Потому что есть много энтузиазма со стороны мирового сообщества по оказанию поддержки, технической помощи, нахождению ответов. И мы не будем изобретать велосипед: просто можем воспользоваться опытом тех, у кого лучше получилось. И у Беларуси есть чему поучиться. Социальные, культурные, экономические права — в этой части страна действительно сделала много. И этим она может поделиться с другими государствами в регионе и за его пределами.

Поезд «Экспресс ООН-70» три года назад прокатился по всем областям Беларуси.

— Есть мнение, что ООН недостаточно влияет в глобальных масштабах. Но, как я вижу в Беларуси, есть решение конкретных проблем, близких к целевой аудитории. Вы чувствуете, что остались группы людей, которые еще нуждаются в помощи организации?

— Мы проводили кампанию в 2016 году «Инклюзивная Беларусь». Во время нее пытались определить тех, кого считают наиболее уязвимыми или обделенными, маргинализированными, и тех, кто может стать таким и в какой-то момент. Например, кто ведет рискованный образ жизни: на данный момент все хорошо, но, если человек пристрастится к алкоголю, наркотикам, небезопасному сексу, может стать маргинализированным. В частности, мы считаем подростков уязвимыми перед лицом тех проблем, которые я только что упомянул. Также у вас есть — особенно в сельских регионах — население, которое стареет и очень экономически чувствительно. Есть определенные группы женщин, которые особенно уязвимы: те, кто скорее всего может стать жертвами торговцев людьми или домашнего насилия. 30% людей, которых убивают в Беларуси, погибают от рук родственников или знакомых. Три из четырех женщин имели опыт той или иной формы насилия в отношении себя. У вас достаточно неплохой рейтинг по гендерному равенству: по данным ПРООН, вы входите в топ-30 стран. Но есть проблема разницы в зарплате между мужчинами и женщинами. Это в принципе не что-то уникальное для Беларуси: в Америке тоже эта проблема есть. Если мужчины получают диплом университета, скорее всего, на 24% их зарплата будет выше, чем у женщин.

Мы считаем группы, которые находятся в сфере наибольшего риска. У вас есть и большое количество вынужденно перемещенных лиц: беженцы с Украины, Сирии, Афганистана, мигранты, которые приезжают в Беларусь и отправляются на работу в другие страны, Россию. Они все еще продолжают сталкиваться с большим количеством трудностей, трудовой эксплуатацией. Это многие из тех сообществ, с которыми мы работаем в вашей стране.

— В одном из интервью несколько лет назад вы говорили, что нужно бороться со стигматизацией ВИЧ-инфицированных. Что-нибудь за это время изменилось?

— Боюсь, что еще недостаточно. Я постоянно говорю об этом. Пять лет назад, помню, когда мы открывали первый билборд в Минске с фотографиями моего друга Евгения, — это был первый человек, который прямо сказал, что у него ВИЧ и дал согласие на размещение своей фотографии. И он все еще это делает: много проводит общественных выступлений, активно освещает эту тему. Но люди все еще думают, что это смертный приговор.
А это больше не так. Теперь вы можете жить полноценно, если вовремя пройдете тестирование и получите доступ к лечению. А из-за этих страхов и стигмы люди боятся сдавать анализы. И стигма не только нарушает человеческие права, но и ведет к тому, что умирают люди, которые, на самом деле, не должны, погибают.

— Беларусь имеет неплохие результаты по достижению Целей развития тысячелетия (ЦРТ). Почему она их достигла? И какой опыт мог бы быть интересен другим странам?

— Мне кажется, одна из причин, почему вам удалось достичь этого, — очень сильная социальная политика. И структура правительства такова, что, если решение принимается, у вас есть возможность его осуществлять. Централизованная структура управления помогла вам достичь Целей развития тысячелетия. На это повлиял и тот факт, что государство, особенно в тот период, давало больше рабочих мест. И если вы посмотрите на ЦРТ — это проблемы безработицы и бедности. За 15 лет показаны великолепные результаты: уровень бедности снизился с 45% до 6%. Со стороны охраны окружающей среды вы одна из немногих стран Европы, которая сохранила почти 40% покрытия лесами. Кроме этого, искоренена передача ВИЧ от матери ребенку. Это все те важные достижения, которым другие могут и должны поучиться.

Это очень хороший фундамент для достижения Целей устойчивого развития в вашей стране. Но, если вы посмотрите на ЦУР, они все взаимосвязаны. Должна быть в большей степени интеграция между теми частями государства, работающих по вопросам охраны здоровья, образования, создания рабочих мест для молодых людей и т.д. Второе — думаю, мы можем и должны сделать намного лучше — больше подумать о потенциальных рисках. Потому что то, что происходит вокруг Беларуси, имеет значительное влияние на страну. Например, вводятся санкции против России — спад экономики, трудовые мигранты возвращаются в Беларусь. Или конфликт в Украине — приезжают беженцы. Поэтому прогнозирование, предвидение очень важно, если вы хотите достичь к 2030 года этих целей.

Санака Самарасинха вместе с дочерью на болоте Ельня.

— Какая из целей наиболее важна для достижения?

— Невозможно выделить. Конечно, можно спорить, что цель № 14 «Сохранение морских экосистем» менее актуальна для Беларуси. У вас нет выхода к морю, но я говорю — нет. Мне даже удалось убедить правительство еще раз пересмотреть свою позицию, потому что многое из того, что происходит в ваших озерах и реках, сказывается на Балтийском и Черном морях. У вас есть возможность на самом деле делать что-то хорошее или плохое в этом контексте для других стран мира. Поэтому мое мнение, что цели в равной степени важны и, кроме этого, со всеми нашими партнерами, правительством, нашим национальным координатором по ЦУР и экспертами ООН мы определили четыре ускорителя: те сферы, обращая внимание на которые мы сможем получить ускоренное достижение целей. Это вопросы гендерного равенства, популяризация зеленой экономики (энергоэффективность, «зеленые» рабочие места, обращение с отходами). Мы также сказали, что действительно важно концентрировать свое внимание на молодежи, чтобы страна инвестировала особенно в подростков. У вас все более-менее складывается с детьми, но не так хорошо с возрастом от 13 до 21. Надо больше делать, потому что теперь они находятся в группе высоких как риска, так и потенциала. Кроме того, у вас отличный кадровый потенциал в секторе IТ-технологий. Если вы сфокусируете свое внимание на цифровизации... Некоторое время назад я ужинал с Аркадием Добкиным (основатель ЕРАМ. — Авт.), и такой разговор мы ведем с тех пор, как я сюда приехал пять лет назад. Как компании, например ЕРАМ, помогают нам в достижении целей — это большой потенциал. Четыре ускорителя, которые, как нам кажется, станут частью вашей национальной дорожной карты по достижению ЦУР. Мы, конечно, будем оказывать поддержку, но это будет ваша стратегия.

— Беларусь укрепляет свое положение как площадка для международных переговоров. Почему, на ваш взгляд, она получила такой статус?

— Мне кажется, что ваша страна много страдала из-за конфликтов. И она была местом, где проходило много армий. И ничего хорошего для Беларуси в этом не было. Поэтому для меня это не сюрприз, что здесь есть люди, которые фундаментально стремятся к стабильности. Это положительно, но иногда это может быть определенной сложностью. Люди на улице, с которыми я разговаривал, говорят: «Мы можем немножко потерпеть, но мы не хотим, чтобы у нас были конфликты, чтобы случилось то, что в Украине». Или в Молдове (Приднестровье), в Грузии (Северная Осетия), Азербайджане и Армении. В отличие от них вы единственная страна, где есть территориальная целостность и мир в течение долгих лет. И поэтому это ни для кого не сюрприз, что вы должны воспользоваться своим ресурсом. Вы заслужили определенную степень доверия. Наверное, стране, которая в состоянии конфликта, будет достаточно сложно популяризировать ценности мира, а вы — можете. И я много лет вынашивал эту идею, кажется, многих убедил: Минск — это новая Женева.

Прошлогодний велопробег Mіnd ower Matter.

— Остались ли еще нереализованные идеи и какой вы видите Беларусь лет через 20?

— У меня много идей. Если я пойду в душ, вернусь еще с пятью новыми (смеется). Но я действительно хотел бы видеть — и надеюсь, что это постепенно произойдет, — больше открытости. Во-первых, друг к другу, понимания того, что Беларусь — ваша страна и вы должны о ней заботиться. И это означает, что необходимо делать это вместе с вашим соседом. Ситуация меняется в отношении молодого поколения, но все-таки есть у вас те, кто считает, что кто-то будет заботиться обо всем, а мне просто нужно думать о своей семье. Так было, мне кажется, и в моей Шри-Ланке с поколением моих родителей. Но с молодым поколением мы стали более политически и социально ответственными. И я надеюсь, что это увижу и здесь. А такое возможно, только если вы начнете слушать и разговаривать друг с другом больше. Это мое пожелание для Беларуси. Мы пытаемся такое приносить сюда, например, путешествуя на велосипедах, общаясь с людьми в разных уголках страны. И я думаю, через 20 лет я это увижу. А второе — это мир увидит Беларусь. Такой, какой она на самом деле является, а не такой, о которой мы слышим в некоторых СМИ. Я уже говорил неоднократно, что Беларусь — самый хорошо спрятанный секрет Европы. Все же настало время, чтобы он был раскрыт.

Надежда АНИСОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Что происходит в Юровичах?

Что происходит в Юровичах?

После трагедии люди общаются с журналистами на условиях анонимности  

Общество

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Он был автором Манифеста о провозглашении Советской Беларуси, первым премьер-министром республики, его дважды исключали из партии, он мог стать первым народным поэтом...

Общество

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

И как это отразится на качестве знаний?