Вы здесь

Алексей Гриненко: Эйфории, что лечу в Америку, у меня не было


Наш земляк Алексей ГРИНЕНКО, бывший актер Белорусского государственного академического музыкального театра, семь лет живет в Америке и сейчас вышел на финишную прямую защиты докторской диссертации. Мы поговорили с ним о театре, сохранении связей с Родиной и развеяли некоторые иллюзии об «американской мечте».


– Расскажите, чем вы занимались в Минске и как оказались в Америке?

– У меня все было очень хорошо в Минске: я занимался тем, что мне нравилось ­ – играл в Белорусском государственном академическом музыкальном театре. А предыстория такова: я учился в лингвистическом университете на переводческом отделении. Моя сестра Анастасия училась в Академии искусств, и в какой-то момент для студенческой постановки не хватало танцующего парня, а я увлекался танцами. Сестра попросила выручить, так я попал в мир театра, который был мне интересен не меньше, чем иностранные языки. В общем, началась очень насыщенная жизнь: днем – на лекциях, вечером – репетиции, спектакли. Параллельно с инязом я учился и в Академии искусств, только в статусе вольного слушателя, потому что второе высшее образование официально можно получать только на платной основе. Поступив в магистратуру иняза, а это происходило параллельно с работой в музыкальном театре, я писал диссертацию по пьесам, поставленным в американских театрах.

Работая в театре, думал о продолжении образования. Меня очень интересовали мюзиклы, и я понимал, что этот жанр хорошо бы изучать на его родине. Проштудировав сайты американских учебных заведений, нашел подходящее для себя. Подал заявление, приложил к нему записи своих работ. Подал и практически забыл об этом. А где-то через полгода пришло письмо, что меня готовы принять в аспирантуру.

Откровенно говоря, мне было сложно решиться на заокеанский вояж. Я понимал, что мне наверняка придется расстаться с актерством, не был на сто процентов уверен, что хватит усидчивости для исследовательской работы, в конце концов, другая страна – смогу ли там жить. Так что какой-то эйфории, что лечу в Америку, у меня не было. Просто убедил себя, что всегда смогу вернуться домой.

– Образование в США довольно дорогое, кто вам помогал оплачивать обучение?

– Не просто дорогое, а безумно дорогое. Для штатов нормальная ситуация, когда человек выплачивает кредит за образование чуть ли не до пенсии. Но мне повезло. В Америке существует вариант бесплатного получения образования для людей, выбравших гуманитарную сферу. Видимо, потому что и там это не самая высокооплачиваемая работа. Так вот, я учился бесплатно. У меня была студенческая виза, при ее наличии работать нельзя нигде, кроме своего вуза. Параллельно с учебой, я преподавал и получал стипендию. Также мне полагалось от университета субсидированное жилье. Денег было достаточно, чтобы иметь все необходимое, но ничего лишнего.

– Через семь лет жизни в Америке вы без пяти минут доктор искусствоведения. Расскажите, как за океаном защищают диссертации?

– Сначала формулируешь проект диссертации и защищаешь его. Если надеешься получить стипендию на период написания диссертации, то участвуешь в конкурсе проектов, по итогам которого в моем университете примерно 20 их 300 участников получают какую-то финансовую поддержку. Докторская диссертация в Америке – обязательно новое слово в выбранной теме, и, как правило, после защиты перерастает в книгу. Заинтересованные издательства отсылают твою рукопись на рассмотрение независимым экспертам. Всегда используется «слепая» форма, то есть никто не знает, что изучает работу Алексея Гриненко, ей просто присвоен номер. Есть только один нюанс: зная лично автора, нельзя рецензировать его работу. 

– После защиты вы намерены продолжать преподавательскую деятельность в Америке?

– Да, мне это нравится. Теперь я преподаю по семестрам, а получив степень, могу выходить на рынок труда, претендовать на зачисление в штат. Знаю, что вакансий мало, а конкурс большой.

– Не было мысли вернуться в Минск? Думаю, доктор искусствоведения, защитившийся в Америке, получил бы много предложений.

– Я в этом на 100% не уверен. Но возвращаться не планирую по другой причине: американская и белорусская система высшего образования имеют глобальные различия. В Беларуси американская методика преподавания неприменима. К тому же мне уже сложно по-русски формулировать мысли.

– А если не получится найти место в вузе? Существует стереотип, что в Америке комфортно живется на пособие.

– Наверное, это придумали те, кто не жил в Америке. Там хорошо тому, кто имеет постоянную работу, потому что, во-первых, медстраховка, во-вторых, отчисления на пенсию. В Штатах безумных денег стоит медобслуживание. Система за последние десятилетия изменилась так, что страховку мало кто себе может позволить и большинству американцев остается рассчитывать только на поддержку работодателя в этом вопросе. С недавних пор для малоимущих граждан появились варианты страховки частично субсидированной государством, но и это варьируется от штата к штату. Нужно понимать, что в США в каждом штате свои законы, поэтому критерии малообеспеченности, при наличии которых полагается социальная помощь, везде разные. Если кто-то планирует жить на пособие, то это не в Америку – страны Евросоюза в этом смысле гораздо щедрее.

– Сколько стоит в Америке аренда квартиры-студии?

– Это тоже очень сильно зависит от штата, а в конкретном городе – от района. Нью-Йорк нереально дорогой город, вообще самый дорогой в мире. Я живу на Манхэттене и снять здесь студию за 1500 долларов в месяц – большая удача. Это будет довольно скромное жилье ближе к границе с Бронксом, а иначе средний уровень начинается от 3500 долларов. Многие кооперируются, снимают студию на двоих. Когда приехал, я не совсем понимал, почему и собственникам жилья оно обходится очень дорого. Оказалось, высокий налог на недвижимость и тарифы за коммунальные услуги, обслуживание дома. В Америке довольно распространенное явление: снимать жилье дешевле, чем содержать свое. Многие продают жилье, переезжают из больших домов в меньшие, особенно пенсионеры. Пожалуй, жилищный вопрос не волнует только 3-5% населения – самую богатую прослойку американского общества.

– Есть ли в Нью-Йорке белорусская диаспора?

– Уверен, что есть, но, к сожалению, я пока в нее не влился, практически не было свободного времени. По приезду намерен эту ситуацию исправить. Эмигранты из СССР живут на Брайтон-Бич. Это весьма своеобразный район. В нем время словно остановилось в начале 90-х годов. Люди часто одеты по моде того времени, слушают «Ласковый май» и Аллу Пугачеву. Там можно найти студию и за 1000 долларов. Многие представители старшего поколения даже не выезжали за пределы этого района и практически сохранили советский уклад жизни.

– Получить трудовую визу в США непросто, поэтому там немало нелегалов из бывших советских республик. Между тем, не слышно, чтобы их массово депортировали. 

– Они вполне могут «спрятаться», незаметно живя, но не могут надеяться на соцподдержку. Нужно понимать, что наличие нелегальных мигрантов из СНГ выгодно американской экономике. Это не афишируют, но там работают целые бригады строителей, горничные и бебиситтеры тоже зачастую нелегалы. Правда, Трамп против мигрантов, но в основном темнокожих, иногда проходят рейды по их выявлению, но без особых успехов. Опять же, в каждом штате своя политика по отношению к мигрантам, есть даже города, имеющие неформальный статус «укрытия для мигрантов».

Кстати, немного опасался, что ко мне как к иммигранту отношение будет не самым лучшим. Однако никакого предубеждения, негатива ни разу не почувствовал. Наоборот: ты – приезжий, ты видишь что-то новое. Легальный статус иностранца дает значительно больше возможностей. И еще хочу отметить, что если хотите учиться в аспирантуре или преподавать в Америке, то нужно ехать с языком. Никто не даст времени на получение языка на месте.

– Прожив в Америке год, вы способствовали постановке в Беларуси мюзикла «Вестсайдская история» на сцене музыкального театра. Теперь вот в нескольких ипостасях приложили руки к постановке мюзикла «Недалеко от нормы». 

– Получается так, что находясь в Америке, я могу принести пользу Беларуси. С «Вестсайдской историей» вышло так, что смог договориться с правообладателями о постановке за скромный гонорар. Этот мюзикл был известен в СССР, так почему белорусам не посмотреть его на сцене?

«Недалеко от нормы» я увидел в Америке, и меня потряс этот спектакль. На постсоветском пространстве тема душевного здоровья замалчивается, считается неприличной… Вместе с сестрой Анастасией Гриненко, которая работает режиссером театра «Территория мюзикла», мы сделали перевод пьесы. Не буду рассказывать, сколько времени ушло на получение лицензии, важен итог: спектакль идет на минской сцене.

По стереотипным американским меркам у главной героини Дианы все хорошо: дом, дети, семья – живи и радуйся. Но никто не подумал, почему она, архитектор, вынуждена сидеть дома, никто до конца не понимает ее боли после утраты близкого человека. Диана страдает биполярным расстройством… Но из всех героев спектакля я хотел бы дружить именно с ней.

Никто не знает точно, где начинается и где заканчивается норма, и вообще что такое эта норма. Многие не хотят признать того, что норма не незыблемый закон природы, а лишь комплекс произвольных правил, которые люди навязывают друг другу. Однако каждый из нас должен понимать, что душа человека очень хрупка. Сегодня ты отворачивается от человека, страдающего душевным расстройством, а завтра подобное заболевание может коснуться лично тебя или твоих близких. Мы решили говорить с публикой на очень сложную тему языком мюзикла. И я рад, что нашли отклик. Все люди разные: кто-то идет в театр за развлечением, и в этом нет ничего предосудительного, кто-то готов размышлять после спектакля.

Планирую и дальше сотрудничать с театром «Территория мюзикла». Это частный театр, и он больше открыт к разного рода экспериментам, новаторству. При этом ни в коем случае не хочу обидеть государственные театры – в Беларуси и там есть любопытные постановки.

– Алексей, вы пять лет не были в Минске, какие перемены в городе вас порадовали?

–  В этот раз мне показалось, что появилось больше разнообразных мест, где может собираться молодое поколение минчан, есть проявления большего динамизма в городской молодежной культуре. Порадовали такие проекты, как улица Кастрычницкая.

– Что бы вы посоветовали человеку, который мечтает уехать в Америку хотя бы на несколько лет?

– Прежде всего, я рекомендовал бы поставить четкую цель, а не просто: хочу в Америку. Я заметил, что успеха там добиваются те люди, у которых и здесь дела шли неплохо. Так не бывает, что дома человек лежит на диване, а в эмиграции процветает.

Оксана ЯНОВСКАЯ

Фото Анжелики ГРЕКОВИЧ и из личного архива Алексея Гриненко

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.  

Экономика

Что ждет бизнес-сообщество?

Что ждет бизнес-сообщество?

​Потенциал Беларуси в привлечении инвестиций не исчерпан, а иногда используется неэффективно.

Общество

Что происходит в Юровичах?

Что происходит в Юровичах?

После трагедии люди общаются с журналистами на условиях анонимности