21 сентября, пятница

Вы здесь

Его знали в Москве, уважали в Варшаве


Передо мной папка с документами о жизни и деятельности одного из организаторов и руководителей Компартии Западной Белоруссии, человека необычной судьбы Николая Семеновича Орехво. Различные исторические источники изучались мной в течение длительного периода. Благодаря помощи московских архивистов они пополнились сведениями о положительной роли Николая Орехво в возвращении доброго имени западно революционеров-подпольщиков, пострадавших от сталинских репрессий в середине 1930-х годов. В этом году выдающемуся борцу и мужественному историку исполнилось бы 115 лет.


Елена Леоновна Воеводская и Николай Семенович Орехво.

Николай Семенович Орехво принадлежит к числу деятелей, представление о которых опирается на понятия «красноармеец», «комсомольский работник», «революционер-подпольщик», «один из руководителей западнобелорусского революционного движения», «участник восстановления послевоенной Польши», «историк-исследователь». Среди лиц, с которыми его можно сравнить, — Сергей Осипович Притыцкий, Вера Захаровна Хоружая, Василий Емельянович Самутин (последний, кроме всего, с 26.08.1944 по 18.04.1945 редактировал газету «Звязда»).

Николай Орехво родился в деревне Боруны Ошмянского уезда Гродненской губернии в многодетной семье. У родителей было девять детей, первые четверо умерли. Он был самый младший. Его физическое и моральное взросление совпало с процессами «советизации» и «большевизации» страны. Это была любовь бедных: бедный Орехво и бедная (по причине войн) страна. Но Орехво не изменил ни себе, ни своей стране.

Первые значительные события в жизни Николая произошли в Новгороде, куда он и его родители переехали в 1915 году из-за событий Первой мировой войны. Здесь он встретил и поддержал идеи Октябрьской революции, стал их защитником в боях против войск Юденича. В древнем русском городе юноша избирался секретарем Новгородских городского и губернского комитетов РКСМ, вступил в 1920-м в ряды РКП (б). Молодого человека заметила и Москва, которая в 1923 году пригласила его на работу в аппарат ЦК РКСМ. Но эта страница деятельности была непродолжительная.

Уже в 1924 году, во время первого территориального укрупнения БССР, Орехво позвала к себе Беларусь. Здесь он занимал должности председателя Временного Белорусского Бюро ЦК РКСМ, первого секретаря ЦК комсомола, избирался членом ЦИК БССР.

Однажды, выступая на VІ Чрезвычайном съезде Советов БССР (март 1924 года), Николай Орехво от имени молодежи сказал: «Комсомол Беларуси готов снести пограничные столбы между СССР и Польшей и освободить белорусские земли». В те дни советско-польская граница проходила в 40 километрах от Минска. Через день председатель ЦИК БССР Червяков пригласил его к себе и передал просьбу польского консула в Минске «быть более сдержанным». Орехво пообещал прислушаться к совету.

«Западная Беларусь», «Компартия Западной Белоруссии» — понятия, что существовали в ХХ веке. Название «Западная Беларусь» было рождено Рижским мирным договором между Россией и Польшей, подписанным 18 марта 1921 года. Под документом стояли подписи полномочных представителей РСФСР и УССР. Отсутствие представителя БССР объяснялось позицией по этому вопросу Польши, которая заявила, что БССР является частью РСФСР. Председатель ЦИК БССР Александр Червяков присутствовал на переговорах только как наблюдатель, после чего заявил, что более отвратительного положения у него никогда не было.

Владимир Ленин, учитывая тогдашние условия России, дал приказ российской делегации согласиться с предложениями Польши. Так был подписан Рижский мирный договор, по результатам которого к Польше отошли территории Гродненской, Брестской, некоторых северо-западных районов Минской и Витебской областей.

В некоторых работах по истории Беларуси утверждается, что ее народ якобы не сумел в начале ХХ века создать свою национальную государственность. Но это не совсем так. Беларусь в то время прошла через два государственных образования: Белорусскую Народную Республику (25.03.1918) и Белорусскую ССР (01.01.1919). Белорусам удалось отстоять только БССР, которую в то время не хотел признавать Запад.

Москва из-за болезни, а потом и смерти Владимира Ленина на какое-то время потеряла ведущую роль в решении проблем мирового революционного движения. Не смог заменить предшественника и Иосиф Сталин. Учитывая ситуацию, Коммунистическая рабочая партия Польши уже осенью 1923 года переформировалась в Коммунистическую партию Польши, в составе которой образовались в качестве автономных частей Коммунистическая партия Западной Беларуси и Коммунистическая партия Западной Украины. Так произошло рождение КПЗБ. Москва дала положительную оценку этому событию как соответствующему месту и времени. В те дни был образован и Коммунистический союз молодежи Западной Беларуси (КСМЗБ).

КСМЗБ и Коммунистическая партия Польши боролась за ликвидацию помещичьего землевладения, передачу земли крестьянам без выкупа, за право самоопределения Западной Беларуси вплоть до ее отделения и воссоединения с БССР. В конце декабря 1923-го в ряды КПЗБ влилась Белорусская революционная организация, которая представляла интересы революционно настроенной белорусской интеллигенции.

Это было время, когда существовало несоответствие между пониманием социалистической революции на Западе и Востоке (Россия). Революцию на Западе (в Польше, Чехии, Венгрии, Болгарии, Германии) ждали, но не ту, которая ведет к гражданской войне (когда брат против брата, дети против родителей). Это понимали и в Москве, где в 1920-е годы начали готовить новые кадры подпольщиков-революционеров, свое место среди которых занял и Орехво.

Научно-практическая конференция, посвященная 50-летию образования КПЗБ и Коммунистического союза молодежи Западной Беларуси в Минске (1973 год). Открывает конференцию секретарь ЦК КПБ А. Т. Кузьмин, М. С. Орехво - второй слева.

От тогдашней истории Западной Беларуси остались своеобразные напоминания. Одно из них — представление Белостокского воеводы Генриха Осташевского в Министерство внутренних дел Польши «Проблемы укрепления польского владеющего положения в Белостокском воеводстве» от 23 июня 1939 года. Квинтэссенцию польской политики в отношении белорусов передают следующие строки: «Мы хотим только одного и настойчиво требуем, чтобы это национальное меньшинство (белорусы. — Авт.) думало по-польски, и ничего взамен ему не давать и ничего не делать в этом направлении. В настоящее время можно еще белорусов ассимилировать в единый поток польской культуры». Вот такое будущее белорусскому населению рисовал этот государственник.

Перед нами две линии человеческой жизни. Одна принадлежит Николаю Семеновичу Орехво, вторая — Алене Леоновне Воеводской. Он — выходец из рабочей семьи, она — с Виленщины, дочь служащего и домохозяйки. Оба с молодых лет на подпольной революционной работе за рубежом. В 1931-м Елена, спасаясь от польской дефензивы, попадает в Москву, где знакомится с Николаем Семеновичем. Полюбила его, вышла замуж. В начале 1935-го остается с дочерью Ларисой в Минске, а он через Прибалтику, Германию выезжает в Прагу — представлять интересы ЦК КПЗБ. (К тому времени Николай Орехво стал членом Бюро ЦК Компартии Западной Белоруссии.)

Николай Семенович учился в аспирантуре Международной ленинской школы в Москве (двухлетней). Она считалась Коминтерновским учебным заведением, которое готовило руководящие кадры среднего звена для компартий капиталистических стран. Обучение проходило при условиях конспирации. Был зачислен туда под именем Микулич Петр Михайлович. Получал стипендию 215 рублей в месяц. Хватало на еду и необходимые расходы. Жена, Елена Леоновна, в то время была студенткой белорусского сектора Коммунистического университета национальных меньшинств Запада. Каждый жил в своем общежитии. Потом, уже весной 1933 года, Орехво получил отдельную комнату в общежитии на Малой Никитской улице.

«Прошу начать судебное расследование...» — слова из писем Орехво после его возвращения зимой 1940-го с западнобелорусского подполья. Они касаются трагической судьбы Елены Воеводской. Письма адресованы первому секретарю ЦК КП (б) Б П. К. Пономаренко.

Не знал Николай Семенович, что к тому времени был арестован и расстрелян первый секретарь ЦК КП (б) Б Н. Ф. Гикало, умер во время допросов председатель СНК БССР Н. М. Голодед, покончил жизнь самоубийством председатель ЦИК БССР А. Г. Червяков.

В письме от 3 апреля 1940 года говорится: «В своем заявлении Вам (П. К. Пономаренко. — Авт.) от 2.02.1940 г. я ходатайствовал о содействии в пересмотре дела и освобождении из мест лишения свободы моей жены Воеводской Елены Леоновны, арестованной НКВД в Минске в 1937 году в то время, когда я находился за границей на подпольной партийной работе... Теперь уже освободить и вернуть ее невозможно. 31 апреля в прокуратуре БОВО я узнал, что моя жена вскоре после ареста была расстреляна. Я очень удивлен, почему представители НКВД БССР врали, когда сообщали, что Воеводская Е. Л. 5.11. осуждена на 10 лет без права переписки. Хотели утаить?.. Но хотя она, моя жена, уже расстреляна, я подал заявление прокурору БОВО с ходатайством о пересмотре ее дела и о ее реабилитации. Я решительно настаиваю, чтобы мне сообщили факты, послужившие основанием для присуждения моей жены к расстрелу за якобы шпионскую и провокаторскую деятельность».

Так началась борьба за честное имя родного человека, которая постепенно превратилась в борьбу за очищение всей истории КПЗБ от фальсификаций и подозрений. Полностью все это закончилось только после ХХ съезда КПСС (1956 год).

Автор этих строк знал Николая Семеновича Орехво по совместной работе в Институте истории партии при ЦК КПБ. Могу констатировать, что Николай Семенович никогда не называл Польшу буржуазной страной, а только польским государством, был против деления поляков на «красных» и «белых», так как есть только поляки как представители нации, которая исторически сложилась. Вообще, все его выступления отличались корректностью по отношению к истории, ее событиям, участникам.

Общественный и политический портрет Орехво составляли такие черты, как большая работоспособность, хорошее знание внутренней и внешней политики, уважительное отношение к белорусскому языку.

Кстати, «Звязду» он читал в Праге, в подполье — как источник изучения БССР и СССР. Ее доставлял в Чехию специальный курьер.

Николай Орехво — один из главных авторов и создателей историографии Западной Белоруссии, в которой особое место принадлежит коллективным работам: «Революционный путь Компартии Западной Белоруссии», «В суровые годы подполья», «Борьба трудящихся Западной Белоруссии за социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР» и личным воспоминаниям Николая Семеновича «Дела и люди КПЗБ» и другим.

В 1963 году в Бресте, на здании, в котором в 1927—1938 годах находилась подпольная типография КПЗБ, была установлена ​​мемориальная доска. Среди присутствующих находился и герой нашей статьи. В 1981-м Николаю Орехво присвоили почетное званне «Заслуженный работник культуры БССР». Николай Орехво ушел из жизни 16 июля 1990 года, но память о нем живет.

Евгений БАРАНОВСКИЙ, кандидат исторических наук

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.  

Общество

Каких педагогов хотят видеть дети в объединениях по интересам?

Каких педагогов хотят видеть дети в объединениях по интересам?

Для системы дополнительного образования присущ отложенный во времени эффект.  

Культура

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Их создали в честь предприятий, которые успешно функционировали в дореволюционное время.