Вы здесь

От частного к общему


История с автобусом, который вечером не взял с остановочного пункта семью с маленькими детьми (о чем писала на прошлой неделе), имела продолжение, как по-моему, так совсем нелогичное. Молодая мама, которая так и осталась на той остановке с двумя детьми четырех и двух лет только потому, что слишком правильный водитель не остановился, так как остановка не была обозначена в его маршрутной карте, пожаловалась на это на сайте Минсктранса, написав электронное обращение. На него отреагировали быстро: автору позвонили буквально назавтра. Правда, только для того, чтобы сказать, что водитель действительно ничего не нарушил, так как той несчастной остановки на маршруте действительно нет. А если по-человечески? Ну, о по-человечески в законе об обращениях граждан ничего прямым текстом не написано, поэтому ту жалобу с точки зрения официальной можно считать удовлетворенной, а дело закрытым.


Но у меня лично, да и у молодой женщины, которая писала обращение, остался все-таки вопрос, на который очень хотелось бы от того же Минсктранса получить ответ. Почему? Почему не предусмотрена остановка автобуса на оборудованной остановке? На которой по крайней мере в выходной день всегда стоят люди, ведь рядом не только «микрорайон» большой деревни Волма, но и небольшие деревни — Янковцы, Химороды, которые в огородный сезон наполнены дачниками. К остановке, о которой идет речь, из этих деревень идти километр-полтора, а до конечной остановки в центре Волмы — еще столько же. И — самое главное: автобус из Волмы идет почти пустой, это не раньше, когда в тесный ЛАЗ даже в начале маршрута не помещались все желающие. Тем более, какие здесь усилия и расходы? Есть люди — остановился на пару минут, нет — поезжай себе дальше. Где проблема? Неужели предприятию не нужны дополнительные деньги, которые готовы заплатить те, кто стоит на той остановке? Деньги, которые Минсктранс теряет безнадежно, потому что люди на конечную остановку их не понесут точно.

Потому что вслед за автобусом, который возит воздух, будет идти маршрутка, и не одна. И она обязательно там остановится, и подберет тех дачников. И деньги, которые мог получить Минсктранс, положит в карман ее хозяин. И на здоровье, как говорится, но через некоторое время маршрут будет признан неперспективным, и автобусы сократят до минимума. Кто останется в большем тираже — пенсионеры, которые составляют большинство пассажиров в этих автобусах, так как в сезон можно доехать за полцены, другие желающие ехать, так как маршрутки тоже не резиновые, или само предприятие — вопрос оставлю открытым. Ясно одно — лучше не будет никому.

Пример «из другой оперы», но также из сферы услуг. Решила занести обувь в ремонт не в небольшую частную мастерскую, как делала годами, а в «филиал» известного на всю столицу крупного предприятия. И — словно попала в счастливое детство середины 80-х прошлого века. Сначала приемщик (она же — мастер в одном лице) долго выписывала квитанцию ​​под копирку — с фамилией, адресом и телефоном. Впоследствии на каждую пару выбивала по два чека. После сообщила, что на ремонт понадобится дней пять — раньше никак. На вопрос, почему в спальном районе у них такой неудобный для большинства жителей график работы — с 10.00 до 19.00, да еще с обедом, суббота и воскресенье — выходной, ответила: «Нам же тоже нужно отдыхать». А потом еще долго жаловалась, как мало заказов, какая невысокая зарплата, как сокращают штат, как отбивают клиентов конкуренты-частники...

Обувь мне там подремонтировали качественно, но другие туфли я понесла в свою любимую небольшую мастерскую. Заскочила туда по дороге на работу — они работают с восьми часов утра до восьми вечера без обеда, квитанцию, совсем небольшую, с фамилией и ценой, получила за минуту, отремонтированную обувь унесла в тот же день по дороге с работы (и это был не срочный ремонт!). Угадайте с трех раз, куда я понесу следующие пары...

Недавно пришлось столкнуться с траурными заботами — та же картина. В столичном спецкомбинате на Ольшевского (самая известная и крупная в Минске контора подобного рода) сначала не оказалось людей, которые бы вынесли гроб из машины по приезду на место, после перезвонили и сообщили, что людей, чтобы в назначенное время погрузить гроб в машину, у них тоже нет. «Но машину мы вам забронировали!» — торжественно так сообщили. «Зачем мне тогда ваша машина?» «Так вы что, отказываетесь?!» — возмущенно ответила тетя на том конце провода.

Парень из частной похоронной конторы явился с точностью до минуты, как договаривались. Вежливый, спокойный, он с порога выразил соболезнования и готовность помочь. За пятнадцать минут мы с ним решили все вопросы. Больше заботы организации похорон нас, близких людей, касались только того, чтобы оплатить качественно оказанные услуги. (Кстати, цена почти такая же, как в том спецкомбинате. Но, если бы и переплатить, то было за что!)

В постиндустриальном обществе, которое пытаемся сегодня строить, сфера услуг — важнейшая и самая востребованная. Но, кажется, какой она будет в нашей стране, пока так и не решено. Отдать все в руки частникам, которые работают на себя, а потому стараются делать хорошо для клиента? Возможно, но вдруг у того же частника-то не получится, и в одном отдельно взятом населенном пункте не поедет маршрутка, перестанет работать парикмахерская или ремонт обуви? Как же тогда социальные стандарты? Оставить определенную часть этого со всех сторон и всегда прибыльного бизнеса за крупными субъектами хозяйствования, при этом поощряя частную инициативу? Пожалуй, самый лучший на сегодняшний день выход.

При условии, что шевелиться будут и те, и другие. А пока мы больше сокрушенно вздыхаем, что частники наступают на пятки «проверенным и надежным» игрокам, а то и ставят под угрозу их дальнейшее существование. А тем временем автолавка потребкооперации привозит летом на всю деревню одно (одну штуку — не выдумываю, сама была свидетелем!) оодтаявшее мороженое. Как вы думаете, к кому люди понесут свои деньги, если следом приедет машина частной сети торговли, в которой — все, что душа пожелает? Вот и я о том же...

Елена ЛЕВКОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Культура

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Он уже давно потерял счет песням, которые создал. На просьбу назвать примерное количество задумывается и отвечает приблизительно: около 300.

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.