Вы здесь

Как в Малайзии появился 92-летний премьер


На всеобщих выборах, которые прошли в Малайзии, оппозиционная коалиция «Паракан Харапан» ( «Альянс надежды») во главе с легендарным 92-летним Махатхиром Мохамадом одержала победу.


После долгой ночи ожидания избирательная комиссия подвела итоги: коалиция завоевала необходимое для формирования правительства абсолютное большинство мест в парламенте из 222 депутатов. По сообщению местных СМИ, коалиция получит 122 кресла, в то время как правительственный альянс только 79. «Я принимаю вердикт народа, я обещал уважать демократию», — сказал действующий на то время премьер-министр Наджиб Разак. Предварительные опросы показывали, что именно он продлит свой мандат. СNN называет возвращение Мохамада «триумфальным». С 1957 года большинство в парламенте Малайзии принадлежало партии «Барисан Насиональ» («Национальный фронт»). Король Мухаммад V утвердил кандидатуру нового премьера. После чего доктор Махатхир Мохамад принял присягу в качестве седьмого в истории независимой Малайзии премьера. Он стал старейшим в мире главой правительства, который получил эту должность в результате выборов. Какие изменения ожидают Малайзию?

Семь султанов и раджа

Политическая система Малайзии имеет ряд особенностей. Эта страна — выборная федеративная конституционная монархия, которая состоит из 13 государств-субъектов федерации (штатов) и трёх федеральных территорий. 11 штатов и две федеральных территории расположены на полуострове Малакка, два штата (Сабах и Саравак) — на острове Калимантан и одна федеральная территория (Лабуан) — у его северо-западного побережья.

 

Девять штатов являются монархиями. Семь из них возглавляются султанами. Правитель штата Негри-Сембилан носит традиционный малайский титул Янг ди-Пертуан Бесар. Глава штата Перлис имеет титул раджи. В монархических штатах главой исполнительной власти является главный министр (ментери Бесар). Каждый руководитель является также духовным главой своего штата. Остальные четыре штата возглавляются губернаторами, назначаемыми центральным правительством. Исполнительную власть в каждом из них также возглавляет главный министр (кету ментери). Федеральные территории управляются непосредственно центральным правительством.

Каждые пять лет девять монархов выбирают из своей среды Верховного правителя (короля, по-Малайский — Янг ди-Пертуан Агонг) и его помощника-заместителя (вице-короля) — как правило, из соображений старшинства или длительности правления. Верховный правитель и султаны выполняют в основном представительские функции, но все законы и поправки, вносимые в конституцию, подлежат их утверждению. Основные же функции государственного управления — за парламентом и кабинетом министров, который возглавляет федеральный премьер-министр. Кстати, все министры обязательно должны быть членами парламента путем победы на выборах.

Фронт не удержался

Государство Малайзия, от которой в 1965 году отделился Сингапур, унаследовало от Британской империи многонациональность и многоконфессиональность: в стране, кроме собственно малайцев и родственных им коренных народностей, которые вместе составляют более 62% населения, проживают этнические китайцы (22% населения) и индийцы (9,1% населения).

Большинство населения страны исповедует ислам, который является государственной религией. Примечательно, что ряд вопросов, например связанных с расторжением брака и получением наследства, мусульмане решают в шариатских судах, и светские суды не имеют права пересмотра их решений. Однако свобода вероисповедания для немалайцев утверждена конституцией. Кроме мусульман, которые составляют более 60% всех жителей Малайзии, в стране живут буддисты (более 19%), христиане (более 9%), индуисты (более 6%) и адепты конфуцианства, даосизма и других китайских религий (1,3%).

Система отдельного политического представительства по этническому принципу сложилась в стране еще в годы колониального управления: политические партии и объединения малайцев, китайцев и индийцев создавались отдельно и только потом приводили «к общему знаменателю» свои требования и программы.

Именно в рамках этой раздельной системы представительства и действовал в течение всего периода своего существования Национальный фронт. По мнению многих экспертов, Нацфронту удалось продержаться у власти многие десятилетия за счет гибкого реагирования на проблемы, которые возникали в стране, и, несмотря на очевидную опору на Малайское большинство и заложенные в законодательство определенные преимущества для коренного населения, создание приемлемых условий жизни и деятельности для национальных меньшинств.

Правительство Фронта сумело преодолеть даже тяжелый кризис 1969 года, когда во время этнических столкновений и массовых беспорядков, произошедших сразу после выборов, в Куала-Лумпуре погибли более 600 человек. Однако события последних лет, в первую очередь коррупционный скандал, связанный с расхищением средств одного из крупнейших государственных фондов, усиление в связи с этим репрессивного составляющей внутриполитического курса и обострение этнических противоречий, постепенно подрывали доверие электората к Национальному фронту и в конце концов привели к его поражению на выборах.

Прыжок «тигра»

Возвращение на пост премьера Малайзии Махатхира Мохамада — событие общемирового значения, считает ряд экспертов. Дело и в его лице, и в возрасте, и в политической биографии. Этого человека называют «отцом малайзийского чуда», благодаря которому страна стала одной из мощнейших мировых экономик, «азиатским тигром». Махатхир Мохамад родился в семье школьного учителя в июле 1925-го — почти на год раньше Елизаветы II, но в одном с ней государстве: Малайзия была колонией Британии вплоть до 1957-го. По образованию врач: в 1953 году окончил медицинский факультет университета Малая в Сингапуре (до сих пор его нередко с уважением называют Доктором). В 1946-м он вступил в Объединенную малайский национальную организацию (ОМНО) — партию, которая с момента обретения независимости и до прошлой недели являлась руководящей. Отношения между Мохамадом и ОМНО всегда были непростыми. Так, в 1969 году его исключили за публикацию книги «Малайская дилемма» и критику «отца независимости» — первого премьер-министра страны Абдула Рахмана. Уже через три года Махатхир был восстановлен в партии, после чего его карьера шла по восходящей — сенатор, министр образования, вице-премьер и наконец — глава правительства. На этом посту он находился более двух десятилетий — с 1981-го по 2003 год. За это время в стране сменилось шесть монархов.

Успешность экономической политики Махатхира признают даже его противники. Из «сырьевого придатка», которым Малайзия являлась в 1970-е годы, страна превратилась в развитую технологическую державу. Нефтяные деньги инвестировались в инфраструктуру, создавались новейшие производства, появилась своя «Кремниевая долина», ВВП рос в среднем на восемь процентов ежегодно. Но в 1997-м Малайзия стала одной из первых жертв азиатского финансового кризиса, и МВФ порекомендовал ее правительству свои традиционные рецепты: резкое сокращение госрасходов на социальную сферу, свободный курс национальной валюты, повышение процентов по кредитам и так далее. Махатхир принял решение проводить противоположную политику: курс валюты был жестко зафиксирован, государственные расходы увеличились. Уже в 1999 году рост экономики составил почти 6%, Малайзия преодолела кризис одной из первых в регионе.

«Я все еще жив»

В 2003 году, в возрасте 78 лет, Махатхир уступил премьерский пост Абдулле Бадави. Однако преемник не понравился патриарху малайзийской политики, и в 2008 году, после очередных выборов, на которых ОМНО показала сравнительно слабый результат, с трудом преодолев отметку в 50%, заявил о выходе из партии. В 2009 году новым премьер-министром стал очередной ставленник Махатхира — Наджиб Разак, сын второго премьера Абдула Разака и племянник третьего, Хусейна Онна. Он продержался в «любимчиках» до 2015 года, когда против Разака были выдвинуты обвинения в коррупции. После этого Махатхир третий и последний раз вышел из ОМНО и в 2016-м основал новую политическую силу — «Объединенную партию сыновей земли Малайзии». В составе «Альянса надежды» партия Махатхира одолела ОМНО на выборах, таким образом, впервые с момента провозглашения независимости в Малайзии сменилась управленческая партия.

На победной пресс-конференции Доктор много шутил и держал в руках новенький iРhоnе. «Да, да, я все еще жив», — сказал Махатхир, передает ВВС. Также политик добавил, что его коалиция не будет никому мстить, но «вернет верховенства права». «Старый-новый» премьер уже пообещал, что не будет сводить счеты со своим предшественником — его целью является «восстановление законности». Кроме того, Махатхир намерен освободить своего бывшего заместителя Анвара Ибрагима. Ведутся активные разговоры о том, что Ибрагим может стать очередным преемником малайзийского патриарха. Все-таки 92 года — это серьезный возраст.

С новой властью граждане Малайзии связывают надежды на перемены, на последовательную борьбу с масштабной коррупцией и на новую эпоху процветания, не омраченную этническими и религиозными конфликтами.

Само название победившей коалиции — «Альянс надежды», — стало во время предвыборной кампании наиболее привлекательным политическим лозунгом. Махатхир Мохамад по праву считается эффективным менеджером, который сочетал стратегическую убежденность в правильности своего курса с тактической гибкостью в его осуществлении. Проявления именно этих качеств ждет от 92-летнего лидера большинство новоизбранных депутатов парламента, которые подписали коллективное заявление о поддержке его кандидатуры.

Несмотря на переход власти к «Альянсу надежды», внешняя политика Малайзии не изменится, в отличие от внутренней политики, где будут серьезные реформы, считает заведующий центром Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН Дмитрий Мосяков. «Понятно, куда движется Малайзия, понятны ее место и роль в АСЕАН, понятны ее место и роль в глобальной экономике, понятны ее цели максимально быстрого экономического развития, так что в общем каких-либо серьезных кардинальных перемен не будет», — сказал эксперт РИА Новости. В то же время, по его мнению, внутри страны могут быть серьезные перемены, «которые могут вообще значительно изменить политический ландшафт, — Малайзия будет переходить от общинного общества к гражданскому». По мнению политолога, победа оппозиции является очень серьезным потрясением основ малайзийской политической системы. «Это очевидно, потому что она в значительной степени формируется через национальные представительства в политическом процессе. Здесь побеждает оппозиция, которая говорит: «Мы все малайзийцы», которая отходит от принципа национального представительства и переходит к идее гражданского общества — то есть, китайцы, индийцы, малайцы все вместе», — пояснил эксперт. Он подчеркнул, что авторитет Мохамада огромный и «он сможет сплотить любые силы в Малайзии».

Захар БУРАК

Оставить комментарий

Выбор редакции

Экономика

Градостроительный паспорт разработают с учетом возможных построек

Градостроительный паспорт разработают с учетом возможных построек

Об этом говорится в новой редакции Положения о порядке подготовки и выдачи разрешительной документации на строительство объектов, утвержден

Общество

Учеба может быть в радость, если говорить с учеником на одном языке

Учеба может быть в радость, если говорить с учеником на одном языке

Представьте себе ситуацию: ученик сделал в диктанте 20 ошибок...

Культура

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Он уже давно потерял счет песням, которые создал. На просьбу назвать примерное количество задумывается и отвечает приблизительно: около 300.