23 сентября, воскресенье

Вы здесь

(Не)слезы о двух деревьях


Старый город и городок передают нам всем привет. «Как?» — спросите вы. Через открытки и снимки прошлых времен. Через фотоальбомы, посвященные различным периодам истории. Через сборы архивных документов, скрывающие былые дух и атмосферу.


Минск также иногда приятно удивляет тем, что напоминает машину времени. Как-то мне приходилось с высоты последних этажей смотреть на Национальную академию наук, проспект Независимости и кинотеатр «Октябрь». Это объекты советской архитектуры, расположенные совсем рядом друг с другом. Получается абсолютно цельная композиция. Ничего чужеродного в ней нет. Она настолько гармонична в своем единстве, что показалось, будто я действительно попала в старую открытку. Будто перенеслась на 50-80 лет назад — в то время, когда они были построены. В величественных постройках зафиксирована история. Ее нерушимая, монолитная кладка.

Совершенно иную, своеобразную историю помнят деревья, которые растут в наших дворах. И я бы не называла их долгожителями — скорее давними, надежными соседями. Однако иногда приходится наблюдать, как они по совершенно непонятным причинам исчезают со своих привычных мест.

Как-то долгое время приходилось ходить мимо двух деревьев-красавцев, которые росли возле шумного проспекта. Они удачно вписывались в достаточно однообразный пейзаж, добавляли ему свежести и ярких красок. Но сотрудники службы решили внести свою «изюминку» в окружающий пейзаж. Одной утром пришли люди в рабочей одежде и спилили два дерева. Правда, на этом история не закончилась.

Поскольку я каждый день ходила той дорогой, то наблюдала за дальнейшим развитием событий. И у меня сложилось впечатление, что работники ЖЭСа жалеют о своем поступке — и стараются скрыть его. Еще одним утром группа мужчин— и в костюмах, и в рабочей форме — пытались затянуть на месте спила огромные бетонные клумбы. Приехала маленькая новенькая машина-подъемник — по ее идеальному состоянию можно было предположить, только что купленная, — и на ней пытались перевезти огромную клумбу. Однако подцепить последнюю с помощью такого устройства так и не удалось. Клумбу обвязывали веревками и тащили все вместе — это тоже не очень помогло. Естественно, наблюдать за ними бесконечно я не стала. Но на следующий день заметила, что клумбы все-таки установлены на месте спила деревьев. Хотя бы то приятно, что после стольких усилий мужчины своего добились!

Еще через некоторое время клумбы украсили цветами, а небольшие кусочки земли, что оставались вокруг них, тщательно вскопали и засеяли травой. Прошла неделя или две — и рядом с бетонными клумбами появилось и несколько навесных, многоярусных. Прошло пару следующих недель — и вокруг появились красивые блестящие перила — как раз такие же находятся неподалеку. Все стало выглядеть будто идеально. И уже никто не догадался бы, что когда-то на этих местах росли два дерева... Память живет только на моих фотографиях и на чьих-то открытках, аккуратно сделанных в этом красивом месте столицы.

Интересно, что же на самом деле произошло? Может быть, это просто разыгралось воображение, дорисовывая историю спиленных деревьев? Действительно ли сотрудники коммунальных служб испугались, поняли, что не стоит просто так пилить деревья, и попытались скрыть содеянное? На следующее утро после этого спила в прессе начали цитировать слова главы государства о том, что нельзя уничтожать зеленые насаждения. «Не ты сажал эти деревья — не тебе их спиливать. Попробуй вырастить новое!» — эти фразы стали почти крылатыми. Однако сделанного уже не вернешь.

Два дерева — не такая и большая потеря. Хотя и это важный акцент, он был ключевым в создании зеленого ландшафта. А что делать, если поспешили и вырубили целый парк, руководствуясь какими-то вроде бы лучшими целями? Замаскировать спилы и все их сделать сплошной большой клумбой будет уже сложно. А что, если были снесены здания прошлых эпох, действительно красивые и достойные того, чтобы остаться?.. Слава богу, удалось отстоять столичный район Осмоловку. Однако поселок Тракторного завода уже понес существенные потери. Причем отличительные здания сносили просто так — «так как пустую площадку охотнее приобретет инвестор». Что делать на их месте, когда станет понятно: снесли ошибочно. Закатать асфальтом территорию (это тоже немалые деньги)? Отдать хоть кому-нибудь и сказать: «Сделайте там хоть что-нибудь»?

Два спиленных дерева были достойны того, чтобы о них написать, потому что ответственность начинается с небольшого. С одного кустика, посаженного во дворе возле дома. И с чьего-то цветника, утоптанного колесами машины. С того, чтобы каждый год сажать маленькие деревца на пустыре в Каменной Горке. И с того, чтобы позволять своим детям их ежегодно ломать, чтобы будто ненароком цеплять. Ответственность заключается в том, чтобы найти способ и законные основания, чтобы сохранить здание с долгой историей (хотя оно тебе и не принадлежит). И в том, чтобы в один момент воспользоваться своим правом на решение, а не на собственность — и отдать распоряжение о его сносе. Или нет?...

Ніна ШЧАРБАЧЭВІЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.