Вы здесь

Вечная путешественница: необычная судьба Магдалены Радзивилл


Личность, которая стояла у истоков белорусского национального возрождения, одна из первых во всеуслышание назвала себя белоруской, при этом на долгие годы осталась вообще без гражданства. Но в этом году прах ее наконец вернулся на родину и был перезахоронен в минском костеле Святого Роха. Все это описание жизни изумительной женщины — Магдалены Радзивилл. О ее судьбе рассказал автор посвященных ей книг «Белы лебедзь у промні славы» и «Vаlе!», исследователь Виктор Хурсик.


Юная Маг­да­ле­на За­виша.

Нелюбимая дочь и жена

Магдалена была последней представительницей рода Завишей — очень мощного и известного в период с XVI до XIX века. На Минщине Завиши появляются в середине XVI века. Один из них — Кристоф Завиша, который жил с 1666 по 1721 год, даже одновременно являлся и старостой, и воеводой Минска.

Отец Магдалены Иван родился в 1822 году и получил блестящее образование на территории Литвы, после чего переехал в Минск. Однако здесь его встретили неприятности. После восстания 1831 года российское правительство приняло постановление о подтверждении шляхетства жителями Северо-Западного края. Отец Ивана, Тадеуш, считался графом, и в Минске этот титул без труда подтвердили. А вот в Петербурге возникли проблемы. Ситуацию долго рассматривали и в результате причислили семью к простым помещикам. Значимость титула отходила на второй план, а вот несправедливость к роду не могла оставить потомство равнодушными. Иван долго не мог найти точки приложения сил. Некоторое время работал в депутатском собрании, а потом поехал в Вильнюс, где начал совершенствовать свои знания. Не раз ездил в Варшаву, где и познакомился со своей будущей женой — фрейлиной двора его императорской милости Марией Квилецкой. Его состояние и ее красоту все посчитали хорошим союзом, но счастья в семейной жизни им это не принесло. В деньгах Мария не смыслила, но муж ничего не жалел на нее женские капризы. Сам он увлекался археологией: проводил личные исследования, участвовал во многих международных конгрессах, даже получил почетный орден из рук короля Португалии. В Варшавском доме у него был свой музей археологических находок.

Сохранен кальвинский сбор XVI века в имении Кухтичи.

В семье родилось пятеро детей: двое умерли при родах. Три дочери остались в живых, но одна из них, Элизабет, болела каким-то психофизическим заболеванием, ее никому не показывали, поэтому сведений о ней почти не осталось.

Старшей сестрой Магдалены была Мария, которая родилась в 1860 году. Сама же Магдалена — 8 июля 1861 года. Сестры были разными: старшая — красавица, младшая — длинноносая, болезненная. Мать не скрывала своей приверженности к старшей дочери, поэтому на все выезды в свет брала именно ее. Отец же был вынужден часто уезжать, потому что у него были три имения, за которыми надо было наблюдать. За девочками ухаживали воспитатели, особое влияние на Магдалену имела ее нянька, которая часто рассказывала о Беларуси.

Об этом периоде жизни сохранились рукописные воспоминания Магдалины — 23 страницы текста на французском языке, написанные в 1917 году. Сейчас они хранятся в Кракове. Как отмечает в них Магдалена, с детства ее с сестрой готовили к браку как главной цели девичьей жизни. Но принц за Магдаленой не приехал. Свататься пришел человек приблизительно отцовских лет, который был ранее женат. Единственное, что было в нем сказочного, — это богатство. Магдалена Завиша вышла замуж за Людвика Красинского, у них родилась дочь Людвика. В письмах к отцу Магдалена пишет о хилом здоровье своего мужа, у них четко ощущается ее место в доме — почти служанки, а не равноправной пани. В 34 года она остается вдовой, главное, о чем она мечтает, — воспитать дочь по-другому, поэтому, в отличие от своей матери, Магдалена уделяла девочке много времени. В 1901 году Людвика выходит замуж за Адама Чарторыйского. Этой семье принадлежал варшавский отель «Ламбер», который в 1863 году был центром повстанческого движения.

Доч­ь Маг­да­ле­ны — Люд­вика.

Любовь вне канонов

Магдалена почувствовала, что у нее есть время пожить для себя. Поэтому в 1904 году она отправилась на пароходе в Англию и по дороге познакомилась с молодым парнем — Николаем Радзивиллом. У них было много общих тем, поэтому они начали встречаться каждый день. Магдалена была необыкновенной женщиной: хорошо разбиралась в одежде, косметике, в своем возрасте оставалась очень привлекательной. Они договорились встретиться в Беларуси, но Николай был военнообязанным, и в 1905 году его призвали в армию. Их встреча не состоялась, хотя они постоянно поддерживали связь по переписке. В истории русско-японской войны подвиг Николая Радзивилла, за который он получил орден, занимает особое место. Он, переодевшись в китайца, проплыл Порт-Артур просто под носом у японской эскадры — об этом писали и английские, и польские, и русские газеты.

После возвращения с войны они с Магдаленой едут в Лондон, в место своего знакомства, где заключают брак. Надо сказать, что единение Николая и Магдалены, разница в возрасте у них была 19 лет, основывалось не только на любви, но и на единых взглядах на белорусское дело. Они поселяются в имении Жорновка. Магдалена все хозяйственные дела передает Николаю, и он с ними прекрасно справляется. Жорновку можно было назвать лесным имением, к нему примыкало 27 тысяч гектаров леса. Он переспевал, гнил, нужно было срочно что-то с ним решать. И Николай предложил построить железную дорогу протяженностью более 50 км. Дело было нелегкое: нужны были связи в Петербурге. Но все получилось, что положительным образом сказалось на заработках.

К светским условностям они были довольно равнодушны. Магдалена, например, не поехала в Варшаву во время визита туда Николая II, хотя ее мать и сестра были представлены императору. Муж сестры даже получил звание камергера. Так же проигнорировала и приглашение на бал от генерал-губернатора Варшавы. Зато в 1906 году вместе с мужем они отправились в Петербург, где у них было много знакомых в высших кругах. Там Магдалена тесно сошлась с Эпимах-Шепило, вокруг которого уже образовалась община единомышленников. Они решили свой вклад представить в форме просветительства: рассказывать про белорусский язык и величественной истории ВКЛ. Договорились передавать на это деньги наличными — учетом занимался Николай.

В 1906 году в Вильнюсе заработал станок известного печатника пана Кухты. Это был молодой парень, который прошел стажировку верстальщика в одной из Петербургских типографий. Он возвращается в Вильнюс и приобретает типографию за 25 тысяч рублей. Скромному парню найти такие деньги было невозможно. То ли Магдалена дала их на покупку, то ли ее заказы были гарантией зарплат — неизвестно, но без ее участия точно не обошлось.

Костел Фомы Аквинского в Минске.

Без права на возрождение

В 1912 году Николай и Магдалена Радзивилл были очень известны в Минской губернии. В это время как раз сложила свои полномочия третья российская Дума и проходили выборы в четвертую. Избирательный закон позволял голосовать и избираться только мужчинам, кроме того, для этого нужно было пройти имущественный ценз. Поэтому Магдалена свое имение Кухтичи, стоимостью 1,2 млн рублей, переписывает на своего мужа. В сентябре он принимает подарок, а уже в октябре отправляется на Балканскую войны.

Магдалена остается ответственной за все финансовые дела. Она чувствует, что ее обманывают с разных сторон, пытаясь получить деньги на политическую, а не на просветительскую деятельность. Поэтому она временно прекращает финансирование части проектов. В 1913 году Николай вернулся, и это был их последний счастливый год...

На это время приходится покупка Магдаленой дома в Минске по улице Захарьевской, 33 — рядом с Красным костелом. Вместе с Николаем они там устраивали вечеринки. Магдалена начинает задумываться о возрождении храма Фомы Аквинского, чтобы служба в нем велась на белорусском языке. Он вместе с монастырем доминиканцев был заложен дальней родней Магдалены, пани Софией Завишей — женой великого литовского подскарбия. Когда он умер в 1604 году, София стала спонсором костела, который помещался за нынешним Дворцом Республики со стороны улицы Интернациональной. После восстания 1831 года служба в нем была прекращена и он начал использоваться российскими военными как помещение под конюшню, склады, казарму. А в 1907 году наверху установили пожарную каланчу.

Магдалена обращается в городскую управу, чтобы узнать, сколько нужно за это заплатить. Городская управа назвала сумму около 300 тысяч рублей. Магдалена согласилась, однако управа подняла цену до 500 тысяч. Пани Радзивилл долго раздумывала, но решила идти до последнего, однако в Петербурге проект отклонили без объяснения причин. Это было в конце 1914 года. Как раз тогда, когда ее молодой муж геройски погиб в Германии. Тело привезли на Беларусь, от станции Негорелое крестьяне несли гроб на руках до Кухтич 18 верст. Его похоронили именно там как хозяина поместья.

Магдалена Радзивилл в зрелом возрасте.

Уроки неизвестного языка

Тем временем дело национального возрождения продолжалось. Были организованы подпольные школы. Их закрыли как польские, так как считали, раз обучение не по-русски, то только по-польски. То же самое произошло, когда Магдалена привезла в деревню Лапичи, рядом с Жорновкой, катехизис, напечатанный на белорусском языке латиницей. Вскочили все: и поляки, и русские — обе стороны были категорически против. При немцах в 1917 году Магдалена основала белорусские школки. Они просуществовали до 1918-го, о чем Павлина Меделка и сестра Констанции Буйло, которые там преподавали, оставили свои воспоминания.

В 1918 году госпожа Радзивилл оставляет свои имения, не зная, что больше никогда сюда не вернется, и уезжает в Варшаву. Но польский мир ее не воспринимает, ни о ком тогда так плохо не писали средства массовой информации, как о Магдалене Радзивилл. Когда Минск занимают поляки, она хочет вернуться, но обратно ее не выпускают. При этом и в Варшаве оставаться опасно: однажды ее сильно избили, поэтому она вынуждена была срочно ехать на лечение в Кенигсберг. И в Польшу также больше не вернулась.

Ситуация осложнялась тем, что у нее не было паспорта, так как Российская Империя уже перестала существовать. Она ездит по зарубежью и живет в христианских приютах до 1926 года. В это время ее находит сестра Николая — Габриеля, которая работает в Лиге Наций. Так у Магдалены появляется литовский паспорт. При этом все ценности остаются в Варшаве. Их удалось вывезти обманным путем, после чего большую часть коллекции она передает литовской стороне. Там она тоже чувствует себя не очень уютно, но в 1930 году президент страны Антанас Сметона вручает ей орден Гедимина, наивысшую правительственную награду. Кстати, семейный костел Младенца Иисуса в Варшаве она также оставила литовцам — с пожеланием, чтобы богослужения там велись на литовском языке.

Некоторое время Магдалена живет в Германии, но, когда начинает подниматься фашизм, чувствует новые веяния и перебирается в Швейцарию в город Фрибург. В приюте Святой Элизабет она и умерла 6 января 1945 года...

Дарья КОСКО

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.  

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.