26 сентября, среда

Вы здесь

Работа над облаками. Правда и мифы о стюардессах


Теперь, когда людям доступен даже космос, для многих, тем не менее, небо, воздушный транспорт по–прежнему остаются недостижимым «журавлем» в отличие от «синицы в руке» –  автомобильного или железнодорожного. Но ведь есть и те, для кого небо стало профессией. Среди них смолевичанка – бортпроводник воздушных судов авиакомпании «Белавиа» Ирина Дедюля. О пути к профессии, трудностях и ореоле романтики вокруг нее – в нашей сегодняшней беседе.


— Ирина, расскажите, пожалуйста, как вы стали стюардессой?

— Мои мать и отец почти всю жизнь работают в Национальном аэропорту Минск, только в его наземных службах. Мне с детства нередко приходилось бывать здесь и видеть, как идут на посадку и взлетают самолеты. Конечно, это всегда привлекало, поэтому мечта стать бортпроводником воздушного судна не выглядела нелогичной. По крайней мере, для родителей мой выбор не стал неожиданностью. Я окончила Минский лингвогуманитарный колледж, поступила на заочное отделение лингвистического университета и во время обучения услышала о наборе бортпроводников в авиакомпании «Белавиа». Заполнила анкету и предоставила резюме.

— Так просто...

— Не совсем. Просто было заполнить. А вот быть принятым... Все претенденты проходят очень строгий отбор. Например, во время моего поступления из пятидесяти человек приняли только пятнадцать.

— Чтобы попасть в число отобранных, обязательно нужно иметь модельную внешность?

— Это, по-вашему, высокий рост и параметры 90-60-90? Вот у меня, например, достаточно невысокий рост. Стюардессами работают разные девушки... Внешние данные, конечно, учитываются, но они – не самое главное. На первом месте – здоровье. Те, кто мечтает попасть в эту профессию, проходят серьезную врачебно-летную экспериментальную комиссию – сдают множество анализов, ультразвуковых исследований, психологическое тестирование, стресс-тесты и так далее... Также обязательное условие – знание английского языка, а еще лучше – нескольких иностранных...

Наша работа очень тяжелая и ответственная, поэтому и на пенсию бортпроводники выходят в 48 лет. Это же вам не только в красивой форменной одежде пройтись по салону и предложить напитки и закуски. Многочасовые перелеты на ногах, ненормированный рабочий день, изменчивый график полетов... Иначе говоря, ты выходишь на работу в любое время суток. Соответственно, нужно быть всегда к этому готовым, здоровым, в хорошем физическом состоянии. Основная же задача бортпроводника – обеспечивать безопасность в полете. И во время обучения на курсах мы тщательно изучаем аварийно-спасательное оборудование самолета, действия в аварийных ситуациях, приемы оказания медицинской помощи... Все очень четко и скрупулезно.

— Случались ли в практике экстремальные случаи, когда понадобилось использовать полученные умения?

— Была ситуация, когда примерно шестимесячный ребенок чем-то подавился. И мне пришлось взять его за ноги и вытряхивать предмет, который застрял в дыхательных путях. Может, это и шокирует некоторых читателей, но именно так оказывается первая помощь младенцу в подобных случаях. К счастью, я смогла ему помочь и все закончилось хорошо.

— Нередко в прессе появляются сообщения о воздушных дебоширах...

— Да, случается. Наверное, потому, что люди боятся летать, еще на земле они принимают некоторое количество «успокоительного», иначе говоря, алкоголя. И, соответственно, ведут себя не совсем так, как надо. В моей практике подобное случалось не раз. Хорошо, если в экипаже есть мужчина-стюард, но их, к сожалению, в компании не так много. К счастью, почти всегда сами пассажиры помогают обуздать крупного путешественника. И еще. Перед полетом, по согласованию с командиром воздушного судна, нетрезвого пассажира мы имеем право не допустить на борт.

— А приходилось ли вам встречаться со знаменитостями в самолете?

— Да. Сергей Безруков – частый клиент «Белавиа», Вера Брежнева, Иванушки Іntеrnаtіоnаl... Такие пассажиры ведут себя очень сдержанно, стараясь не привлекать излишнего внимания.

— Тем, кто видит вашу профессию со стороны, кажется, что ваша жизнь –  постоянные путешествия, новые страны, города... Есть ли у вас возможность познакомиться с ними?

— Мы видим только борт самолета изнутри. И в Астане, Москве, Санкт-Петербурге, и в Анталии... Не имеем возможности выходить, так как между рейсом туда и обратно –  что-то около часа, и за это время нам нужно готовиться к полету... Но, какой бы ни была погода на земле, при подъеме на высоту над облаками всегда – солнце. Зрелище –  потрясающее! Улучшает настроение, придает жизненную энергию, вселяет оптимизм и надежду на лучшее...

— Я знаю, что в «Белавиа» есть женщина-пилот, Светлана Еременко. Хотели бы овладеть и этой профессией?

— В настоящее время уже две женщины работают пилотами в нашей авиакомпании. Есть они и в других. Но нет, я не хотела бы. Дело в том, что я уже достаточно давно в профессии, с 2010 года. Часто летаю старшим бортпроводником на рейсе, так как у меня за плечами уже более пяти тысяч летных часов. Достойный заработок. К тому же и к определенному образу жизни привыкаешь. А обучение для получения прав пилотирования гражданских судов – это очень длительный и дорогостоящий процесс.

— Не могу не спросить следующее. В последнее время мы часто узнаем об аварии самолетов с большим количеством жертв. Не страшно летать?

— У меня есть твердая уверенность в том, что авиация – самый безопасный вид транспорта. Наша работа построена таким образом, что то и дело приходится летать в составе других экипажей. А поскольку «Белавиа» – компания небольшая, мы лично знакомы друг с другом – командиры воздушного судна, пилоты, бортпроводники... И лично у меня – абсолютное доверие ко всем коллегам, уверенность в их профессионализме.

— Нелегкая и ответственная работа должна быть вознаграждена достойным отдыхом...

— Да. Отпуск у бортпроводников – 53 дня. Значит, дважды за год мы имеем возможность хорошо отдохнуть. Хотя это даже не возможность, а необходимость и требование, политика компании.

— Вы в браке. Профессия мужа тоже связана с авиацией?

— Нет. Он работает в сфере строительства. Сейчас – на третьей линии Минского метрополитена. В определенном смысле у нас профессии-антагонисты: над землей – и под землей...

— Не так давно вы стали мамой. По окончании декретного отпуска планируете вернуться в профессию?

— Конечно! Других вариантов даже и не рассматриваю!

Полина ПРОКОПЕНЯ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Как в Беларуси обезвреживают боеприпасы

Как в Беларуси обезвреживают боеприпасы

Бывший Белорусский военный округ считался одним из самых мощных в СССР.  

Общество

Откровенный разговор с известным педагогом о родительских страхах

Откровенный разговор с известным педагогом о родительских страхах

«Если у вас открылся рот, чтобы накричать на ребенка, остановитесь хоть на секунду...»  

Общество

Чего мы ждем от ЕАЭС?

Чего мы ждем от ЕАЭС?

В течение шести лет ЕАБР финансировал мониторинговые исследования.

Экономика

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Мнениями о грядущих переменах обменялись эксперты во время видеомоста Москва—Минск.