Вы здесь

Веселые истории наших читателей


Старый «конь» борозды не портит?

Моя двоюродная сестра Галя давно собиралась оставить зловонный город, вернуться обратно в деревню, в опустевший родительский дом... А что? Она – птица вольная, пенсию себе заработала за почти 40 лет, детей подняла, дочь даже замуж выдала за какого-то фирмача... Держал женщину разве беспутный сын. Лет до 30 он играл (в том числе в «танки»), выпивал, перебирал разные работы и разных девок и в конце концов...

Как говорится, довыбирался: привел домой рыжую наглую разведенку с двумя детьми, которая с первых дней взялась командовать, причем – всеми.

Галя таким образом стала собираться...

Зять ее (золотой человек!), услышав об этом, завез на хутор стройматериалы, людей. Те с полмесяца поработали, – дом сделали, как куколку! И забор вокруг него поставили, и туалет с белого кирпича построили, можно сказать, даже теплый, на так называемое очко зять откуда-то сиденье привез – из серого искусственного меха, мягенького. На таком сидел бы и сидел!

Короче, Галя с радостью переехала и зажила: посадила огород, купила кур, поросенка... Но первым в ее дворе появился бродячий кот. После смерти своей хозяйки – швеи бабы Шуры – он ходил от дома к дому. Где-то и что-то ел – угощали, но ведь на дворе: в дом его брать никто не хотел, так как кот, как говорили – ровесник... той бабы Шуры – худой, страшный. Все, что мог, это что-то мягкое есть да спать... Мало того, что 23 часа в сутки, он еще и лечь мог в самом ненужном месте: на грядке с морковью, на подушке, под ногами на тротуаре или крыльце! Поэтому из уст хозяйки – при всей ее доброте и любви к животным – в адрес кота все чаще срывалось непроизвольное «Чтоб ты сдох!»

К этому, похоже, все шло, причем – семимильными шагами. А как-то, показалось, – даже наступило. Галя под вечер зашла в дом, увидела, что кот, отбросив лапы и хвост, лежит в зале на столике, подогрела себе и ему по котлете, позвала кушать. Серый не пришел. Тогда ужин на блюдечке она поставила ему под нос. Тот и глаз не открыл. Потрогала за бок, – никаких признаков жизни...

Что было делать? Хозяйка открыла шкаф, нагнулась над нижним ящиком, чтобы достать какое-то старье, завернуть беднягу и похоронить, – как тот, подкравшись сзади, прыгнул ей на спину.

Чуть не скончавшсь от разрыва сердца, Галя очередной раз сказала свое «Чтоб ты сдох!» и тогда уже хотела одного: чтоб не зашился где–то в здании или в саду, чтобы не завонялся, ведь лето на дворе...

В тот день кот не явился завтракать, но проголодается, приползет, подумала хозяйка. В обед она уже звала своего серого, под вечер тоже. «Значит, скончался», – посетовала женщина и пошла искать.

Сначала она осмотрела свой двор и сад, потом – где могла – хутор покойной бабы Шуры (может, туда заполз?), расспросила соседей: кота, к сожалению, нигде не было, его никто не видел...

Зато под вечер и сюрпризы в Гали появилась гостя: одноклассница шла из автобуса, приостановилось. И они, конечно же, поговорили бы о своем – девичьем, женском (20 лет не виделись!), если бы не кот.

– А давай его в картофеле посмотрим, – предложила гостья. – Может, где в бороздке откинулся?

– Что ты... Не дай бог, – замахала руками обеспокоенная хозяйка, – ведь его там не увидишь. Он же серый, под цвет земли. Да и темнеет...

– А мы на ощупь. Ты босиком, я тоже сейчас разуюсь. Вдвоем твои семь соток мы мигом «прошнуруем». Я только в туалет зайду...

Все остальное произошло в одно мгновение: двери маленького белого домика захлопнулись и тут же распахнулись:

– Ко–о–от! – пулей вылетая во двор, истошно кричала гостья.

– Где?

– Там, – на сиденье показала гостья.

– Это не кот, это утеплитель такой, – засмеялась Галя. – Зять мне привез...

– А я подумала, что на кота твоего села... Счастье еще, что крючок не накинула, а то сотрясение мозга точно было бы, дверь же я головой выносила!..

Женщины от души посмеялись и пошли в дом. Решили, что искать в серости серого кота – это то же, что искать черного в темной комнате, особенно, если его там нет.

В том, что это так, Галя убедилась назавтра, когда кот, усталый и еще более бледный, появился на крыльце.

Женщины в магазине потом сказали, что видели его на другой улице – ходил к приезжей кошке.

Лидия Савосик, г. Осиповичи


Чек — еще не доказательство

Самообслуживание для нас, покупателей, – это, согласитесь, удобно: в магазин зашел, тележку взял да кати себе вдоль полок – выбирай, что надо. Потом останется только оплатить.

Самообслуживание, как казалось, удобно и для торговли: не надо что-то подавать, взвешивать, рассказывать. Только деньги бери да следи, чтобы никто ничего не украл. Для этого в магазинах и охранников держат, и камеры видеонаблюдения ставят, но... напрасно: ничего не помогает.

Так вот. Сотрудники одного из магазинов заметили, что у них торговом зале, помимо прочего, пропадают... ценники.

Вины продавцов в том не было: товары не переоценивались, на другой прилавок не переносились, однако такие случаи повторялись снова и снова, что создавало определенные неудобства: покупатели нервничали и не брали товар, так как не видели цен, торговцы теряли выручку и терпение.

С этим надо было что-то делать. Директор срочно собрал коллектив – поставил задачу «вычислить» так называемого черного мерчендайзера (предполагалось, что его «заслали» конкуренты, чтобы в свою пользу «отбить» у магазина часть покупателей)...

Пока не отбили, охранники и продавцы приступили к выполнению задачи: еще более пристально стали следить за всеми, кто приходит в магазин. И в скором времени заметили, что ценники исчезают «с легкой руки» одного... дедушки. Причем забирает он не все подряд, а только на те товары, что покупает сам.

– Зачем? – спросили у этого «мерчендайзера».

– Так жене для отчета беру, – виновато произнес дедушка.

– Но ведь для этого на кассе вам чек выдают. Там все указано, – заметили торговцы.

– Чека – мало... Вот ценник – другое дело! Моя жена только им и верит!

Разговор с дедушкой был долгим и достаточно серьезным. Он пообещал, что ценники брать больше не будет. А вот сдержит свое слово или... пойдет за ними в другой магазин, еще неизвестно.

Андрей Сидорейко, г. Минск


Кто не падок на колбасы?

Не ошибусь, если скажу, что у каждого крестьянина-белоруса есть своя история об убоине. У меня она вот такая.

Дело, значит, было в конце весны. Мой сосед дядя Николай в надежде на приезд почтенного зятя решил заколоть поросенка–«вьетнамца». Помощников не приглашал, сколько там того иностранца – для банкета на зуб. Да и дело хорошо знакомо: стреножил животное, подтянул к груше, привязал... Сам только за тесак, а вьетнамец...

Понял он, видимо, намерения хозяина, как нить, порвал постромку и деру в наши полесские «джунгли».

У дяди от неожиданности аж язык отнялся: послушал, как трещат кусты под ногами поросенка, а потом по всем правилам охотничьей науки бросился устраивать погоню. То есть, пригласил кума с двумя гончими (зять, услышав о пропаже, приезжать отказался: не царское это дело свиней ловить), кликнул меня, присоединился сам и...

Пара гончих, поставленных на след поросенка, рванулась с места в... противоположную сторону (наверное, зайца унюхали?). Нам в итоге не оставалось ничего другого, как искать «вьетнамца» самим.

До обеда почти протягались, лазили по чаще, сбили ноги, устали, проголодались, потеряли собак и наконец вернулись домой: хозяин смирился с пропажей. Я же не успокоился: немного отдохнул, взял своего пса и начал сначала.

Надо сказать, не напрасно начал! Через каких-то полчаса беглец был схвачен – собакой, просто за морду. Мне оставалось только связать «вьетнамца» и сообщить дяде Николаю.

...Тот, волоча поросенка в коляске, не верил собственному счастью. Я же, переполненный гордостью, придерживал своего пса и... сочинял стихотворение, которым и хочу завершить вот эту историю. Назвал я его «Гарадская любоў»:

«Мой родны кут, як ты мне мілы!..»

Каб расказаць, не хопіць слоў,

Як вабіш ты, з якою сілай,

На... свежаніну да бацькоў.

Засыпаў снежань белай беллю

Палі, дарогі і лясы,

Я ж, без супынку, шпарка, бегма

Імчу на водар каўбасы.

Каб не самлець на паўдарогі

(Якая радасць, людцы, жыць!),

Хутчэй, хутчэй нясіце ногі,

Пячонка, чую, ужо сквірчыць.

Шырэй адкрыю дзверы хаты,

Здаецца, сню салодкі сон:

«Вітайце ж госця, мама, тата!..

Ужо гатовы сальцісон?»

І ўсёй не выказаць падзякі

За чаркай «вогненнай вады»,

Мой родны кут, каб не прысмакі,

Ці ж я ляцеў бы так сюды?!

Геннадий Мищук, д. Вотчина, Малоритский район

Рубрику ведет Валентина ДОВНАР

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Что происходит в Юровичах?

Что происходит в Юровичах?

После трагедии люди общаются с журналистами на условиях анонимности  

Общество

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Он был автором Манифеста о провозглашении Советской Беларуси, первым премьер-министром республики, его дважды исключали из партии, он мог стать первым народным поэтом...

Общество

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

И как это отразится на качестве знаний?