25 сентября, вторник

Вы здесь

Евгений Курчич: Хочу и буду работать в Беларуси


27-летний певец, актер и преподаватель Евгений Курчич – настоящий боец ​​и трудоголик. Другой, наверное, не продержался бы восемь лет, которые потребовались артисту, чтобы выиграть национальный отбор на конкурс исполнителей эстрадной песни «Витебск». Это творческое соревнование традиционно проходит в рамках международного фестиваля искусств «Славянский базар в Витебске» – в этом году уже 27-й раз, и соревноваться за Гран-при в нем будут представители 21 страны, от Армении до Египта и Гвинеи.


Вот так вы­гля­дел Же­ня Слуц­кий в 2012 го­ду...

— Евгений, восемь лет пытался пробиться на «Славянский базар» – это очень большой срок. У многих опустились бы руки. Как считаете, что не складывалось раньше?

— Полагаю, в 2010 году, когда я заявился на отбор впервые, все же был слишком юный, «зеленый», амбиции захлёствали. На самом деле согласен: тогда было рано, стоило дозреть. Сейчас мне уже 27, я проехал огромное количество концертов в разных городах и странах, победил в телепроекте «Академия талантов» в 2012-м и вообще накопил того самого сценического опыта, которого не хватало раньше, чтобы из гадкого утенка вырос лебедь.

— Насчет гадкого утенка можно еще поспорить: прежний образ темноволосого парня с чубом, мне кажется, был более романтичный, чем новый имидж – такой модный мачо с белой бородкой...

— Часто спрашивают, зачем так кардинально изменил внешность. На самом деле сегодня мне так комфортнее. Когда я ушел из коллектива, где работал долгое время – Театра песни Ирины Дорофеевой, то находился в определенном ступоре, не знал, куда двигаться дальше, но понимал, что необходимо меняться. Поэтому отказался от псевдонима Слуцкий, и третий год выступаю под своим родным именем, а также решил изменить образ. Но все равно довольно часто меня узнают как Слуцкого.

Где взять такую ​​песню

— Песня, с которой вы набрали максимальные баллы на отборе и какую исполните на конкурсе, – «Крик птицы» Владимира Мулявина. Странное дело: песня не новая (написана в 1974 году), неформатная (длится целых 9 минут), очень непростая для исполнения, но регулярно за нее берутся молодые артисты. Только в новейшее время ее пели на конкурсе «Славянского базара» Владимир Овчаров (2004 год, 2-я премия) и Виталий Гордей (2008 год, 1-е место). А вы почему остановили выбор на ней?

— Я не зацикливался на других исполнителях, для меня был важен только первоисточник. «Крик птицы» – песня знаковая, брендовая, и даже сам Владимир Мулявин редко ее исполнял, так как она неконцертная. Это большая ария, которую нужно прочувствовать, прожить... По регламенту конкурса в Витебске песня должна звучать не более четырех минут, поэтому мы вынуждены были переоранжировать, пределать композицию. Согласен, что песня драматическая, очень сложная и вокально, и эмоционально, и я до сих пор не представляю, как она прозвучит в Витебске – с оркестром, на открытой площадке на шесть тысяч зрителей. Но мы делали уклон на то, что песня все же известная, многими любимая, и надеюсь, не промахнулись с выбором.

— Вспоминая скандалы последних лет, когда известные композиторы конфликтовали с исполнителями, не могу не спросить – как с авторскими правами?

— Безусловно, мы всегда спрашиваем разрешения. Вот свежий пример: на День Независимости я пел песню «Спасибо, что ты была» Юрия Богаткевича на слова Леонида Прончака – и спрашивал разрешения у авторов. Но замечу, что по регламенту международных конкурсов, когда звучит советский либо мировой хит, этого можно и не делать, так как песня исполняется разово и не приносит никаких дивидендов.

— Кстати, на мировой хит вы замахнулись тоже неплохо – «Crying», одна из самых известных песен группы Aerosmith. Это дань уважения рок-музыке или собственное увлечение?

— Я очень люблю рок. Буквально кайфую от того, как в частности Aerosmith держатся на сцене. Естественно, у нас будет другое прочтение – все-таки, на «Славянском базаре» свои нормы и каноны, но роковое настроение мы решили подчеркнуть костюмом, аранжировкой, манерой исполнения. А в полуфинале прозвучит «Святая Просветительница» на музыку Елены Атрашкевич и слова Анастасии Лебедевой — белорусскоязычная, глубокая, тоже очень знаковая для меня песня, с ней я в прошлом году победил на фестивале искусств «Песенный Спас» в Украине. Это было очень круто, когда весь зал встал... Словом, весь конкурсный репертуар непростой, но он выверен и, надеюсь, принесет успех в Витебске.

А вот такой Евгений Курчич в 2018-м. Как говорят, почувствуйте разницу.

Своя траектория

— Давайте снова отмотали время немного назад. В 2012 году вы победили в телепроекте «Академия талантов», через два года выпустили первый сольный альбом, а потом... как-то исчезли?

— Дело в том, что у нас не такой шоу-бизнес, как в России или Украине, у молодых артистов не так много возможностей заявить о себе. С 2012 года я шел от песни к песне, но в один прекрасный момент понял, что это надоело – работать по заданной схеме, что я уперся в потолок и, пожалуй, надо взять паузу. Мы по-дружески простились с коллективом Ирины Дорофеевой, и я очень благодарен Театру песни за ценный опыт и жизненную школу – гастроли продолжительностью в несколько месяцев, выступления перед самой разной публикой в ​​глубинке... То время вспоминаю с теплотой, но, наверное, я это перерос. И тут просто все так удачно сложилось: я окончил университет культуры и искусств – и получил распределение на кафедру искусства эстрады. Новая работа позволила не только работать преподавателем, но и участвовать в спектаклях «Дубровский», «Казанова», потом в пределах университета появилась группа «Маракасы», которой я руковожу... Одним словом, это новый репертуар, развитие, движение, новый толчок в творчестве – то, чего мне не хватало. Сегодня я сам занимаюсь своей историей, решаю, что и как пою, какие выбираю костюмы, хочу ли я задействовать балет, приглашать музыкантов. В принципе, для нашей страны это не так уж и сложно, и многие артисты работают сами на себя. Хотя, разумеется, времени и сил требует немало: последние два месяца каждый день расписан буквально по часам, так как очень много событий и дел, боюсь, что-нибудь забыть.

— В родной Слуцк со всей этой суетой есть возможность наведываться?

— К сожалению, очень редко. Но мама понимает и всегда меня поддерживает: мы ежедневно выходим на связь по телефону, она собирается приехать в Витебск на конкурс, но нормально мы встретимся и поговорим, наверное, только после «Славянского базара».

(Заметим, у Евгения музыкальная семья: мать много лет занималась самодеятельностью и заинтересовала пением всех детей, сестра окончила Минский государственный колледж искусств по специальности «народное пение», и профессия у нее, как и еще у одного из братьев, также связана с музыкой.)

— Смотря уже с позиции педагога на нынешних юношей и девушек: насколько они изменились по сравнению с тем, каким были вы десять лет назад?

— Очень сильно. Сейчас время другое. У нас не было гаджетов, YouTube и других интернет-ресурсов, и мы шагали прямо в каждое сердце, к каждому зрителю, приглашая на концерты. Сегодня же, по крайней мере, я вижу по студентам, что они больше зациклены на раскрутке в интернете, где можно собрать сотни, тысячи подписчиков и «лайков», стать популярным. Многие дети, которые приходят учиться на класс вокала, не понимают, что это очень сложная профессия. И очень денежная – не в смысле зарплат, а прежде всего в плане расходов. Ты должен иметь значительный стартовый капитал, чтобы заказывать песни, аранжировки, костюмы. На самом деле это все очень дорого. Я за более чем 10 лет профессиональной творческой деятельности стабильно вкладывал деньги, просто какой-то невероятное количество...

— Половину квартиры?

— По правде, даже не веду подсчеты, чтобы не расстраиваться. Но, повторюсь, это очень дорогая профессия.

Жажда совершенства

 Вы – художественный руководитель шоу-группы «Маракасы». По какому принципу отбираете ее участников среди студентов?

— Состав группы уже сформирован, так как коллектив появился еще при нашем бывшем ректоре, нынешним министре культуры Юрии Павловиче Бондаре. Спасибо ему большое за то, что поддержал немного безумную идею создать яркий творческий коллектив, куда вошли лучшие студенты двух факультетов: музыкального и традиционной белорусской культуры. Взяли для начала второкурсников, чтобы было время посмотреть, как группа будет развиваться. Коллективу пошел второй год, а он уже выступал на высоком уровне: на Президентском балу, в Совете Республики, в прошлом году пригласили на «Славянский базар в Витебске». Мы выступаем только с живым звуком, поднимаем старую песенную классику и разрабатываем собственный репертуар.

— Вы органично выглядите в разных образах: и в неформальном рокерском стиле, и в сдержанной классике – вспомним выступление в национальном отборе на «Евровидение», и в дизайнерской вышиванке... Но в каком образе чувствуете себя лучше?

— Честно говоря, все эти образы – то, что мне близко. На сегодня не зацикливаюсь на каком-либо одном музыкальном стиле, могу петь и рок, и классику, и белорусскую эстраду, стараюсь экспериментировать. Конечно, бывает сложно «попасть» в зрителя: музыкальный рынок перенасыщен, есть интернет с широчайшим выбором. Но я ставлю и перед собой, и перед коллективом такую ​​задачу: даже если выходишь с одной-двумя песнями, исполнить их нужно так, чтобы поставить точку, чтобы потом вспоминали, мол, вот у них был самый классный номер... Поэтому я очень требовательный в работе, за качество готов разорвать – я умру, но достигну того результата, к которому стремлюсь, чтобы музыкальный материал звучал современно и круто. При этом очень жестко критикую себя самого и честно говорю, если что-то не нравится в работе других.

— Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, поэтому на конкурсе в Витебске желаю только победы. И все же, независимо от результатов «Славянского базара», – куда хочется двигаться дальше? Россия, Украина, Польша, дальнее и ближнее зарубежье?

— Беларусь. Попробовать себя можно где угодно – поехать на шоу «Голос», «Х-Factor»... Но даже если попробовал, лично я все равно вернусь сюда. Здесь моя родина, моя семья, здесь меня знают слушатели, и я чувствую, что могу здесь принести пользу – как говорится, где родился, там и пригодился. Поэтому и после Витебска, надеюсь, продолжу заниматься тем, чем занимаюсь сейчас: работать на белорусской сцене и представлять нашу страну на международном уровне.

Беседовала Виктория ТЕЛЕШУК

Фото из личного архива артиста

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Чего мы ждем от ЕАЭС?

Чего мы ждем от ЕАЭС?

В течение шести лет ЕАБР финансировал мониторинговые исследования.

Экономика

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Мнениями о грядущих переменах обменялись эксперты во время видеомоста Москва—Минск.

Экономика

Почему продукция белорусских машиностроителей не «застаивается» на складах

Почему продукция белорусских машиностроителей не «застаивается» на складах

Причина этой положительной тенденции — диверсификация экспортных направлений.

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.