Вы здесь

Как ровно 400 лет назад белорусы издали «Букварь языка Словенска»


О чествовании печатного слова и любви к книжной мудрости говорили еще Евфросиния Полоцкая и Кирилл Туровский. Археологические находки подтверждают: наши предки умели читать и писать, с древнейших времен, причем активно этими знаниями пользовались. Учителя знакомили учеников с тайнами слова через тексты религиозных книг, прежде всего — Псалтыря и Нового Завета. Однако ровно 400 лет назад, 24 июля 1618 года в городке Евье (ныне на территории Литвы) была напечатана особае книга, прообраз нынешнего учебника для самых маленьких школьников. «Букварь языка Словенска» стал первым в мире изданием с таким названием. Об этом важном событии древних времен, его предпосылках и наследии рассказал заместитель директора Национальной библиотеки Беларуси по научной работе и издательской деятельности Алесь Суша.


Титуль­ный лист первого в мире букваря.

Книга как выход из кризиса

— Если посмотреть на археологические находки, станет ясно, что образование в прошлые времена не было таким уж привилегированным явлением. Те же берестяные грамоты, в которых купцы обсуждали бытовые вопросы, свидетельствуют, что грамота была известна не только князьям и монахам, но и мещанам, — рассказывает Александр.

Люди писали на камнях, оставляли «автографы» на зданиях и стенах храмов. Самый знаменитый белорусский просветитель Франциск Скорина также издавал свои книги с явным намерением сделать печатные книги более доступными для читателя «средней зажиточности». Можно предположить, что специально «для обучения народа посполитого» он печатал книги отдельными выпусками, дробя их на небольшие части. Таким образом, их приобретали купцы и священники, горожане, мещане, военные — представители не самых «высоких» профессий.

И все-таки была огромная потребность в книге, которая бы знакомила читателя - новичка с грамотой. Создали такой учебник монахи православного виленского Свято-Духова монастыря. Событие необычной значимости, особенно, если учесть, что сформированной системы образования тогда еще не было.

— В конце XVI столетия православная церковь находилась в кризисе. С одной стороны — перед войсками мусульман пал Константинополь, который до этого был духовным центром православия. С другой — определенное влияние на умы верующих сделала Реформация. Очень много людей, в том числе богатых и влиятельных, перешли в протестантство. Петр Скарга и многие другие деятели серьезно упрекали Церковь в пережитках. Мол, и в традициях она закостенела, и церковнославянским языком, на котором ведутся богослужения, простой люд давно не пользуется... Да что там, даже школ при православных храмах нету! — рисует образ той эпохи Александр Суша.

Разумеется, нашлись люди, которые решили дать достойный ответ на упреки. При православных храмах появились церковные братства, а потом и школы, типографии. Виленский Старо-Духов монастырь стал основным «методическим центром» в управлении образованием. При нем возникла монастырская школа, которая стала главным образовательным центром на территории Великого Княжества Литовского. Поэтому ничего удивительного, что через какое-то время монахи подготовили и соответствующий учебник для первоначального обучения. Он был написан на церковнославянском языке, но авторы случайно или намеренно добавили в книгу значительную часть белорусизмов, причем в более поздних изданиях встречаются даже отдельные тексты на тогдашнем белорусском языке.

Для ума и для души

Первая часть «Букваря» содержала в себе азбуку — церковнославянский алфавит и слоги, по которым учили объединять буквы. Затем начинались тексты для изучения. Вместо мамы, которая мыла раму, дети начала XVII века читали перечни заповедей, христианских благодеяний и добродетелей, а также грехов, чтобы знать, как делать не надо. Таким образом, издание одновременно выполняло не только образовательную, но и воспитательную роль.

Мелетий Смотрицкий.

— Надо понимать, что «Букварь» не был вообще первой книгой для начального обучения. В Европе уже существовали издания подобного рода, так называемые «абецедарии», «алфавиты», но «Букварь» стал родоначальником принципиально нового и важного для Восточной Европы традиции воспитания, — объясняет Александр Суша. — Он базировался на местных особенностях, сохранял византийскую практику в молитвах, исповедании веры, добродетелей. То есть, сохранял характерные для наших земель культурные аспекты.

На первом букваре не указаны его авторы. Точно известно лишь, что подготовлен он бродячими монахами виленского монастыря. Одним из возможных составителей исследователи считают Мелетия Смотрицкого. Этот культурный деятель уже не раз проявлял себя в издательской деятельности, например, издание его «Тренаса», где встречались довольно жесткие нападки на королевскую власть и церковь, фактически, и сделала монахов монастыря Свято-Духова бродячими. После изгнания из Вильнюса братья по вере перенесли типографию в городок Евье, принадлежавшую Богдану Огинскому — одному из патронов монастыря. Интересно, что Мелетий Смотрицкий там же выпустил свою «Грамматику» — логическое продолжение «Букваря».

Вторым наиболее вероятным автором можно считать Леонтия Карповича — главы монастыря, а также типографии и школы при нем. Это был активный просветитель и проповедник, хорошо осведомленный в книжном и вообще издательском деле.

Мелетий Смотрицкий учился в западных университетах, много путешествовал и читал на иностранных языках. Он прекрасно знал европейскую практику просвещения и, естественно, ее использовал. Леонтий Карпович работал со Стефаном и Лаврентием Зизаниями, много видел изданий виленских и зарубежных. Оба эти просветителя прекрасно знали греческие, латинские и польские традиции издания книг. Так что они использовали лучшие моменты европейского образования, связав их с местными реалиями, на своем языке и духовно-воспитательной практикой.

Однако были и яркие отличия от латинских «абецедариев». Например, ученикам предлагали ознакомиться с перечнем заветов, благодеяний, «наставлениях Господних» и так далее. Естественно, все это бралось из Библии, но под перечнями можно видеть ссылки на духовных авторитетов византийского христианства.

Учебник для императора

По какой же книге учились дети в XVII века? Листаем вместе с Александром Сушей фотографии печатных страниц, (к сожалению, оригинала в Беларуси нет).

Левонтий Карпович.

— Лет пятнадцать назад я впервые встретил упоминание, будто бы где-то в зарубежных библиотеках хранится самый старый букварь и якобы издан он был на территории Беларуси, — делится собеседник. Меня подобные сведения зацепили, поэтому, когда представилась возможность съездить в Лондон по рабочему заданию, решил попробовать добраться до этой книги. В библиотеке Мидл Темпла я убедился, что эта книга не ошибка и не миф. В дальнейшем удалось отыскать и поработать с датским экземпляром, так что сегодня исследователи могут сравнить два эти экземпляра.

Оригинал «Букваря» имеет обычную деревянную обложку, которая ранее была обтянута кожей. На титульном листе виден герб Огинских — патронов издательского дела. Следующая страница — молитва, без которой в те времена не начиналось никакое хорошее дело.

Далее читатель знакомится с алфавитом. Для специалистов он хорошо понятен, а вот современному несведущего человеку было бы тяжеловато разобраться с «фетами» и «ипсилонами». Кстати, буквы напечатаны как в прямом, так и в обратном порядке. Интересная особенность связана с буквой "г" — их на самом деле две. Таким образом, ученик сразу отделял "г" взрывное и "г" фрикативное, характерное для белорусского и украинского языков. Причем в прежних изданиях подобное обособление почти не встречается, а здесь, в учебнике, подано как норма.

Что касается визуальной части, то, несмотря на маленький формат, печатники старались сделать книгу еще и красивой. Они использовали шрифты разных размеров, литой наборный орнамент, гравюры, буквицы, концовки и заставки. Кстати, некоторые элементы выполнены в стилистике, близкой к оформлению книг Франциска Скорины.

— Один из парадоксов «Букваря» — несмотря на многотиражность и частые переиздания, до нашего времени сохранилась буквально пара экземпляров. Нет, книги не уничтожали, как можно было бы подумать. Просто читатели так активно ими пользовались, что буквально зачитывали до дыр. Экземпляр в Лондоне сохранился только потому, что был приобретен коллекционером и несколько веков пролежал в архивах без употребления, — рассказывает Алесь Суша.

Традиция издания образовательных книг в Беларуси прервалась с Первым разделом Речи Посполитой и возобновилось только в начале ХХ века. Однако инициатива, возникшая 400 лет назад, прижилась на других землях и нашла продолжение. Слово «Букварь» вошло в десятки языков: от цыганского, черногорского и болгарского до чукотского и якутского, не говоря уже о белорусском, русском и украинском. Интересно, что особенно много сил для распространения «Букваря» приложил Симеон Полоцкий.

Как известно, просветитель и педагог из Полоцка был воспитателем детей русского царя. После того как издание попало в Россию, Симеон Полоцкий в 1679 году выпустил самый полный и самый точный букварь на московских землях и подарил его маленькому царевичу, который в будущем войдет в историю как Петр I. Так что, кто знает, может «западнические влияния», в которых упрекали Симеона Полоцкого, возымели действие в том числе и на мировоззрение российского императора?

До конца августа сотрудники Национальной библиотеки обещают выдать трехтомное факсимильное издание первого в мире букваря. Планируется, что один том будет точно передавать содержание древней книги, во втором разместится его перевод на современный белорусский язык, а третий станет сбором исследований по историко-культурным, педагогическим, лингвистическим и другим аспектам.

Кроме того, сегодня идет подготовка мероприятий по чествованию первого издания в Национальной библиотеке Беларуси, в Вильнюсе, на месте, где букварь был задуман, и в Лондоне, где сохранился единственный полный экземпляр, и еще во многих других городах: Москве, Париже, в штаб-квартире ООН в Швейцарии ...

Иностранному исследователю будет интересно полистать первый в мире по нескольким причинам. Так, одни увидят в нем важный шаг в истории образования, другие смогут отследить важный сдвиг в области развития церковнославянского языка, третьи оценят важное явление книжной культуры, четвертые воспримут его как знаменательное событие в истории религии и духовности.

Что касается Беларуси, то наша история просвещения обогатилась еще одним значимым событием.

Рогнеда ЮРГЕЛЬ

Название в газете: «Гэта не памылка і не міф»

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

И как это отразится на качестве знаний?  

Калейдоскоп

Чем удивила Белорусская неделя моды

Чем удивила Белорусская неделя моды

Познакомиться с новинками от белорусских дизайнеров можно было на неделе моды, которая проходила в Минске с 7 до 11 ноября.

Общество

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

«Не бросай меня на даче», «Я тоже хочу встретить Новый год дома» — такие трогательные слова видели жители Москвы на билбордах с социальной рекламой о бездомных животных. 

Культура

«Лістапад» назвал победителей — все возвращается на круги своя

«Лістапад» назвал победителей — все возвращается на круги своя

Наряду с сладостным упоением кино на «Лістападзе» всегда идет интрига — что и кого международные составы жюри назовут лучшими и с какими формулировками.