19 сентября, среда

Вы здесь

Екатерина Снытина: После венгерской черной пустоты взошло турецкое солнце


Про баскетбол, татуировки, собак и Сирию.

Ее приход в спорт был закономерным: родители Кати познакомились на баскетбольной площадке. Снытина была частью нашей национальной команды в лучшие ее времена, когда Беларусь поднималась на пьедестал чемпионата Европы и участвовала в Олимпийских играх. В команде Екатерина и теперь, когда всеми любимая дрим-тим уже совсем другая. В воскресенье капитан белорусского сборной отпраздновала свой 33-й день рождения, это и стало поводом встретиться с известной баскетболисткой и накануне старта нового сезона поговорить о прожитых в спорте годах, обсудить татуировки и узнать о ее невероятной любви к собакам.


— Катя, отдых заканчивается. Как вы его провели?

— Шикарно! Я очень давно так долго не была дома в Минске с родителями и семьей. Мне кажется, прошла неделя с того момента, как закончился сезон, но буквально через неделю у меня уже начнется новый. Отдых получился большой — практически три месяца, но лето пролетело очень быстро. За это время я выполнила программу максимум, провела время с семьей, съездила на море, сделала себе небольшую экскурсию в Рим, вместе с тем тренировалась и участвовала в различных мероприятиях от Федерации баскетбола.

— Судя по вашим соцсетям, хватало и экстрима... Вы попробовали сплав на байдарках.

— Да, там было столько комаров, что для меня это оказалось действительно экстремально. Я уже несколько лет просила свою двоюродную сестру взять меня с собой, они ходят в такие походы на неделю, но я хотела что-то легкое, на дня два. И вот наконец произошло. Вообще, не могу сказать, что всегда люблю активно отдыхать, были дни, когда я чувствовала себя усталой или просто не было настроения, тогда валялась дома с собаками.

— Не забывали и о тренировках.

— Да, работала под руководством моего тренера Татьяны Ловец последние два месяца. Когда была в Минске, занятия проходили шесть раз в неделю по два, два с половиной часа. Не стоит убирать тренировки в отпуске из жизни любого спортсмена, когда впереди у тебя еще сезон, это закладывает физическую базу, которая обязательно пригодится.

Из-за того, что у меня не было игр со сборной, этим летом я посмотрела, наверное, все матчи молодежных команд, ранее на это не было времени, да и желания, если честно. Но чемпионат мира до 17 лет проводился в Минске впервые за 32 года, не ходить туда было бы как-то неправильно. Мне было интересно посмотреть и на наших девушек, и на другие европейские и американские команды, это звезды, которые через четыре-пять лет будут играть во взрослых лигах.

— Сами по баскетболу соскучились?

— Да, уже скорее хочу оказаться в команде, все-таки это моя любимая игра, это то, что мне нравится.

* * *

— Прошлый сезон вы провели в турецком «Хатае», после чего продолжили соглашение еще на год, то есть, вас все устраивает в Турции?

— Да, чемпионат классный, один из сильнейших в Европе. Страна мне нравится, с клубом мы понимаем, что хотим друг от друга, в определенном плане доверяем друг другу. У нас хорошее сотрудничество.

— Что касается самой страны, жить там вам комфортно?

— Вполне. Самое непривычное было то, что турки настолько общительны и доброжелательны. Стереотипы об этой нации, как оказалось, совсем другие. Мол, все женщины там ходят в хиджабах, а мужчины-мусульмане просто тираны. На самом деле это не так. Конечно, есть нюансы. На второй день знакомства они могут говорить, что ты их сестра, как все прекрасно и что мы всегда будем вместе, а через три дня вся эта любовь заканчивается. Я прошла через это еще в первый свой приезд в Турцию, когда меня уволили из клуба, поэтому адекватно отношусь к таким их отношениям.

— Город, в котором играете, находится в 30 минут езды от Сирии, наверное, вы знали об этом, подписывая контракт.

— Да, но тогда я волновалась больше не о Сирии, в Анкаре на тот момент как раз происходил государственный переворот, когда туда вводили войска. Через неделю я должна была лететь в Турцию. Позвонил тренер: «Катя, у нас тут проезжают танки, но ты прилетай, в Хатае все спокойно». Было, конечно, не очень комфортно, ты же не знаешь, может, завтра начнется война.

Последний год был относительно спокойным для нас, единственное, в Сирии взорвали какой-то химзавод, но команды тогда не было в городе. Мы приехали только через неделю, люди говорили, что после происшествия першило в горле, было трудно дышать, ну, конечно, когда мне это рассказали, то и у меня в горле стало першить. (Улыбается.)

* * *

— Вы поиграли в разных странах и чемпионатах. Какой период своей карьеры назовете самым успешным и, наоборот, неудачным?

— Прекрасное время у меня сейчас в «Хатае», где я хорошо проявляю себя как игрок, и при этом еще команда получает медали, выходит в Евролигу. Это очень престижно, особенно в Турции. Самый стрессовый период был, когда я играла в Венгрии три месяца, мы ужасно выступали, я не могла играть, ну вот вообще ничего не получалось. Я знаю, что умею играть, что раньше нормально играла, но ничего не могла сделать в тот момент. Меня уволили. После венгерской черной пустоты у меня появилась турецкое солнце.

— Ваши родители тоже связаны со спортом. Они часто влияли на вашу карьеру?

— Я, как нормальная девушка, молодая их никогда не слушала, это сейчас я могу позвонить маме, папе, дома сесть и обсудить, стоит ли подписывать контракт, что они думают о смене клуба и так далее. Родители никогда не навязывали мне своего мнения, но я знала, что всегда могу попросить совета. Просто не делала этого, так как думала, что умнее всех. Родители смотрят все мои игры по интернету, когда в Минске, то явка обязательна. Они знают, как я играю, как умею играть и как не умею.

— Могут ли поругаться после игры?

— Конечно. Звоню домой — все равно, выиграла или проиграла — и слышу вопросы: «Почему ты это не сделала, а почему это?» Папа всегда с критического стороны подходит, знает, где улучшить мою игру. Иногда у меня глаз дергается, потому что я не хочу это слушать. Но с возрастом становишься мудрее, теперь я их слушаю и слышу.

* * *

— Ваши болельщики знают о любви к татуировкам и собакам. Откуда это?

— Любовь к собакам возникла с появлением моей собаки 10 лет назад, а вот к татуировкам была с юности. Первая тату появилась в лет 19, это кошачьи лапки на плечах. Сейчас у меня уже семь татуировок, самая любимая последняя, ​​на которой изображен мой пес Дизель.

— Говорят, что после одной татуировки остановиться уже сложно...

— Когда ее набивают, тебе больно, но выходишь, и хочется прийти на следующий день и сделать еще. Если этот момент пережить, то, может, уже и не сделаешь. Но я думаю, вряд ли есть человек, который остановился на одной татуировке. После последней мне было так больно, что, когда я оттуда вышла, пошел, наверное, обратный процесс, я сказала, что никогда больше не сделаю тату.

— Вы завели собаку несмотря на переезды и даже какое-то время возили ее с собой по странам.

— Я люблю собак, но сейчас всем говорю: не заводите животных, пока не закончите с баскетболом. Два года Дизель был со мной в Польше, во время отъездов за ним ухаживала одна семья из болельщиков нашего клуба. С ними я оставляла собаку со спокойной душой, может быть, кто-то будет смеяться, но это как ребенок: отдать его кому-то хоть на несколько дней очень сложно. Потом я пыталась перевезти Дизеля с собой в Россию, но ничего из этого не вышло, потому что там у меня был очень тяжелый график. Родители сказали: «Не мучай ни себя, ни собаку, он прекрасно с нами живет». И забрали Дизеля.

— Вы набивали татуировки с его изображением, значит, Дизель стал для вас уже чем-то большим, чем собака?

— Сейчас он живет с нами уже 10 лет, это часть нашей семьи, мы уже давно его так воспринимаем. Даже разговариваю с ним, а он мне отвечает.

* * *

— Знаю, что вы проходите дистанционное обучение через интернет и любите читать.

— Читаю только то, что мне нравится, если не понравились первых пять страниц книги, значит, не мое. В прошлом сезоне даже ставила перед собой такую ​​задачу: читать одну книгу в неделю, со всеми этими нашими переездами они прекрасно заходят. Училась читать быстро, дошла до такого, что читала очень быстро, но поняла, что ничего не запоминаю. Последние пару лет каждая вторая книга — это автобиография или рассказ о жизни какого-либо спортсмена или фирму, или бизнес. Мне просто интересно, как у людей все это получается.

— Есть книга, которая оказала на вас особое влияние?

— Самая первая, которую я прочитала еще в детстве, — «Как перестать беспокоиться и начать жить» Дейла Карнеги. В ней можно найти очень много фраз, которые сейчас легко увидеть на любом мотивационном сайте. Грубо говоря, когда я страдала из-за того, что у меня не было новых кроссовок, родители не могли этого позволить, одной фразой из этой книги я могла все объяснить для себя ( «Я беспокоился, что у меня не было новых ботинок, пока не увидел человека, у которого не было ног»). Еще мне нравится биография Марии Шараповой, которую она написала недавно. Как человек с четырех лет шел к тому, чтобы достичь титулов, которые имеет сегодня, как она прошла через допинговый скандал и осталась на пути к своей цели.

— Вы сами никогда не думали над тем, чтобы написать автобиографическую книгу?

— Мне эта идея как-то приходила в голову: историй про боли и травмы в моей карьере точно хватило бы на книгу. Но потом я подумала, что, может, это никому не нужно.

* * *

— Немного о баскетболе. Наша женская сборная сейчас находится в непростой ситуации, как изменилась атмосфера в коллективе и сколько нужно времени, чтобы выйти на прежний уровень?

— Атмосфера в сборной стала как в клубе. Раньше я приезжала, и это была моя семья, мы все росли, долго играли, тренировались и жили вместе. Сейчас я приезжаю и это только работа: приехала, отработала и поехала дальше в клуб. Скорее всего, так получается, потому что в сборной много новых людей. Насколько возможно всем нам еще что-то выиграть? Я считаю, что возможно, вот сейчас, в 2018 году, когда у всех нас будет хороший день в плане игры. На прошлом чемпионате Европы таких дней не было. Ни в одной игре не было легкости, удачи, поэтому там мы проиграли, это закономерно. Сложно сказать, как сборная сыграет в ноябре или в феврале. Мы никогда не выступали стабильно при любом составе, поэтому надо потерпеть, нужно сыгрываться. Возможно, это будет длительный процесс, но без черной полосы мы на белую не выйдем.

— В воскресенье вы отпраздновали день рождения. Что за эти годы удалось сделать и что в ваших планах?

— Сколько мне? Тридцать три? Я счастлива, занимаюсь любимым делом, моя семья рядом. Отличный вариант. Что будет дальше? Я надеюсь, что буду заниматься любимым делом, моя семья будет рядом и я буду счастлива.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Все, что нужно знать про заместительную гормональную терапию

Лишний вес, бессонница, приливы, нарушения давления и остеопороз — далеко не все проявления, подстерегающие женщину в определенном возрасте. 

Экономика

Можно ли управлять спросом потребителей?

Можно ли управлять спросом потребителей?

От спонтанной покупки со «скидкой по-белорусски» можно не только не получить какой-либо экономии, но и переплатить за нее.

Спорт

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Про знаменитую фамилию и современность белорусского хоккея.

Общество

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

С Литвой у нас общее историческое прошлое и теперь она — наша ближайшая соседка в Евросоюзе.