24 сентября, понедельник

Вы здесь

Видимое на расстоянии


Хорошо, когда мечты, особенно из разряда почти нереальных, сбываются, да еще неожиданно. Таким незамысловатым способом Всевышний дает понять, что жизнь не сплошь пятьдесят оттенков серого, есть в ней и яркие, золотисто-белые пятна, ради которых, собственно, жить и стоит. Для меня, например, одной из таких грез еще с детства был Байкал. Очень хотелось попасть в этот дивный край, который даже с экрана телевизора и монитора компьютера впечатлял своей молчаливой мощностью, даже монументальностью. Но ведь и расстояние от нас до него немалое —  почти пять тысяч километров, поэтому и были сомнения, что когда-нибудь удастся его преодолеть...


Оказалось, ничего невозможного. Полтора часа лета до Москвы, еще шесть — до Иркутска, и вот тебе прямо в лицо дышит стремительная Ангара, которая, как знаешь еще с уроков географии, — единственная река, которая из Байкала вытекает. (А когда своими глазами увидишь, как она это делает, думаешь, что здесь более уместно будет сказать «утекает», ведь она с такой силой и скоростью выливается из озера-моря, точно спешит сбежать поскорее и подальше.) Впрочем, о Байкале напишется что-то отдельно, так как он, поверьте, того стоит, да и формат авторской колонки требует вовсе не заметок путешественника.

Я, собственно, про сбывшуюся мечту. И про это чудесное (или странное?) свойство нашей изменчивой натуры: как только мечта сбывается и, соответственно, перестает быть мечтой, ты на ней долго не сосредотачиваешься. Сам еще охаешь от восхищения, а глазом уже бросаешь в другие стороны, рассуждаешь, думаешь о другом. Тем более когда новые места и новые люди вокруг. Да еще стараешься все замеченное и услышанное на свою действительность примерить...

Вот, например, с интереснейшим коллегой в Иркутске посчастливилось познакомиться. Станислав Гольдфарб, директор собственно иркутского филиала «Комсомольской правды», — глава очень деятельный и инициативный. Знает, что делает и чего хочет, поэтому и тиражи у газеты не падают, и проекты прибыль приносят. Скажем, придумал с сотрудниками «Дневник губернатора». Нет, это не издание мемуаров главы региона. По всей области, во всех школах ищут самых-самых старательных учеников. И пятидесяти лучшим на специальном мероприятии вручают школьный дневник с автографом губернатора, причем вручает он сам. Приятно детям и родителям? Еще как. Авторитет местной власти усиливается? Несомненно. А еще «Комсомольская правда» уже который год всем первоклассникам Иркутска дарит книги-фотоальбомы, в которых собраны снимки всех первых классов города. Шикарная память, будет храниться в каждой семье. За чей счет банкет, если для родителей школьников это подарок? Не поверите — издание оплачивает городская администрация... Это я, собственно, о том, что хорошие дороги и другие социальные стандарты — понятия для местного самоуправления, несомненно, главнейшие, но есть вещи, которые не для быта — для сердца. И люди, они же — избиратели, это вот «для сердца» ценят не меньше...

На широкой набережной Ангары стоят красивые деревянные скамейки. Их подарил городу к очередному юбилею один из крупных банков. Правда, об этом на каждом подарке написано внизу мелкими буквами. А вот на самом видном месте, на изогнутых спинках — стихи. Про Иркутск, Байкал, Ангару — о малой родине. Кажется, хорошая идея для благоустройства наших городов и местечек. Тем более в Год малой родины. Остается совсем ничего — найти тот самый банк...

В Иркутске, наверное, еще с советских времен есть два музея, посещение которых входит в каждый туристический маршрут, — дом Трубецких и дом Волконских. Убежища опальных декабристов, где они жили после упразднения времени каторги вместе со своими верными женами, которые собрались за ними в Сибирь, благодаря чему стали героинями — не только своего времени, но и книг, и фильмов, которые появились через сто с лишним лет... Именно там я впервые обратила внимание на дату их рождения. Так вот, Екатерине Трубецкой было на момент тот добровольной высылки 26 лет, Марии Волконской — 22. И рассуждать здесь хочется (простите за цинизм) не о том, какие они были благородные, как нашему времени благородства не хватает. А о том, что наивные влюбленные девочки одинаково ведут себя во все времена. Только те ехали в Сибирь, а сегодняшние ввязываются в сомнительные аферы, отказываются от родителей, продают все, что имеют, — все ради любимого. Потом, повзрослев, поняв многое, даже если любимый их жертвенность оценил (что случается нечасто), много о чем жалеют. Это не про героинь XIX века? А вы посмотрите на портрет Марии Волконский, написанный заезжим художником, когда ей было сорок четыре года, — сама усталость и разочарование, почитайте ее заметки, в которых признается: думала, что это не всерьез, максимум, на пять лет, после — на десять, и только когда прошло двадцать, поняла, что это может быть навсегда. Но уже поздно...

А еще мы с коллегами из сообщества журналистов и блогеров России и Беларуси заметили в Сибири очень интересную деталь. В языке местных жителей нет сослагательного наклонения. Они никогда не говорят «если», они в любом случае утверждают: «когда». Сильные, уверенные в себе, которые живут и работают, не сомневаясь, полагаясь только на себя. Суровая природа просто иначе не потерпит. И именно здесь впервые пришло такое лингвистическое открытие: в нашем языке между «если» и «когда» нет никакой разницы — и то, и то звучит как «калі». То ли утверждаешь, что сделаешь, то ли только предполагаешь это сделать, — всегда возможны варианты.

Может, потому, что климат у нас намного мягче и реки текут медленно?

Елена ЛЕВКОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.