Вы здесь

Владимир Карачевский: Мне приходится быть реформатором


Более полугода назад Владимир Карачевский оставил место директора Республиканского театра белорусской драматургии, где достиг заметных успехов, и пришел на должность директора «Беларусьфильма». Киностудия с разбитой репутацией, чередой скандалов, провальным кинопродуктом, которая все еще олицетворяет белорусский кинематограф, — сложное наследие. Новый директор сразу дал понять, что имеет довольно емкие и кардинальные предложения по развитию учреждения, подтвердил, что его руководство будет действенным и понемногу начал рассказывать о достигнутых успехах. Стало известно про договоренности о копродукции с партнерами из Китая, Польши и Казахстана, об отдельных победах относительно конкретных фильмов, разработанном киномаршруте, совместном проекте с Киновидеопрокатом, в рамках которого на большом экране будут показываться белорусские ленты, напоминая о славном прошлом «Беларусьфильма». Но что насчет будущего, каким будет кино национальной «кинофабрики», возможно ли преодолеть системные недостатки и подстроиться под существующие правила — об этом мы поговорили с самим Владимиром Карачевским.


— Владимир Михайлович, каково это: перейти из мобильной сферы театра в малоподвижную киноиндустрию?

— Сложно. Театр гарантированно финансируется на 70 процентов, а в киностудии другие условия жизни и формы существования — она ​​является государственным, но коммерческим учреждением. Театр небольшой — а тут другие объемы. «Беларусьфильм» — и вы об этом писали — находится в сложном положении, ему давно нужны системные реформы. Нельзя просто получить от государства деньги и снять большое кино, поскольку, помимо прочего, киностудия — это люди, маркетинг, дистрибуция, возможности, имидж. Теперь, чтобы догнать киноиндустрию других стран, мы должны идти семимильными шагами. Долгое время мы не задумывались, как развиваться, какое кино нужно Беларуси, как существовать в конкретных экономических и геополитических условиях, какая у киностудии сверхзадача. Поэтому мне приходится быть реформатором, искать правильный путь, что-то делать впервые, работать методом проб и ошибок, так как сегодняшняя модель больше подходит для большой страны и гарантированного финансирования.  

— Вы для себя уже определили сверхзадачу? Если в театре вы отвечали за часть театральной сферы, то сейчас — так как «Беларусьфильм» является в некотором смысле монополистом — во многом за белорусский кинематограф.  

— При всех кинособытиях, которые у нас проходят, «Беларусьфильм» действительно остается главным кинопроизводителем, а стратегии развития у него так и нет. На первое место я сейчас ставлю возвращение хорошего имиджа, создание достойных внимания кинопроектов и общую финансовую ситуацию. Правила игры поменялись: развитие национальных экономик, конфликты между соседями сильно влияют на нашу модель существования. Мы все думаем, что будет как раньше: к нам будут приезжать снимать, а мы — хорошо жить. Надо понять, какая ниша у белорусского кино и какой она может быть, если ориентироваться на копродукцию и продажу за границу. Сказать, что мы должны быть фабрикой, нельзя. Что должны заниматься исключительно поддержкой белорусских кинопроектов — тоже. Киностудии нужно стать киноцентром, местом, где живет кино. Где не только оказывают услуги и снимают фильмы, но и думают, какое кино нужно белорусскому зрителю, как нормально работать с зарубежными продюсерами. Буквально в ближайшие месяцы нам предстоит провести ряд реформ и создать преференции для кинопроизводителей, чтобы они активнее приходили к нам. Соседние страны начинают защищать свои интересы, оставлять финансы у себя, и мы оказываемся неконкурентоспособными. В то же время наш рынок недостаточен для существования такой большой киностудии, и мы должны это учитывать.

— До сих пор в международных проектах киностудия чаще всего участвовала своей производственной базой. Между тем вы уже рассказали про договоренности о копродукции с Китаем, Польшей и Казахстаном.

— Украина также предлагает нам сотрудничество в работе над очень интересным фильмом, в Китай мы уже отправили свои идеи и ждем ответ. Копродукция для нас — возможность в том числе выйти на новые рынки, я хочу, чтобы киностудия заявила о себе как партнер пусть из маленькой страны, но надежный, ответственный и профессиональный. Условия, на которых мы входим в международные проекты, — для меня очень актуальная тема, мне интересно быть максимально равноправным партнером, — быть дойной коровой я не хочу. Не отрицаю, что, если это выгодно киностудии, буду работать и с крупными игроками, такими как Тимур Бекмамбетов и Валерий Тодоровский. Потому что это бизнес, возможность поучаствовать в серьезных проектах и ​​чему-то научиться.  

— Можете ли вы уже сказать, чего не хватает в нашей законодательной базе? Каких решений на государственном уровне, чтобы создать привлекательные условия для иностранных коллег?

— Сейчас в Министерстве культуры и других государственных органах я разрабатываю вопрос, насколько возможно создать для киностудии такие условия, чтобы сократить общие расходы «Беларусьфильма», сделать более конкурентоспособные цены и обеспечить преференции для тех, кто приходит сюда снимать. Раз у нас нет системы рибейта, которая возвращает кинопроизводителям  часть денег за съемки в конкретном регионе, мы должны создать более гибкую систему ценообразования и скидок. Сейчас мы пересчитываем всю экономику киностудии, смотрим, как государство может повлиять на сокращение расходов на ее содержание, возможно, за счет упразднения определенных налогов. Минкульт уже поддержал нас, когда мы снизили тариф на аренду помещений. В результате основные игроки, белорусские компании, в том числе те, которые представляют интересы зарубежных коллег, арендовали у нас помещения. Если честно, этим надо было заниматься раньше. Мы также начали внутреннюю реструктуризацию, смотрим на эффективность работы наших служб. Каждое крупное подразделение — натурплощадку, автобазу — нужно сделать максимально эффективным и для каждого составить отдельный бизнес-план. Работать надо более динамично, бороться за каждого клиента.

— Есть ли у киностудии собственные средства, с которыми она может войти в копродукцию?

— Оборотных средств у нас сейчас нет, вместе с тем у нас достаточно ресурсов, чтобы снимать кино, есть цеха, техника, реквизит, профессионалы, которых нельзя потерять.

— Реструктуризация, пересчет экономики и создание условий для копродукции. О каких еще реформах может идти речь?

— Мы должны четко понять, какое кино мы способны создавать и какое кино востребовано. Готовы ли мы браться за блокбастеры или у нас другая ниша? Честно скажу, наш сценарный портфель при всем количестве идей меня огорчает. Я убедился, что одной идеи мало, она должна быть разработана и доведена до уровня киносценария, а людей, которые могут написать киносценарий, недостаточно. Почему мы и получаем кондовые фильмы с кондовыми диалогами, не буду отрицать, в том числе на «Беларусьфильме». Идей приносят достаточно, но многие из них вторичны, оригинальных очень мало, приносят будущие фильмы-однодневки, проекты, чтобы попиариться, рассчитанные на какую-то конкретную аудиторию истории. Нужно сделать так, чтобы киностудия наконец обнулила все свои проблемы и начала с чистого листа. Пока что я разбираюсь с чужими проблемами, много финансовых, кадровых, имиджевых вопросов, отсутствие оборотных средств на развитие бизнеса тормозят меня.

— Думаю, одной из тех вещей, которые тянут вас назад, является имидж киностудии как бюрократизированной структуры. Возможно, это влияет и на сценарный портфель, потому что некоторые попросту не приходят на киностудию, поскольку ждут от нее проблем.

— Да, система негибкая, я знаю это и озвучиваю свои предложения. Я не имею права рассказывать про все планы, но у меня есть ряд идей по созданию на киностудии привлекательных условий для кинопроизводителей. Этот вопрос решается в других кабинетах. Все можно изменить, только мне, как директору, нужно не прятать голову в песок и говорить о проблемах там, где о них надо говорить. Надеюсь, меня услышат, предпосылки для перемен есть.

— За последнее время на «Беларусьфильме» были созданы две «юбилейные» работы. В 2016 году «Следы на воде», посвященные столетию белорусской милиции, были единственной снятой за год картиной. Не так давно был презентован чисто идеологический фильм «Не игра» к столетию Вооруженных Сил, на который потратилось не Министерство обороны, а Министерство культуры. Как вы будете работать с заказным кино?

— На мой взгляд, касательно этих проектов нужно было договариваться еще на берегу, что это за кино, для какой аудитории и что с ним делать. Не могу сказать, что все так безнадежно, даже эти фильмы находят своего зрителя. Те же «Следы на воде» принимают участие в фестивалях, права на показ начали покупать в других странах. С «Не игрой» сложнее: картина больше для внутреннего пользования. Думаю, киностудии нужно поменять тактику в такого рода взаимоотношениях, договариваться таким образом, чтобы результатом могли воспользоваться все. Многие вещи решаются до старта: в войне, как говорят, можно победить, даже ее не начав.

— Что происходит с сериалом «Держись за облака»? Он будто канул в Лету.

— Фильм завершен, мы рассчитываемся со всеми создателями, получаем материалы. Я собрал все связанные с сериалом проблемы в кучу, разработал алгоритм их решения, мы определили судьбу проекта. Надеюсь, этой осенью он будет показан.

— Почему его выход так задержался?

— Я не буду комментировать. Вокруг киностудии и без того много негативных разговоров. Я хочу перевернуть страницу и начать заново. На «Беларусьфильме» работает много прекрасных, интересных людей, которые хотят для студии лучшего, они не заслуживают того, чтобы их работу хаяли. Мы должны перезагрузиться, найти свое место и понять, как будем существовать. По крайней мере, я начал определять этот путь. Первые три месяца было очень сложно. Не то чтобы охватывала паника, но было много сомнений. Сейчас наметился определенный план действий. Но пока не выйдут первые фильмы, не заработают реформы, не освоится новый состав команды, рано говорить о его эффективности.

— Мы перевернули страницу и получили хорошие новости. Об экранизации Людмилы Рублевской, копродукции и, конечно, картине о Янке Купале. Но негативные обсуждения вокруг национального фильма все равно появились. Про тот факт, например, что режиссер будущей ленты о народном поэте более известен как клипмейкер.

— Скажите, пожалуйста, зачем ставить ярлыки? Владимир Янковский работал не только как клипмейкер, но и режиссер художественных лент, сериалов, он давно в киноиндустрии. Также и со мной: по первому образованию я баянист, так это за мной и идет, никто не задается вопросом о втором образовании режиссера праздников, не знает, что я организовывал масштабные мероприятия, а некоторые мои песни до сих пор звучат на радио, что когда-то я давал сольные концерты и в сфере культуры никто из моих знакомых, завидев меня, не переходит через дорогу. Мне тоже говорили, что в РТБД я все разрушу, а в итоге журналисты написали, что одним из наиболее печальных событий театрального года был мой уход из театра. Владимир Янковский из удивительной, талантливой семьи, он и сам талантлив. К тому же он белорус, заинтересованный в проекте, при том, что работает за не такие большие деньги, и я вижу его серьезный подход. По крайней мере, вопрос должен ли звучать белорусский язык в фильме или нет, даже не обсуждается.

— Вопрос языка также фигурировал в СМИ.

— Действие фильма происходит не только в Беларуси, но также в Польше и России, поэтому языки будут звучать разные. Режиссерский замысел в том, чтобы показать это разнообразие. Часть, которая касается Беларуси, будет на белорусском языке, стихи Купалы также будут звучать по-белорусски. Мне кажется, этот фильм — важный, нужный и своевременный. Во всех странах идет волна самоидентификации, а Янка Купала — один из наших неоспоримых авторитетов для всех слоев общества. Никто не скажет, что поэт не является брендом нашей страны. Я "люблю" наше интернет-сообщество так, что с некоторых пор даже перестал его читать из-за этой привычки троллить и создавать ажиотаж, не зная всей правды. Для меня то, что там пишут, не показатель. Мы все хотим получить кино как при капитализме, а жить — как при социализме. Хотим гарантий — «государство должно и обязано», а попробуй подсчитай, сколько за восемь часов ты эффективно работаешь и нарабатываешь ли даже на эти 300 долларов. Если разобраться, помимо производства киностудии нужно платить налоги, за электроэнергию, за уборку территории, наконец, зарплату людям, ведь им нужно за что-то жить. Либо нужно было давно закрыть "Беларусьфильм" и пусть бы работали частники. Но если уж у нас есть такой стратегический объект, надо думать, как ему жить.

— Получается, киностудия помимо своей основной функции служит для того, чтобы создать рабочие места.

— Конечно, а как иначе. Что мне, всех на улицу выгнать? У нас говорят, фильмы дорогие, услуги киностудии недешевые. Так из чего состоят студийные расходы?.. Почему мы, белорусы, такие злые, так не любим свое? Я открыл тексты о том, что мы будем заниматься кинотуризмом, почитал комментарии и закрыл. Повсюду — в Голливуде, Москве, Лодзи — это нормальное явление, а у нас вызывает какое-то неприятие.

— Собираетесь ли вы поддерживать молодых авторов? 

— Люди уже приходят ко мне с разными идеями и предложениями. Даже для тех, кто в сторону киностудии делает те или иные выпады, двери открыты. Я сразу объявил открытую политику, и люди пошли — уже рассматриваем, как и кого поддержать. Не обязательно деньгами. Потом у нас есть довольно интересные результаты по завершении съемок альманаха «Война. Остаться человеком», который выйдет в ноябре. Для себя я сделал несколько приятных открытий: на некоторых режиссеров можно делать ставку, мы их, конечно, привлечем к дальнейшей работе.

— Сегодня прозвучало, что мы должны определиться, на какие проекты ориентируется киностудия. Вы можете сказать, какого кино нам теперь ждать от «Беларусьфильма»?

— Мы должны делать кино, которое отражало бы нашу национальную особенность. У меня есть пара интересных проектов, где говорится про нас, наш язык, историю, характер. Я не говорю о дорогих фильмах, они могут быть разные, мы можем продвигать их на кинофестивалях. Потом мы должны участвовать в международных проектах и ​​представлять себя как надежного партнера, цивилизованную европейскую страну со своей историей кино и профессиональной школой. Наконец, коммерческие проекты. Срочно ищем нестандартную копродукцию, возможно, с Юго-Восточной и Центральной Азией, это может быть Северная Америка, Западная и Восточная Европа, чтобы был имиджевый успех и финансовые дивиденды, а нашу страну узнали через кино.

Ирена КОТЕЛОВИЧ

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Комментарии

Круто, так держать!)

Выбор редакции

Общество

Как оказаться в раннем Средневековье?

Как оказаться в раннем Средневековье?

Действительно ли в акватории современного города можно увидеть и даже проплыть на паруснике викингов?

Общество

Молодежь при устройстве на работу хочет зарплату в тысячу рублей

Молодежь при устройстве на работу хочет зарплату в тысячу рублей

Хотя только собирается выйти на рынок труда.

Калейдоскоп

Чем Одесса привлекает туристов

Чем Одесса привлекает туристов

Это — недорогой относительно других курортов отдых.