Вы здесь

Чистое восхищение. Израилем Басовым


Кажется, мы очень сильно привыкли сравнивать себя с кем-то другим. Иностранным, вроде бы лучшим. Однако лучше они или нет, вопрос спорный. Как минимум, отличается колорит, поэтому все попросту разные. Белорусская Швейцария, белорусские Альпы, белорусские художники парижской школы. Может быть, такая отсылка действительно дает некоторую общую информацию о том, что имеется в виду. Однако теряется очень много нюансов. А в них вся соль.


Вчера, между прочим, был день рождения одного из центральных белорусских художников — Язепа Дроздовича (130 лет). И вот я очень хотела написать, что хотя его ни с кем не сравнивают, что он один такой неповторимый — наш Язеп Дроздович! Но выяснилось, что с такими выводами я поспешила. Только нашла пару статей о художнике в сети — и сразу же довелось прочитать «белорусский Чюрленис»... Скажите честно, уважаемые читатели, кто из вас знаком с произведениями Чюрлениса? Безусловно, этого литовского творца прекрасно знают люди в художественной среде просто в силу своей общей осведомленности в этой сфере. Но нет сомнений, что имя Язепа Дроздовича у нас известно намного больше! Так зачем эти сравнения?

Также думалось, что это колонка будет полностью про Язепа Дроздовича. О том, что Дроздович — это космос. И не только в том смысле, что он разрабатывал космическую тематику, считал себя провидцем и время от времени писал придуманные урбанистических пейзажи с Марса и других планет. Он создавал также и космос нашей истории. На его картинах фигурируют Всеслав Чародей (несколько картин), Франциск Скорина (несколько картин), Франтишек Богушевич. Художественно он олицетворял и гербы, другие символы давней эпохи. Еще одно направление его творчества — рисованные ковры, — такое направление искусства принято называть наивным. Такое оно — предельно искреннее, цвето-упрощенное, но от того не менее ценное. Согласитесь, очень интересное соседство тем: космос, наивность, история... Здесь есть над чем поразмышлять.

Кажется, при всем величии творческой личности Язеп Дроздович еще не до конца нами освоен, осознан, любим. Но очевидно, что процесс в этом направлении начат. Например, по воскресеньям в октябре (и первое воскресенье ноября) в Национальном художественном музее в 16 часов будут проводиться различные лекции о Язепе Дроздовиче. И что-то мне подсказывает, что желающих их послушать придет довольно много. Ведь время настало взглянуть нам на самих себя. И полюбить.

К сожалению, те, кто придет на Язепа Дроздовича, уже не увидят картин Израиля Басова, висевших на другом этаже. С последним днем ​​сентября выставка закончила свою работу — а было бы очень хорошо ее продолжить!

Вот что можно прочитать про этого художника, еще менее известного нам, в журнале «pARTisan» за 2014 год: «Персональная выставка белорусского художника Израиля Басова состоялась уже после его смерти. Творец, которого сегодня называют «вторым Шагалом», «явлением советского и постсоветского искусства Беларуси», «обычным гением», в течение 40 лет в советский период не получал официального признания. Дважды он обращался в Министерство культуры СССР с просьбой разрешить ему показать людям свои картины.

В другом письме, в 1987 году, за несколько лет до своей смерти, художник писал: «Я стар и за всю свою жизнь ни разу не участвовал во всесоюзных выставках. Я считаю это несправедливым и прошу вашего содействия для показа в Москве хотя бы одной или более картин...»

В том же журнале довелось прочитать еще много неожиданных и обидных до слез фактов. Просто перечислю их. Тогдашняя художественная среда не позволяла Израилю Басову выставляться нигде. Но однажды они согласились, чтобы он устроил личную выставку. Закрытую, без прессы и зрителей! То есть, они сами хотели увидеть его картины, но старались не допустить, чтобы их увидели другие! Как-то в Союз художников БССР пришло письмо из Вильнюса — там хотели организовать выставку Басова (где-то все-таки увидели одну картину). Но письмо попросту выбросили, художнику ничего не сказали (эта история стала известна значительно позже). Говорят, что если бы Басов жил в то время в Москве, то картины его масштаба там бы показали и о них наконец стало бы известно публике.

Я про Израиля Басова узнала из сети. То те, то эти друзья в своих лентах публиковали несколько картин с выставки и... всегда восторженные отзывы! Согласитесь, сарафанное радио никогда не врет. Тем более речь не об определенном новом фильме, а об изобразительном искусстве.

Лично я позавчера вечером забежала в музей за сорок минут до закрытия — хотела взглянуть на Дроздовича, перед тем как писать (его выставляют на втором этаже). А Израиля Басова выставляли на первом, я зашла туда тоже. Знаете что, Басов меня просто покорил. Побыв рядом с его картинами всего десять минут, я почувствовала, что вот оно, настоящее искусство, — и им я наслаждаюсь. У картин невероятная яркая, но нежная цветовая гамма. И от самих полотен исходит... нежность, любовь, дух творчества, легкость — так просто и не обозначить. К сожалению, это был последний день, а точнее вечер, работы выставки.

Поэтому, резюмируя, хочется сделать два вывода. Во-первых, выбрать какое-нибудь воскресенье и после обеда сходить на лекцию про Язепа Дроздовича стоит. Во-вторых, те, кто имеет такие полномочия, продлите работу выставки Израиля Басова. Пожалуйста. Ведь мы хотим наконец познакомиться с самими собой, каких не знали раньше.

Нина ЩЕРБАЧЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Парад в Минске состоится 3 июля в 9 часов вечера

Парад в Минске состоится 3 июля в 9 часов вечера

Сейчас к нему готовится пешая колонна.  

Общество

Корреспонденты «Звязды» посетили «Волчьи норы»

Корреспонденты «Звязды» посетили «Волчьи норы»

Там отбывают наказание мужчины, впервые осужденные за незаконный оборот наркотиков.

Экономика

Частный бизнес выбирает Смиловичи

Частный бизнес выбирает Смиловичи

В этом убедилась корреспондент, посетив поселок.