Вы здесь

Храм — словно горящая свеча


Город Полоцк снова и снова радует археологов новыми интересными артефактами. Представление о нашем прошлом и его понимание существенно меняется и становится более полным. Находки самого последнего времени там сделали Алексей Коц и Игорь Магалинский из Полоцкого государственного университета вместе с Евгением Торшиным из Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург, Россия). Мы же попросили ректора Могилевского государственного университета имени Кулешова, доктора исторических наук, профессора Дениса Дука, который к раскопкам в Полоцке много лет имеет непосредственное отношение, приоткрыть тайну археологических находок.


— Расскажите, какие интересные артефакты были найдены в последнее время?

— С 2015 года проводятся плановые ежегодные исследования Спасо-Преображенской церкви в Полоцке (памятник XII века). С тех пор были сделаны интересные исторические открытия. В этом году работа продолжается. Сезон этого года, насколько я знаю со слов коллег, был интересен, поскольку отыскали новые конструкционные элементы. В частности, была обнаружена часть пристройки к церкви — и сейчас ведется полемика, что она могла из себя представлять. Это могла быть келья, мог быть и отдельный храм. По итогам предыдущих сезонов выяснилось, что церковь имела совершенно иную планировку, чем имеет сейчас. Она была больше по размерам и, возможно, предназначалась не для тех целей, которые мы знаем сейчас, — вероятно, это была церковь-усыпальница, в том числе в ней могли храниться мощи. Сегодня на примере упомянутой церкви говорить, что раньше мы что-то знали о Полоцкой школе зодчества, невозможно. Ведь этот храм меняет наши представления.

— Какой же была Полоцкая школа зодчества?

— Она была уникальна. Это значит, черты тех приемов, которые использовались в Полоцке, больше нигде на Руси замечены не были. Одна из ярких находок прошлого сезона — кусок плинфы с нанесенным чертежом храма. Это первый набросок архитектора, причем сделан очень профессионально — с точно выдержанными пропорциями. Фактически это чертеж в масштабе. Важно то, что по заказу Евфросинии Полоцкой зодчий на месте решал сложные архитектурные приемы. И Преподобная была заказчицей образа храма. Это значит, она не сказала: «Сделай такой же храм, как и там...» Она сказала зодчему Иоанну (сохранилось историческое имя), что хочет видеть храм в конкретном виде, который должен иметь определенные украшения — и все это было воплощено.

— В Полоцкой школе зодчества впервые были использованы так называемые кокошники — декоративные элементы, которые украшали храм сверху и фактически делали его вид похожим на пылающую свечу. Что такое кокошник — это сложная конструкция из плинфы, сделанная в виде лепестка пламени. Кокошников там было не менее 12. Чтобы крыша выдержала это бремя, очень существенно укрепили стены. Таким образом, шла работа не только строителей, но и зодчего (в то время архитектора), который должен был спроектировать очень массивные стены. Сделать это надо было, ни на кого не глядя, так как аналогов не существовало. Все согласовывалось с заказчиком, Ефросиньей, и модулировалось на месте. Храм выстоял столько лет, без разрушений, преобразований, и это свидетельствует о гениальности его мастеров. Они делали на века. И таких храмов в Полоцке, как мы знаем, было не менее десяти. Но сохранился только один. Все они были построены в XII веке и лишь Софийский собор — раньше.

— С чем связано то, что в XII веке так массово строили храмы? С общим подъемом Полоцкой земли?

— Да, произошел очень сильный подъем Полоцкого княжества и Полоцка. Был пик социально-экономического развития, так как Всеслав создал мощную, можно сказать, империю, которая простиралась к морю. Были экономические фундаменты — пути сообщения, которые проходили здесь. Плюс разветвленные связи с Византией, с Западной Европой, со Скандинавией. Все это происходило в XII веке, и такой экономический подъем воплотился в Полоцкой школе зодчества.

У Спасо-Преображенского храма еще много загадок.

— Известно ли, как происходило финансирование культового строительства? Выделялись отдельные средства?

— Да, заказчиком обычно выступал князь. В нашем случае — мог выступать епископ. А в Полоцке — еще и настоятельница монастыря, сама являясь заказчицей. Она собирала средства различными путями. Первый — это княжеская казна, деньги княжеского дома. Второй — те собственные достижения, которые Ефросинья могла получить, использовав свой авторитет, ресурсы, в том числе взять из других земель. Кстати, она сама переписывала книги, которые в то время стоили очень много.

— Давайте вспомним о влиятельности Евфросинии. У нее была даже своя печать... И это было необыкновенно!

— Да, даже две печати, и собственная библиотека. Женских печатей на Руси было очень мало, а у Ефросиньи их было две! Одна была парадная (личная), а вторая монастырская. Это было экстраординарным явлением, неизвестно, чтобы на Руси такое было, даже у князя. Высказывались мнения, что у князей могло быть по две печати, но доказательств не было. А у нас есть.

Нина ЩЕРБАЧЕВИЧ

Фото БЕЛТА

Выбор редакции

Экономика

Десять вопросов о кредитах, или что нужно знать о кредите, чтобы он стал средством реализации целей, а не бременем на плечах

Десять вопросов о кредитах, или что нужно знать о кредите, чтобы он стал средством реализации целей, а не бременем на плечах

О чем обязательно нужно подумать перед тем, как брать на себя финансовые обязательства перед банком?

Общество

Не попасть в рабство онлайн. Как в стране борются с торговлей людьми

Не попасть в рабство онлайн. Как в стране борются с торговлей людьми

С 2000 года в Беларуси выявлено 4421 такое преступление.