Вы здесь

Почему всех детей нужно защищать от инфекций


Прививки — тема, которая заставляет родителей как минимум задуматься. Случаи с осложнениями после вакцинации вообще вызывают растерянность: насколько прививки безопасны для ребенка? Об этом мы поговорили с кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры инфекционных болезней и детских инфекций Белорусской медицинской академии последипломного образования Николаем Голобородько.


«Эупента»: за и против

— Николай Владимирович, давайте начнем с вакцины «Эупента», которая наделала много шума: и закупали ее вроде бы не так, и дешевая она по сравнению с европейскими... Что не так с этой вакциной?

— Говоря об анафилактическом шоке у мальчика из Ганцевичского района, от которого тот погиб, нужно помнить, что он развился от введения двух вакцин: это французская «Имавакс Полио» и южнокорейская «Эупента». На компонент которой из них среагировал организм, мы точно не знаем. Анафилактический шок — это индивидуальная аллергическая реакция, и то, что он случился, скорее зависит не от антигена, который вводится, а от того, что у человека существует врожденная реактивность к этому антигену. Он может возникнуть независимо от того, европейская эта вакцина или южнокорейская, с большей или с меньшей степенью очистки. Все это не влияет на риск развития анафилактического шока. Но случается он редко — 1-2 случая на миллион привитых. Причем он может развиться от контакта с различными антигенами — не только с прививочными, но, например, и с лекарственными. В СМИ широко освещался случай с анафилактическом шоком на цефтриаксон несколько лет назад. Такая реакция возникает и на укусы ос — несколько недель назад погибла женщина.

Что касается вопроса закупок, то в большинстве стран мира существует практика избегать дублирующих процедур лицензирования. Если лекарственное средство или вакцина получили лицензию в одной из стран с сильным регуляторным органом (это страны ИСH — США, Канада, Япония, некоторые европейские страны) есть сертификат международной организации, например преквалификация Всемирной организации здравоохранения, как это было в случае с «Эупентой», то в большинстве стран не требуется дублирующей национальной регистрации.

В мире вакцины стоят очень по-разному. И это зависит не только от того, какая вакцина, но и кто ее закупает. Те же европейские производители продают свои вакцины по одной цене состоятельным странам, по второй — странам с доходом средним и ниже, и по третьей — международным организациям, поставляющим вакцины в бедные страны.

Замена российской вакцины АКДС на «Эупенту» преследовала цель два положительных момента. На сайте Белорусской товарной биржи можно увидеть, что за последнее время многие партии АКДС были забракованы нашей лабораторией контроля качества иммунобиологических препаратов. Российский производитель не мог обеспечить постоянное наличие вакцины. Компания LG Сhеm, которая производит «Эупенту», — известный в мире производитель иммунобиологических препаратов. Надо понимать, что вакцины производить намного сложнее, чем лекарства. Такое производство не создашь за пару месяцев с чистого листа. Все компании в мире известны. С LG Сhеm наша страна имеет давнее сотрудничество, они поставляют нам вакцину «Эувакс В» от гепатита В.

Второй момент: в отличие от российской трёхвалентной АКДС в «Эупенте» есть еще два компонента: Хиб-инфекция (или гемофильная инфекция) и гепатит В. До сих пор у нас от Хиб-инфекции прививались все дети только в Минске, а регионы ее не имели. «Эупента» позволила вакцинировать от нее всех детей в стране. Хиб-инфекция — очень тяжелая болезнь. С тех пор, как в Минске появились от нее прививки, я почти перестал видеть в нашей клинике детей с гемофильным менингитом, с такими тяжелыми осложнениями, как эпиглоттит — это воспаление надгортанника, которое может вызвать остановку дыхания и смерть. Гемофильная палочка — один из возбудителей (вместе с пневмококком) основных бактериальных инфекций у детей: пневмоний, острых средних отитов, синуситов. Введение в рутинную практику вакцины против гемофильной инфекции — это шаг вперед для нашего прививочного календаря.

Сегодня весь мир движется к тому, чтобы вакцины стали комбинированными. Мы стараемся снизить количество визитов ребенка к врачу и количество уколов.

— Насколько это безопасно для иммунитета? Та же трехвалентноая АКДС (против краснухи, дифтерии и столбняка) и так непросто переносится — часто вызывает, например, температуру. А если компонентов пять, как у «Эупенты»?

— Нужно четко разделять реакцию и осложнение. Реакция — это повышение температуры, покраснение в месте укола, и это довольно безопасные вещи. Например, после вакцины АКДС случается период беспокойства ребенка — это реакция, и она безопасна. Повышение температуры — знак того, что иммунитет включился в развитие иммунной реакции, он вырабатывает защиту. А вот осложнения, заканчивая самым тяжелым — анафилактическим шоком, — опасные вещи. И они встречаются очень редко. Реакции же бывают часто. В АКДС и «Эупенте» наиболее реактивным является коклюшный компонент. В вакцинах он бывает в двух вариантах: цельноклеточный коклюш и бесклеточной. В составе тех же французских «Тетраксим», «Гексаксим», бельгийской «Инфанрикс Гекса» бесклеточной коклюш. И эти вакцины действительно менее реактогенные, у детей реже повышается температура. А в российской АКДС или южнокорейской «Эупенте» находится цельноклеточный коклюшный компонент, на который немного чаще бывает реакция. Но и те, и другие вакцины безопасны, осложнения на них встречаются одинаково редко. Примечательно, что большая часть стран в мире вакцинируется цельноклеточными коклюшными вакцинами, так как они значительно дешевле.

А что касается комбинированных вакцин и их нагрузки на иммунную систему, то это распространенный в постсоветских странах миф. На самом деле количество антигенов, которое входит в современную вакцину, значительно меньше, чем у цельного микроба. И одно дело — перенесенная инфекция, где действительно иммунная система включается очень сильно. И другое — прививка с небольшим количеством антигена. Для иммунной системы это не является ударом. Если ребенок рождается, в первые же сутки он встречается с таким количеством чужеродных антигенов, с которым не столкнется за все прививки, полученные в жизни. И иммунная система от этого не страдает. Современные вакцины становятся более очищенными. Вы, например, в советские времена получили от прививок куда большее количество атигенов, чем нынешние дети.

Когда вакцину приходится менять

— А кажется, что в советские времена прививки переносились легче и реакций было меньше...

— Это не так. Ранее вакцины были более реактогенные. Врачи много делают, но мало об этом говорят. Если бы больше рассказывали, было бы больше доверия к нашей деятельности. Приведу несколько примеров, как за последние годы мы меняли вакцины. Ранее от туберкулеза, а он — большая проблема для Беларуси и некоторых соседних стран — мы прививали вакциной БЦЖ. Сейчас мы поменяли ее на менее реактогенную БЦЖ-М.

Следующий пример — вакцина от полиомиелита. Еще несколько лет назад это была живая вакцина в капельках (она содержит живой ослабленный микроб). Теперь мы полностью перешли на внутримышечное введение неживой полиомиелитной вакцины, которая, в отличие от предыдущей, не может вызвать вакциноассоциированные болезни. То же самое с прививками против кори, краснухи и паротита. Несколько лет назад использовали российскую вакцину. И эпидемиологи заметили, что выросло количество вакциноассоциированного паротита — свинки в легкой форме (припухание слюнных желез) после прививки. В связи с этим российскую вакцину заменили на европейскую «Глаксо». Таким образом, контроль за побочными реакциями ведется, и, когда их становится больше, вакцину меняют.

— От какого количества инфекций защищают прививки нашего национального календаря?

— От 12. Во всех развитых странах в последнее время идет расширение календаря. Я не устану повторять, что прививка — простой способ защитить ребенка от серьезных инфекций. Как доктор, который видит, как болеют непривитые дети инфекциями, от которых их имели возможность защитить родители, но не сделали этого, хочу сказать, что болезни эти очень серьезные. Казалось бы, где тот коклюш? Но каждый день в больнице, где я работаю, пару человек с ним найдется. Если это совсем маленький ребенок, приступы ночного закашливания выбивают из жизни всю семью. У ребенка первого года жизни дело может дойти до остановки дыхания. Год назад у нас в клинике был такой ребенеок, которого, к счастью, удалось реанимировать, но лечиться ему пришлось долго.

— Не рано ли делать прививки детям до года?

— И в Беларуси, и в Европе, и в США прививки стараются сделать максимально рано. Основное большинство начинают после двух месяцев. Почему, кроме гепатита В и туберкулеза, их не делают в первые дни жизни? В первые пару месяцев у ребенка имеются антитела, которые он получил от матери. И они циркулируют в крови, защищают от инфекций. И будут препятствовать развитию собственного иммунного ответа, если сделать в это время прививки. Поэтому большинство прививок делается в 2-3 месяца, когда количество материнских антител начинает снижаться. Не надо откладывать прививки до года или до тех пор, пока, по мнению родителей, иммунитет станет лучше. Родившись, ребенок имеет хорошо сформированные иммунные реакции.

Делать или нет

— Противники прививок часто приводят свои доказательства: они, якобы, ломают иммунитет, вызывают аутизм...

— Поо антипрививочников можно сказать две вещи: их мало, но они очень громкие. Я периодически веду амбулаторный прием, каждый день в клинике разговариваю с родителями. Противников прививок мало, есть люди, которые сомневаются и просят дополнительную информацию, чтобы принять собственное решение. И это правильно. Родители отвечают за здоровье ребенка. Поэтому они должны понимать риски того, что сделают и чего не сделают. Чем младше ребенок, тем сложнее проходят все инфекции. Если родители решают отложить прививку и дождаться, что что-то поменяется, то должны осознавать риск: они оставляют ребенка уязвимым в том возрасте, когда болезни проходят очень тяжело. Задача доктора — дать родителям информацию для размышления: о безопасности прививок, от чего они защищают, а решать родителям. То, что мы уходим от советского патерналистского подхода «Доктор сказал — пациент сделал», на мой взгляд, правильно. Я приветствую, когда родители задают вопросы.

— Нужно ли проходить дополнительные обследования перед прививкой?

— Для большинства прививок дополнительных обследований не требуется, так как они сегодня достаточно безопасны. Кстати, я всегда сравниваю частоту побочных реакций на прививку и жаропонижающее — ибупрофен или парацетамол. Родители, как правило, не знают, что прививки намного более безопасны, чем указанные средства. Важно не столько то, что мы делаем до прививки, сколько то, что после. Обязательно нужно посидеть под кабинетом врача полчаса. Ведь такое осложнение, как анафилактический шок, случается в первые минуты после прививки. У каждого доктора в кабинете есть вкладка необходимых медикаментов для таких реакций, и он знает, как их правильно ввести.

— Стоит ли делать прививку от гриппа?

— Прививка от гриппа защищает от гриппа, а не от других простудных инфекций. Часто родители ожидают, что ребенок не будет болеть ни какими простудными инфекциями. Это не так. Но почему важно защитить ребенка от гриппа? Это самая тяжелая простудная инфекция, от которой ежегодно в развитых странах умирают и дети, и взрослые. Кроме того, грипп у детей намного чаще, чем другие простудные инфекции, приводит к бактериальным осложнениям. 40% детей до трех лет после перенесенного гриппа заболеют острым средним отитом.

— Возможно, в ближайшие годы в нашем календаре появятся новые прививки?

— Обсуждается для включения в национальный календарь пневмококковая вакцина. Пока ее делают только детям из групп риска. Есть еще несколько вакцин из календарей тех стран, на которые ориентируется весь мир, например США или Великобритания. У них есть прививки от ротавирусной инфекции, ветряной оспы, папилломавируса, который может вызвать рак шейки матки. В нашем календаре их пока нет, но медицинская общественность обсуждает возможность их включения.

Елена КРАВЕЦ

Выбор редакции

Экономика

Как бизнес двигает политику

Как бизнес двигает политику

Конференция немецкого бизнеса «Евразийский экономический союз: значение, достижения, перспективы развития» прошла в белорусской столице. 

Общество

В Минске обсудили борьбу с отмыванием денег в Евразии

В Минске обсудили борьбу с отмыванием денег в Евразии

Белорусская «антиотмывочная» система вызывает определенный интерес у экспертного сообщества ЕАГ. 

Экономика

Насколько остра проблема контрафакта в Беларуси?

Насколько остра проблема контрафакта в Беларуси?

Поддельный алкоголь поступает к нам в основном через границу.

Общество

Как воспитать исследователя за школьной партой?

Как воспитать исследователя за школьной партой?

Почему все страны, которые развивают инновационную экономику, делают сегодня ставку на STЕM?