Вы здесь

Про нас и нашу жизнь сквозь призму чайной церемонии


Сегодняшний герой нашей рубрики еще в детстве увлекся культурой Страны восходящего солнца. Сейчас Святославу Гаевскому почти 50, у него жена-японка и двое детей. Они живут в Минске, но стиль их жизни довольно значительно отличается от принятого в среднестатистической белорусского семье. Святослав рассказал нам про японцев и белорусов, об умении видеть большое в малом и малое в большом и о том, что принципы чайной церемонии — это вообще о жизни...


«Японская осень - 2018». Крайний справа - Святослав Гаевский.

Оставил в комнате пустоту...

«Меня с детства тянуло к культуре Японии, Китая, Тибета... У отца было хобби — он занимался гравюрой. Поэтому мне часто попадались на глаза японские гравюры. А потом я увлекся спортом: самбо, дзюдо, далее каратэ — и через это тоже все больше и больше погружался в любимую страну.

Литературы тогда было мало. Основным ее источником был букинистический магазин, и мне приходилось с помощью шоколадок договариваться с продавцами, чтобы они звонили, если что-то появится. В юности меня серьезно захватила медитация, хотя, конечно, первые шаги были с ошибками, потому что не было учителя...

Философия японской культуры построена на понятии чистоты, простоты. Помню, как я все вынес из своей комнаты — оставил в ней пустоту. Спал на специальном мате на полу. Такой минимализм мне очень нравится и по сей день.

Я устроил токонома — нишу, которая есть в любом японском доме и где стоят цветы, обязательно сезонные, или висит картина, например. Но она не находится там круглый год, а выставляется в какой-то момент, потом убирается и ставится иная. Потому что даже самое талантливое художественное произведение, если оно находится постоянно перед глазами — мы даже пыль с него перестаем вытирать. Мы уже не видим его ценности...

То же самое, кстати, происходит и с людьми, например с родственниками. Лучше жить от них дальше и время от времени встречаться. Тогда мы бережем и ценим их. Это помогает поддерживать чистоту и порядок в отношениях с людьми».

Почти три года в Японии

«В 1994 году я вместе с единомышленниками создал «Хагакурэ». Сейчас это общественное объединение восточной культуры и традиций. Но сначала оно создавалось как спортивный клуб. Я тогда работал в федерации каратэ, тренировался сам, выступал как спортсмен и тренировал других. Позже, шаг за шагом, мы подключили историю, философию, искусство, чтобы знакомить и детей, и взрослых с выдающимся наследием Страны восходящего солнца. Для меня этот клуб стал образом жизни, у меня до сих пор нет разделения на работу и хобби, это все неразрывно связано.

В то же время, в 90-х, в Беларуси открылось посольство Японии, и мы начали сотрудничать с ним, проводить совместные мероприятия. Там я познакомился со своей будущей женой, она работала в посольстве.

Потом мы уехали в Японию, почти на три года. Я проходил там стажировку по каратэ. Некоторые японские каратисты для меня были живыми легендами, почти богами, и вот я приехал и увидел их воочию, этих недосягаемых людей. Мы рядом потели в спортзале, я чувствовал на себе их удары на тренировке... Это чувство невозможно передать словами!

Там родился наш старший сын. А через год после его рождения мы вернулись в Беларусь».

Там вы не натыкаетесь на «шипы»

— Много людей из тех, кто побывал в Японии, говорят, что это другая планета...

— Мне там было очень легко и комфортно. Когда спрашивают, что там посмотреть, куда сходить, я отвечаю: забудьте про всякие планы, просто углубляйтесь в ее атмосферу. С японцами очень комфортно. Они корректно себя ведут, точно придерживаются правильной дистанции, никогда не навязываются. Там большие потоки людей в метро, ​​автобусах, на улице, но при этом вы не чувствуете, что сталкиваетесь с кем-то, не чувствуете себя зажатым. Здесь у нас, бывает, два человека идут по широкой улице и порой не могут разойтись, чтобы не задеть друг друга. В метро такое ощущение, что каждый пытается выставить локти перед собой, как ежи колючки... Мы вроде стараемся занять как можно больше места. Японцы занимают меньше места в пространстве, чтобы освободить его для других. Поэтому там даже в толпе чувствуешь себя комфортно.

Там люди на улице не выказывают ни негатива, ни позитива, они «убирают» свои эмоции и просто принимают реальность: «это есть, и все». И принимают вас как часть этой реальности. Поэтому вы не натыкаетесьна «шипы»...

В Японии практически каждый день землетрясение — там происходит около тысячи толчков в год. Меня восхищает, как стоически люди принимают эту данность. А потом объединяются, сплачиваются, чтобы восстановить то, что было разрушено, и этот процесс у них очень четко организован. Все помогают, спасают друг друга.

Путь чая.

Это не медленно, это мы стали очень быстрыми

Япония меняется, но уклад, традиции остаются. Их атмосфера, дух живет в каждом японце.

Меня всегда очень привлекала чайная церемония. Не чай сам по себе, а церемония как практика. В двух словах сложно о ней рассказать. Она является синтезом практически всех японских искусств. Вы должны хорошо разбираться в посуде, каллиграфии, аранжировке цветов, садоводстве... Подготовка чайного действия обязательно связана с сезонами и временем его проведения.

Есть такое понятие — Ва Кэй Сэй Дзяку — четыре принципа чайной церемонии, и мне кажется, это то, как вообще должен жить человек.

Ва — гармония, Кэй — уважение, Сэй — чистота и Дзяку — спокойствие. В соответствии с этими принципами выстраиваются не только отношения между людьми, которые там присутствуют. Эти принципы пронизывают вообще все. Например, они относятся к посуде. Черная кружка не может стоять на черной полке, это будет неуважение к ней — нужно подчеркнуть ее.

Уважение к природе — вы берете чая ровно столько, сколько нужно. Украшаете комнату не пышным букетом, а берете всего несколько цветов, которые цветут именно в этом сезоне.

Чай воспринимается как глоток того, что нам дала земля, природа, солнце, и его вкус мы разделяем все вместе. Вообще, задачей чайной церемонии является, чтобы группа людей прожила этот момент как одно целое. Это чайное самадхи — единственное бессознательное, общее...

И насчет ритма. Иногда спрашивают: почему так медленно? На самом деле это не медленно, это мы стали очень быстрыми. Мы бежим, разговариваем по телефону, едим на ходу банан — ничего не замечая, не чувствуя вкуса. А где мы сами во всем этом и зачем это все? Ведь на самом деле в тот момент, когда мы спешим, жизнь проходит мимо нас.

Ити-го ити-э — в переводе это означает что-то вроде «каждая встреча единственная». И каждое мгновение нашей жизни — единственное, и нужно насладиться им, прожить его по полной. Проводя медленный чайный ритуал — готовя чай, углубляясь в каждое движение, его последовательность...

— У вас это получается?

— Во время чайной церемонии — да. В жизни я тоже стараюсь, но тут уже не всегда.

Общественное объединение восточной культуры и традиций «Хагакурэ» — это культурное пространство, которое предлагает всем желающим открыть для себя всю многогранность японской культуры. Для этого людьми, влюбленными в Японию всей душой, создан целый спектр образовательных программ: обучение японскому языку, боевым искусствам, чайной церемонии, искусству икебаны, основам дзадзен-медитации и др. Здесь проводятся творческие мастер-классы, учебно-тренировочные семинары и турниры, а в арт-кафе при центре можно освоить традиционную японскую акварельную живопись, оригами, мангу и многое другое.

Принцип «омотэнаси» — высшее проявление уважения к гостю

Чайная церемония формировалась пятьсот лет. И на самом деле главное в ней — это гость. Вы углубляетесь в ритуал и становитесь одним целым — вы, чай и другой человек. Глоток чая — это передача от сердца к сердцу. Если делать все осознанно, в этом заключена большая энергетика, целый космос...

Мы невнимательны друг к другу. Я редко слышу в Минске простые, но очень важные вещи. Сколько раз в день вы слышите «извините» или «спасибо», или «пожалуйста»? Вам наступят на ногу и не извинятся.

В чайной церемонии есть понятие «омотэнаси» — оно означает высшее проявление уважения к гостю. Надо сделать все для этого. Когда ко мне домой придет гость, я отношусь к нему очень бережно и стараюсь, чтобы он наслаждался. И когда я нахожусь на своем рабочем месте и приходит другой человек, я так же должен относиться к нему — как к гостю. И удовлетворить по максимуму его просьбу.

Но если перенести это на нашу повседневную жизнь... Вот вы приходите в магазин. Относятся к вам там с должным уважением, как к желанному гостю? Очень редко. Таким образом мы теряем уважение к человеку и к профессии. Вот такие маленькие простые вещи — «спасибо, извините, пожалуйста». Но за ними — то, что мы имеем в итоге.

— Хотели бы вы жить в Японии, где все это есть?

— Ну, если бежать туда, где все есть... Мы тогда всегда будем бежать куда-то. Потому что нам всегда будет чего-то не хватать. Поэтому нужно просто быть там, где вы есть. Принимать эту реальность. И если можно изменить ее — менять.

И пару вопросов в конце

— Легко ли жить с женой-японкой? Вы люди разных культур, менталитетов...

— У нас не было никаких разногласий на этой почве, никаких проблем. А в обычной жизни всегда будут возникать какие-то вопросы. Я думаю, если взять обычную нашу белорусский семью, там будут те же сложности и проблемы. И мне кажется, что с моим образом жизни белорусской девушке было бы намного сложнее со мной, чем японке. (Смеется.) Сидеть на полу, спать на татами...

— И, традиционно, о суши...

— Меня иногда спрашивают, где в Минске можно съесть хорошие суши. Я здесь суши не ем, потому что здесь нет кухни. Мы имитирует суши, даже не суши, а роллы. Но у них нет японского вкуса, да, что-то напоминает, но издалека... В Японии все по-другому: другой вкус, сочетания, я бы сказал, другая душа у суши. У нас они даже клеятся не так. Рис должен быть «с воздухом», а у нас его прессуют. Это потому, что если вы приедете в Японию учиться искусству готовить, то первый год вы будете мыть посуду и убирать, на второй — чистить овощи... и так далее. Там учиться на повара нужно 10 лет, а у нас иногда достаточно двух месяцев. Если бы у нас появилась хоть одна японская сеть ресторанов, то, наверное, можно было бы и попробовать что-то, что соответствовало бы японскому качеству и традициям. Но пока таких нет.

Светлана Бусько

Кстати

Сейчас в Беларуси проходит ежегодный масштабный фестиваль «Японская осень» (участие в его организации принимал и Святослав Гаевский), где все желающие могут поближе познакомиться с обычаями Страны восходящего солнца.

Мероприятия в рамках фестиваля продлятся до 29 ноября, они организованы в шести городах — Минске, Борисове, Гродно, Витебске, Могилеве и Гомеле. Гостей ждут лекции и мастер-классы, концерты и кинопоказы, выставки и спортивные соревнования.

Выбор редакции

Общество

Чем живет Фаниполь — самый молодой город Беларуси

Чем живет Фаниполь — самый молодой город Беларуси

Сегодня в Фаниполе зарегистрировано 16 318 жителей.  

Общество

Приобретут ли у хозяев старые дома?

Приобретут ли у хозяев старые дома?

Одельский сельский совет, что в Гродненском районе, можно назвать воротами в Евросоюз. 

Общество

Время, образование, зарплата — 3 проблемы многодетных мам. Как преодолеть?

Время, образование, зарплата — 3 проблемы многодетных мам. Как преодолеть?

Размеры детских выплат бывают даже больше зарплаты.  

Общество

Психолог рассказывает, как найти общий язык с подростком

Психолог рассказывает, как найти общий язык с подростком

Переходный возраст не только испытывает на прочность самого подростка и его родителей...