Вы здесь

Как работали лесные типографии


В Ильянскую комендатуру попал один из номеров партизанского издания.

Откуда это? — удивился комендант. Из-за фронта?

Нет, объяснили ему. Это партизанская продукция.

Комендант пожал плечами.

— Не понимаю! Для типографии же нужно большое здание, машины. Откуда они могли найтись в лесу?

Действительно, выход или нет каждого издания на оккупированной территории — как маленькое чудо. Многие газеты печатались в землянках или вообще под открытым небом. Оборудование для лесных типографий часто отвоевывали у врага или тайно выносили из немецких типографий. Полезными военными трофеями были краски и бумага.


Портативная пишущая машинка партизанского отряда имени Кирова, который действовал на территории Порозовского и Волковысского районов.

Так, для типографии газеты «Красное знамя» были вынесены с немецко-фашистского гарнизона Борисова десять пудов бумаги и восемь килограммов краски. Долго партизаны искали способ, как проникнуть в здание логойской типографии, где расположилось одно из фашистских учреждений и куда вход был строго запрещен. Наконец благодаря комсомолке Н. Рудак, которая устроилась «на службу» к оккупантам, удалось вынести около двух пудов шрифта. В августе 1941 года партизаны заняли типографию в районном центре Любань и на базе добытого оборудования и полиграфических материалов создали типографию подпольную. В январе 1943 года она пополнилась шрифтами и другими материалами из немецкой типографии, захваченной после разгрома гарнизона в Краснослободском районе.

Партизаны отряда «Искра» вывезли шрифты и прочее типографское оборудование из Лиды. Сегодня можно только удивляться их смелости и дерзости. Например, средь бела дня они под носом у фашистов везли в лес краску, добытую из Лидской типографии — ведро с ней просто подвязали под возом и выдавали за «коломазь».

Часто лесные журналисты верстали номера вблизи мест, где шли бои партизан с немецкими карательными отрядами. В частности, об этом после войны вспоминал редактор газеты «Сталинец», типография которого находилась в размещении партизан Гресского района (возле Слуцка). Газета набиралась в шалаше: «Зона размещения отрядов, в том числе редакции и типографии, неоднократно подвергалась обстрелам из фашистских самолетов. В конце сентября 1943 года во время стоянки в лесу, в районе Шантаровщины, в моменты налета вражеских самолетов печатание газеты и листовок не было задержано ни на минуту. Когда гитлеровцы наступали на лес, работники типографии и редакции держались вместе и сохранили все типографские и редакционные материалы. Во время набора праздничного номера газеты за 7 ноября 1943 года № 23 (723) партизанской разведкой было доложено о появлении крупных сил противника. Редакция переехала вглубь леса, и ночью при свете костра был закончен набор и напечатан праздничный номер газеты. В эту же ночь по радио было принято сообщение о взятии нашими войсками Киева и помещено в праздничном номере газеты. После переезда на зимнюю стоянку в конце ноября 1943 года возникло много трудностей из-за холода, но газета выпускалась регулярно. В конце декабря 1943 года крупная карательная экспедиция фашистов устроила поход против партизан. Бои велись недалеко от размещения подпольной редакции и типографии. В это же время печаталось обращение Гресского подпольного РК КП (б) Б к партизанам, партизанкам и трудовой кодекс Гресского района, в котором они призывались к еще более активной борьбе против немецких оккупантов. К концу боя листовки были напечатаны и разосланы по отрядам, просто на позиции».

Во вражеском тылу журналисты должны были всегда быть готовы к внезапному нападению врага. При крупных карательных операциях, если по силам партизаны уступали, снаряжение редакций, которое ценилось не меньше, чем оружие, выносилось с собой. Если же это было невозможно, типографии приходилось прятать. Так, когда фашисты вынудили партизан соединения Гресского района к отступлению, журналистам типографии газеты «Сталинец» пришлось на некоторое время закопать типографию в землю. Блокада длилась десять дней, и только после того как она была снята, редакция снова возобновила работу.

Часто редакции не имели постоянных адресов, перемещались по лесам и болотам вместе с отрядами, но при этом письма корреспондентов (ими могли быть и партизаны, и крестьяне) всегда доходили, куда надо...

Касса со шрифтом типографии Скидельской подпольной газеты «Красное знамя».

Партизанская сообразительность

Если не хватало оборудования, сотрудники лесных типографий пытались делать все необходимое из материалов, попадавшихся под руку. Из деревьев вырезали буквы, из коры и линолеума делали клише для карикатур, карт, рисунков. В 1970 году журнал «Маладосць» напечатал воспоминания Бориса Сосновского, бывшего ответственного секретаря подпольной газеты Логойского РК КП (б) Б «За Советскую Беларусь»: «Сделать наборную кассу попросили столяра Григория Бохана, который жил в деревне Заречье. В качестве талера использовали плиту из взорванного фашистами дота. Для нажимного пресса взяли барабан от обычной молотилки, пооткручивали с него зубы, обтянули несколько раз сукном. Вот и вся печатная техника».

Помощь партизанам оказал ЦК компартии Беларуси. В тыл врага было заслано большое количество полиграфической техники. Естественно, что прежние громоздкие машины не подходили для лесных типографий. Необходимо было создать новое оборудование. По специальному поручению механик «Полеспечати» Федор Пильциенко в декабре 1942 года сконструировал портативную печатную машинку, которая подходила для условий подполья. Она была более легкой (около 12-15 килограммов), ее можно было быстро спрятать. Начальник Центрального штаба партизанского движения Пантелеймон Пономаренко принял меры для того, чтобы как можно скорее доставить новинку подпольным белорусским типографиям. В течение 1943 года в тыл врага было направлено свыше 160 таких машин.

За два года на оккупированную территорию Беларуси было переправлено также около 150 тонн бумаги и около 100 наборщиков и печатников.

Одновременно над портативной печатной машиной работал и инженер московского ремесленного училища Новиков, который сконструировал второй вариант.

Иногда и в самих отрядах находились умельцы, которые колдовали над оборудованием для типографий. Например, печатникам много забот доставляли валики для наката краски — часто плавились. В одном из отрядов партизанский полиграфист Борис Перельман с помощью специалистов по оружию произвел специальную форму и сам делал удобные валики, которыми снабжал редакции нескольких газет.

К тому же журналисты часто помогали своим коллегам. В одной и той же типографии могло издаваться несколько газет. В 1963 году бывший сотрудник подпольной газеты К. Хруцкий на страницах «Сельской газеты» вспомнил, как однажды, возвращаясь с задания, партизаны принесли в штаб найденный в деревне довоенный номер толочинской газеты «Красный хлебороб» за июнь 1941 года. И командование бригады, и руководители подпольного райкома решили организовать выпуск партизанской газеты с таким же названием. Комиссару отряда имени Александра Невского, бывшему редактору «Красного хлебороба» Алексею Пахомовичу было известно, что в Толочине во дворе редакции закопан шрифт, печатная машинка и кое-что из оборудования типографии. Вот только в помещении редакции с приходом немцев расположилась жандармерия. Пробраться туда было сложно. Но связные откопали ночью тайник и принесли часть шрифта. Правда, для выпуска газеты этого оказалось недостаточно. За помощью журналисты обратились к партизанам бригады «Дяди Коли», которая имела свою типографию. Там и был напечатан первый номер «Красного хлебороба».

«А в одну из июньских ночей над местом расположения бригады закружился самолет. На заре партизаны подобрали в кустах у речки два больших тюка. В них мы нашли комплект шрифтов, портативную печатную машинку, линейки, верстаки, краски. Радости нашей не было границ. С этого дня у нас была создана своя «лесная» типография», — рассказывал Хруцкий.

Кстати, газета и листовки из этой типографии попадали в 180 населенных пунктов, в том числе и такие, где находились крупные вражеские гарнизоны.

Касса-рубашка со шрифтом. Такие рубашки получали подпольные типографии Гродненщины из советского тыла.

Сводочку нам...

Редакции газет, как правило, располагались там, где работали подпольные райкомы партии. Естественно, у журналистов была возможность одними из первых получать важные новости. В гости к корреспондентам заходили руководители партийных и комсомольских организаций, командиры отрядов.

Чтобы не разочаровать читателя и дать ему оперативную информацию, журналистам приходилось работать и ночью при свете газовки. Например, для «Молодого мстителя» местные материалы набирались днем, а материалы, полученные из советского тыла, сводки Совинформбюро — ночью. «Помню, как всю ночь с 6 на 7 ноября 1943 года я принимал по радио материал о 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Помогал мне Федор Анисимович Сурганов. Он точил карандаши, вычитывал записанный материал, передавал его в типографию и поддерживал огонь в лампе. Прием передачи был закончен только к шести часам утра. Скоро был набран номер. А когда наступил рассвет и партизаны, находившиеся в лагере, начали собираться на праздничный лесной митинг, газета уже была напечатана», — вспоминал бывший сотрудник партизанской газеты Г. Гужавин.

Свежие номера мгновенно расходились.

Клише на дереве. Сделанное для подпольных газет партизаном Лидского соединения Е. В. Рязановым.

«Редакция располагалась на лесной поляне под навесом, укрытым еловой корой. Под ней — одна наборная касса и станок для отпечатков, — вспоминал М. Войтенков, бывший литсотрудник газеты «Большевистская правда», которая выходила в бригаде «Дяди Коли». — Газеты еще печатались, а к типографии и редакции один за другим на лошадях подъезжали связные, распространители печати.

— Сводочку нам быстрее, сводочку, — просили они. И жадно, по несколько раз, чтобы запомнить, прочитывали сводку, материалы, помещенные в газете...

Освободившись от редакционной работы, редактор, литсотрудник, наборщик и печатники брали газеты и листовки, сводки, обращения и несли их в деревни, поселки, города».

Для распространения лесной прессы специально подбирали людей, которые расклеивали газеты не только на столбах и стенах домов, но и проникали в фашистские администрации. Необходимы были издания агитаторам, которые собирали по деревням крестьян и организовывали громкие читки. Собственно и сами партизаны доставляли такую ​​почту людям.

 

«Разведчики, подрывники, боевые подразделения не хотели идти на боевые операции без газеты. Каждый старался захватить с собой как можно больше экземпляров «Молодого мстителя». Но поскольку ее тираж был ограничен из-за нехватки бумаги, партизаны считали своим долгом, возвращаясь с боевого задания, приносить хоть немного бумаги», — читаю в книге «Партизанские были».

Бумагу не только захватывали у врага, но и собирали у населения. Если будете работать с партизанскими газетами, которые закажут в Национальной библиотеке, либо просматривать их благодаря электронному изданию, заметите, что отдельные номера напечатаны на разлинеенной бумаге. В то время в дело шли ученические тетради, обои, оберточная бумага. Из-за нехватки сырья тираж подпольных газет был небольшим. Да и формат лесной прессы был в половину, четверть, а то и на 1/8 обычной газетной статьи.

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

В мире

Почему Дональд Трамп захотел приобрести Гренландию?

Почему Дональд Трамп захотел приобрести Гренландию?

Сейчас эта автономная территория входит в состав Королевства Дания

Общество

Рассказываем, как организована медпомощь в Поставах

Рассказываем, как организована медпомощь в Поставах

Самом отдаленном от областного центра районе страны.

Общество

Школы Гомельщины прошли проверку на готовность к учебному году

Школы Гомельщины прошли проверку на готовность к учебному году

В этом году в дошкольные учреждения района придет 2700 малышей.