Вы здесь

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города


Урбанистическое пространство, какое бы экологически ориентированнон оно ни было, — территория бетона, стекла и металла, многоэтажных комплексов, стен сдержанных цветов. Тем более яркими и жизнерадостными выглядят на этом фоне проявления уличного искусства: муралы на фасадах, креативно оформленные двери, стены, лестницы, трансформаторные будки, пролеты мостов, украшенные трафаретами ограждения... Объектом стрит-арта может стать хоть обычная скамья, гигантский валун или автобусная остановка — вспомним «остановка Адамовича» в Глуше, о котором ранее писала наша газета. Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием, известным также как KОNTRА, — одним из тех, благодаря кому белорусские города (и не только) лишаются серости.


«Мне кажется, как раз медиа и разделили понятия граффити и стрит-арт, — говорит участник художественного объединения «TАKTАK» Александр Kоntrа, с которым мы встречаемся буквально на рабочем месте — в почти завершенных интерьерах столичного кафе. — На самом деле это части целого, и разница только лишь в том, что граффити — прежде всего шрифты, желание обозначить свою территорию, а стрит-арт ближе к живописи, им занимаются не только новички, но и высокопрофессиональные художники, а если речь о муралах, то рисунки обязательно с подтекстом, с определенным посылом, который художник несет зрителям».

В белорусских реалиях есть и еще одно отличие: граффити, как правило, выполняются несанкционированно и городскими властями рассматриваются как мелкое хулиганство, в то время как муралы чаще всего изображают на законных основаниях, с разрешения и одобрения районной администрации. Понятно: мало кому хочется, чтобы рисунок, над которым приходится работать не один день, сразу закрасили «ЖЭС-артом», поэтому согласование — хоть и не самый быстрый, но зато надежный путь сохранить уличную картину на долгое время.

— С чего начинался стрит-арт для вас, если учесть, что за плечами — архитектурный факультет БНТУ?

— Честно признаюсь, художественного образования у меня нет, — улыбается собеседник. — Свою первую работу я нарисовал в 2000-м, когда еще жил в деревне в Брестском районе. Мы с ребятами увлеклись брейк-дансом и хип-хоп-культурой. Кто-то потом начал танцевать, кто-то, начитавшись статей в «Музыкальной газете», сам пробовал писать хип-хоп-тексты, а нас с друзьями заинтересовали рисунки. Ну и однажды решились сами нарисовать что-то подобное.

— В деревне к этому отнеслись проще, чем в городе, или также обозвали хулиганами и приказали закрасить ваши проделки?

— Намного проще. Наша тусовка состояла из обычных, ничем не примечательных парней — только что хорошо учились, были такими, знаете, «ботанами». А здесь сделали рисунок на стене стадиона — она ​​была ужасно побеленная, страшная, словом, испортить ее было невозможно — и на следующее утро вся школа, включая учителей и директора, собралась посмотреть. Сразу скажу: ничего нам за это не было, посчитали мальчишеским озорством, но сверстники зауважали.

— Первую серьезную работу вспомните?

— Портрет Владимира Короткевича, изображенный в 2014-м в рамках художественной акции Must Асt — Must Аrt в Рогачеве. А самая любимая?.. Не знаю, сегодня — одна, завтра — другая, потому что я не люблю стоять на месте. Есть работа, которую я только мечтаю сделать, но еще не приступил, — идея связана с моей бабушкой, эскиз уже давно есть, но я все ждал, пока наработаю опыт, усовершенствую как следует технику.

Минск.

— Александр, размер имеет значение? Что проще рисовать: большой мурал на фасаде многоэтажного дома или, скажем, «обертку» для трансформаторной будки или подъезда?

— Знаете, чтобы «хайпануть» — ох, не люблю это слово, — вызвать ажиотаж, необязательно делать изображение больших размеров. Например, чем прославился Bаnksу (уличный художник, режиссер и политический активист из Англии, лица которого никто не видел, а некоторые остросоциальные арт-работы оцениваются в миллионы долларов. — Авт.)? Маленькими работами, которые имеют сатирический посыл... Поэтому мне интересно заниматься самыми разными направлениями, от дизайна упаковки до иллюстраций, от открыток до муралов, и каждый новый опыт чем-то обогащает, он интересен и полезен.

— После фестивалей уличной культуры Urbаn Mуths и Vuliса Brаsil стрит-арт, по крайней мере в Минске, многие приняли и полюбили. А насколько сложно согласовывать, получать от города разрешение на каждую работу?

— Если ты имеешь идею и можешь ее обосновать, объяснить, то не очень трудно. Я всегда за поиск компромисса архитектуры и стрит-арта, за то, чтобы работа вписывалась в контекст, была кстати. Граница между тем, чего хочет художник, к чему он стремится, и тем, чего хотят жители города и люди, которые согласовывают предлагаемые проекты, очень тонкая, и я понимаю обе точки зрения. Иногда собственное «я» побеждает, и художник решает, что больше не будет выполнять, скажем так, коммерческие работы для кого-то, чтобы «не становиться масскультом». Однако я не придерживаюсь таких убеждений — и пусть лучше меня вычеркивают из списков белорусского стрит-арта и записывают в оформители, но я сам решаю, чем хочу заниматься, не гонюсь за скандальным именем. Когда-то меня манило граффити, был интересен весь этот адреналин запрещенности, потом был определенный застой, потом — период увлечения архитектурой, дизайном и др. Главное — я нашел гармонию, и мои работы не имеют политического подтекста, не содержат какой-то «жести» , которая шокирует или раздражает. Мне нравится, когда люди в разных городах, от Воложина до Кличева, от польского Хелмно до нашей Малориты, выходя на улицу и глядя на мои работы, могут просто улыбнуться и поднять себе настроение.

Этим летом я рисовал в Хелмно, это провинциальный городок недалеко от Гданьска, а моя напарница Маша Рудаковская — в Муравленко, это Ямало-Ненецкий автономный округ России, и я, просто сидя на подмостях, ради интереса посмотрел в «Гугле», что между нами около 5 тысяч километров.

Кличев.

— Одна из ваших визиток — «птичья» серия.

— Когда Карина Соловей из ОО «Ахова птушак Бацькаўчшыны» предложила мне совместный проект, невольно пришлось стать орнитологом, — смеется художник. — Мне кажется, это очень крутая идея — увековечить в каждом районе свою птицу-символ: зимородков в Воложине и Ивенце, ушастую сову и гоголя в Минске, сойку в Кличеве, жаворонка-сметюха в Малорите... Важно, что средства на эти проекты каждый раз собираются хором, их жертвуют сами люди, которые хотели бы увидеть такие муралы на фасадах, местные власти тоже идут навстречу, — и огромное спасибо всем, кто поддерживает этот проект и позволяет продолжать его.

Кроме того, в этом году художники творческого дуэта TАKTАK поучаствовали еще в нескольких интересных проектах: в Глуше появился остановка Алеся Адамовича, а в Столбцах — четыре огромных открытки-мурала на многоэтажных домах, связанные с различными временами года, четырьмя Коласовскими местами (Акинчицы, Ласток , Альбуть, Смольным) и строками поэта. Чем более детально прорабатывают рисунок, тем больше времени нужно на его выполнение. На каждый из мурала в Столбцах понадобилось до 6-7 дней, а на реализацию всего проекта — около полугода; надо было как следует информационно подготовиться, чтобы понять идею, подобрать краски, собрать в голове «конструктор», как это будет выглядеть.

Сколько времени «живет» стрит-арт? Граффити сотрудники коммунальных служб могут зарисовать и через два часа, а судьба мурала зависит прежде всего от качества красок — например, российские и китайские быстро выцветают, испанские или немецкие не теряют яркости до 710 лет.

— Стрит-арт — больше об идее, художественной самореализации, чем о коммерцию?

— Для меня самого было странно, но стрит-арт может быть полностью прибыльным занятием. Но следует помнить, сколько времени и средств уходит на создание одного мурала: эскиз, согласование, недешевая краска, материалы и др. Конечно, есть сезонность, поздней осенью и зимой никто не будет делать мурал, но тем интереснее вынашивать новые замыслы и ждать следующего сезона, а в перерыве заниматься чем-то другим.

Польский Хелмно.

— Как-то вы давали мастер-классы для детей в школах и детских домах. Как впечатления?

— На самом деле с детьми очень интересно работать, даже веселее, чем с некоторыми художниками. Помню, сделал контуры будущего рисунка, показал, как работать с насадкой на баллон со спреем, чтобы не закрасить себя и других, выдали мы школьникам перчатки, маски и дали полную свободу действий. Обычно за день у меня получается «слить» от 40 до 80 баллонов, потом просто «умирает» палец, которым нажимаешь на кнопку, и уходишь никакой. А дети с таким энтузиазмом взялись за дело, что сделали то же за полчаса. Рисовать, как дети — это еще надо уметь и иметь талант. По крайней мере, они делают это от души и их ум еще не забит бытовыми проблемами, страхом что-то испортить.

— Многие подростки стремятся попробовать свои силы в стрит-арте. Дадите несколько советов начинающим: что нужно делать, а чего, наоборот, не стоит?

— Главный совет — рисуйте, если не можете не рисовать. Для меня граффити — это была не мода, а любовь с первого взгляда. Мы с друзьями приезжали на Брестский вокзал и перерисовывали в свои тетради изображения на поездах, которые приходили из Польши, а в школе на переменах тоннами рисовали эскизы. Так что я уверен: если человеку нравится стрит-арт, то он любыми путями найдет для себя информацию и возможности, найдет краски — это раньше их было не достать, а теперь — на любой вкус. Так что — рисуйте, рисуйте, совершенствуйтесь и не останавливайтесь. И второй совет: для начала, чтобы набить руку, можно повторять другие работы, но потом — не создавайте себе кумиров, ищите свое. Лучше делать плохо, но по-своему, и с течением времени количество перейдет в качество. Насчет того, чего не следует делать... Я люблю граффити, мне нравилось чувство адреналина от того, что делаешь что-то нелегальное, а потом — наверное, повзрослел и понял, что за свои поступки нужно отвечать. И поэтому новичкам советую: не совершайте чего-то, если не готовы нести за это ответственность. Имею в виду не только работу в рамках закона, а вообще человеческую адекватность, умение договариваться с другими. Если этому научиться, к вам начнут притягиваться такие же адекватные люди, и жизнь станет намного более простой и приятной.

Кстати

Не путайте стрит-арт и граффити: второе — часть первого, но не наоборот. Как шутят некоторые художники, разница в деньгах: граффити — то, за что ты заплатишь (штраф), стрит-арт — то, за что тебе заплатят.

Столбцы.

Беседовала Виктория ТЕЛЕШУК

Фото из архива художника и из открытых источников

Выбор редакции

Общество

Чем живет Фаниполь — самый молодой город Беларуси

Чем живет Фаниполь — самый молодой город Беларуси

Сегодня в Фаниполе зарегистрировано 16 318 жителей.  

Общество

Приобретут ли у хозяев старые дома?

Приобретут ли у хозяев старые дома?

Одельский сельский совет, что в Гродненском районе, можно назвать воротами в Евросоюз. 

Общество

Время, образование, зарплата — 3 проблемы многодетных мам. Как преодолеть?

Время, образование, зарплата — 3 проблемы многодетных мам. Как преодолеть?

Размеры детских выплат бывают даже больше зарплаты.  

Общество

Психолог рассказывает, как найти общий язык с подростком

Психолог рассказывает, как найти общий язык с подростком

Переходный возраст не только испытывает на прочность самого подростка и его родителей...