Вы здесь

Как выселяют тех, кто не оплачивает коммунальные услуги


Людмиле 62. Она живет в однокомнатной квартире, которая оформлена в собственность не до конца. Здесь давно отключены электричество и холодная вода. Около трех лет она не получает пенсию, так как потеряла паспорт, родственников не имеет. За коммунальные услуги женщина должна около трех тысяч рублей... Хозяйка столичного жилья, долг которой приближается к 7000 рублей, уже два года как умерла, а долг остался. Квартира все это время стоит открытая. Родственники не спешат принимать такое наследство, продолжая жить в общежитии... Подобных историй в «коммунальной» жизни большого города хватает. Но почему-то злостные неплательщики уверены, что к крайней мере — выселению из жилплощади — никто прибегать не будет. А зря. В этом довелось убедиться, понаблюдав за одним таким выселением в Первомайском районе столицы. 46-летняя Ольга жила в арендной двухкомнатной квартире, за которую задолжала государству почти 4000 рублей. Несколько дней назад она лишилась столичной регистрации и фактически оказалась на улице.


Вас выселяют, как раз сейчас

Половина десятого утра. Ольга дома с подругой Татьяной. Стук в дверь. Пришли должностные лица. Хозяйка впускает нас всех в квартиру. В воздухе сильный застоявшийся табачный смрад. Жилье неухоженное и запущенное, некогда побеленный потолок на кухне черный, однако двери-окна целы, даже букет хризантем в вазе... заношенное белье на непокрытых диванах и мягкие звери-игрушки на столе. Магнитики, приклеенные к плите, игрушечный деревянный домик... Грязно, но не страшно.

Думается, женщина не удивлена ​​приходом такой делегации, хотя старается показать, что для нее это неожиданность:

— Я ничего не знала. Письма никакие не получала. У нас вон даже ящика почтового нет, содрали со стены, посмотрите.

— Такие бумаги мы высылаем заказными письмами, их надо забирать с почты. Сегодня мы вас по закону выселяем. Неполучение корреспонденции не освобождает от ответственности, — объясняет ей Ксения Коршак, судебный исполнитель отдела принудительного исполнения (АПВ) Первомайского района, показывая судебное предписание на выселение.

— Так мне на руки никто не выдавал никаких писем. Я же должна была за них расписаться.

Замечание Ольги подтверждает, что она, как и многие должники, считает, что если почту не получать, то вроде бы ничего и не должны, а государство попугает, но ничего не сделает, обойдется как-нибудь. О том, что оплачивать коммунальные услуги нужно предварительно, просто чтобы их получить, как это делается во многих странах, а не через месяц после их потребления, — как у нас, они даже слышать ничего не хотят.

Сначала судебный исполнитель дает хозяйке время до 21 ноября, чтобы собрать вещи и вывезти их из дома, так как то, что останется, уже не будет ей принадлежать.

— Вы вообще собираетесь вывозить вещи?

— Я думаю, меня не выселят.

— Вас уже выселяют, вот как раз сейчас.

— Так а куда ей идти? — возмущается подруга Татьяна. — Это как бомж получается? С какой стати?

Когда я спрашиваю, не сможет ли она дать временный приют Ольге с вещами у себя, отвечает: «У меня своя семья, и дети, и внуки».

— А если я подам апелляцию и докажу, что не получала корреспонденцию?

— Судебное решение вступило в законную силу и не подлежит обжалованию. У вас было на все это время. Теперь идите в юридическую консультацию и выясняйте, что к чему, если хотите, однако это жилье вы уже не вернете, — говорит Ксения Коршак.

Ольга утверждает, что с лета платит по 120-150 рублей из своего заработка. Действительно, с июля она устроилась уборщицей на завод по договору подряда, вечером еще в кафе подрабатывает посудомойкой. Однако это случилось уже после суда, куда она не явилась, и который выдал предписание о выселении.

Вопрос, почему женщина трудоспособного возраста, которая имеет руки и ноги, не пошла на работу раньше, в этой ситуации, скорее, риторический. Как и попытка узнать, почему она не приватизировала квартиру. Не хотела быть собственником? Пусть себе. Однако когда стало известно, что кроме коммуналки придется платить еще и за пользование жильем, которое находится не в собственности, можно было подумать, что суммы увеличатся? И не надо говорить, кто там те указы читает — слухами мир полнится — все знали о сроках на приватизацию и последствиях разделения жилья на приватизированное и коммерческое.

— Не стойте, собирайте вещи, не задерживаете наше время. Иначе выйдете в том, что на вас надето, — присоединяется к разговору только что подойдя Диана Хлебинская, ведущий юрисконсульт сектора организационно-кадровой правовой работы предприятия «Домэнергосервис» — собственника квартиры должника.

Все надежды на отсрочку для Ольги исчезают, она начинает собираться.

Собрать 30 лет жизни за два часа

Женщина до последнего не верит, что это ее последние минуты в квартире, где она прожила 30 лет. В глазах отчаяние, слезы, надежда... У меня самой комок в горле, хотя понимаю, что уговоры, объяснения и письма к Ольге приходили не один год, прежде чем ситуация докатилась до последней точки. Она не приходила на встречи с судебным исполнителем, не явилась на суд. Просто не хотела ничего менять и не верила, что ее действительно в конце концов выселят.

— Насчет погашения долгов с Ольгой неоднократно общались сотрудники милиции, РСЦ, объясняли и рассказывали, что ее ждет, и что ей нужно сделать. Долги у нее были все время, а это не один год, и даже не десять. Периодически она что-то платила, однако задолженность до конца так и не погашалась, — говорит Марина Корбут, заместитель начальника расчетно-справочного центра (РСЦ) № 6 Первомайского района. — Она не работала, на что существовала — неизвестно. Как-то пришли с милиционером к ней, а она на скамейке перед подъездом лежит нетрезвая. Забрали ее в вытрезвитель. А что с ее возьмешь?

— Я не понимаю, что мне делать, — начинает плакать Ольга. — Дайте мне время до 21-го, может, я найду деньги на оплату.

— У вас было время исправить ситуацию еще до июньского решения суда, на который вы не явились. Исполнительное производство в отношении вас возбуждено 12 сентября, и давно вышли все сроки на сборы. Все письма, которые мы вам присылали, обратно вернулись, потому что вы их не получали, — не соглашается судебный исполнитель.

Должностные лица предлагают позвонить друзьям, знакомым, чтобы они помогли собрать вещи и вынести их. В квартире нет ничего ценного, что можно было бы арестовать и реализовать в учет взыскания долга.

Женщина все же начинает собирать документы, личные вещи. Из секции достает закатки, говорит, у соседей их делала, там же и еду готовила, так как плита электрическая и, разумеется, без света, который уже давно отключен, не работает.

Ольга пакует белье, снимает со стен фотографии. Со стула за всем молча наблюдает 16-летний Джек — собака будто понимает, что это его последняя возможность побыть в тепле. В коробки складывается множество стеклянных и хрустальных рюмок, бокалов, ваз — посуда, как множество художественных книг, также свидетельствует о былом благополучии семьи. Книги женщина тоже собирает, листает страницы, вспоминает что-то. Когда коробки кончаются — просто заворачивает вещи в дерюги. В подъезде понемногу вырастает гора нехитрого клада.

Женщина не возмущается, не кричит. Просто хватает разные вещи, взвешивая, брать их или нет. Время от времени просит разрешить ей исправиться и начинает плакать. В воздухе ощущение отчаяния и безысходности, и даже мысли, что она сама довела свою жизнь до такой точки, не помогают.

Слесарь начинает менять замок в дверях...

Татьяна звонит еще одной подруге Ольги, просит принести сумки, чтобы помочь собраться. Та приходит с собакой и сразу с порога:

— Да, я не понимаю, что здесь происходит? Она же платит ежемесячно по мере возможности. За что? Ну, давайте, выбросьте ее на улицу!

— Все делается по закону, — отвечает Ксения Коршак.

Женщина так расходится, что начинает оскорблять должностных лиц, пока ей не напоминают, что вызовут милицию.

Конечно, жаль, что так получилось, однако, как видно, реально помочь деньгами Ольге никто из друзей не торопился. Верили, что не бывает такого, чтобы человека на улицу выставили за долги. Но когда снимаешь жилье у частного хозяина — или платишь, или уезжаешь, и никто в этом не возражает. Почему же в аналогичной ситуации с собственником — государством — должно быть иначе?

Не будешь платить — отключим свет

В квартире сделают ремонт и выделят жилье тем, кто в нем нуждается. А долги останутся за предыдущими квартирантами. Пытаться взыскать задолженность можно еще три года после этого. До полного погашения или принятия решения, что это невозможно.

На работе в кафе Ольгу сегодня подменит Мария, ее соседка, которая вместе с ней подрабатывает посудомойкой:

— Так жаль. Хоть бы какую комнатку ей дали. Я же ей говорила, иди работай, хоть за копейки. Летом вон насобирай ягод, сдай или закаток наделай. Ну пойдут тебе навстречу с долгом. Друзей, этих пьяниц, на порог не пускай!

— Пойдем ко мне, — говорит Татьяна. — Куда тебе деться...

Ольга с подругами стоит у подъезда рядом с узлами с нехитрым домашним скарбом, еще больше вещей осталось на лестнице. Пока женщины решали, к кому из них сейчас идти Ольге, Джек пытался вернуться с холода в теплый дом. Собаке в этой истории, кажется, не повезло больше всех — вряд ли у него есть друзья и родственники, которые дадут приют хотя бы на какое-то время. А для Ольги испытания также только начинаются... И винить в этом, думается, некого, кроме себя.

— Недавно из коммерческого жилья, которое строили для профессорско-преподавательского состава, семью доцента БГУ выселили. У него долг был за трехкомнатную 3300 рублей. На звонки ни он, ни жена не отвечали, на нас реагировали агрессивно. После взыскивали долг по месту работы, — вспоминает Марина Корбут. — Тут уж не спишешь неуплаты на то, что человек пьет. В этом жилом комплексе у нас, кстати, много должников. Не рассчитали возможности заработков людей и платы за пользование помещениями повышенного комфорта.

Если человек не оплатил коммунальные услуги в срок, на следующий же день, 26 числа, он получит по телефону сообщение об этом. С этого же дня на коммуналку начисляется пеня за просроченную задолженность: ежедневно 0,3% от суммы долга.

— Возможно, жители просто забыли заплатить или не успели, заболели или уехали куда. Тогда они просто благодарят и оплачивают. Иногда и сами приходят, говорят, что зарплату задержали, поэтому позже оплатят. Конечно, к таким людям мы никаких санкций не применяем, — говорит представительница РСЦ. — Если же услуги не оплачиваются уже два месяца, то мы готовим список таких должников. А сотрудники коммунальных служб вручают им под роспись предупреждение, что приостановят оказание коммунальных услуг, точнее — обслуживание электросчетчика.

После этого на оплату дается пять дней. Если оплаты нет — электричество отключат. Если и это не подействовало — мерой воздействия становится исполнительная надпись. Этот документ направляют по месту работы должника, в фонд социальной защиты (если должен пенсионер) или в отдел принудительного исполнения. Если нотариус не может вынести исполнительную надпись, обращаются в суд за постановлением о содержании, объясняет специалист.

Если жители обходятся без света, не работают, не получают пенсию, не имеют имущества и продолжают не платит коммуналку, им вручается предупреждение о выселении за долги. Через месяц после этого их из коммерческого жилья можно выселять. На практике с момента получения исполнительной надписи до выселения из коммерческого (арендного) жилья может пройти до полугода. Приватизированное имущество потерять труднее. В таком случае предупреждение об отчуждении имущества вручается хозяевам после шести месяцев задолженности. На выплату долгов им дается год. Если ничего не меняется, квартира продается с торгов, а за деньги, оставшиеся после уплаты долгов, должникам приобретают другое жилье.

В любом случае, если ты оказался в сложной жизненной ситуации, потерял работу, нет денег платить сейчас, всегда можно попросить помощи. Впрочем, просто рассказать свою ситуацию и спросить, что делать, а не ждать, пока придут тебя выселять.

— С этого года можно составлять график погашения задолженностей равными частями с учетом коммунальных платежей, — добавляет Марина Корбут. — Исходя из суммы долга и финансовых возможностей человека, основной долг можно разделить и выплачивать в течение трех месяцев, полугода, года. Пеня будет начисляться, однако по отношению к человеку не будет вестись исполнительное производство и он не будет считаться злостным неплательщиком.

Ирина СИДОРОК

Фото Андрея САЗОНОВА

Выбор редакции

Общество

Митрополит Павел: Я благодарен, что Господь повел меня по этому пути

Митрополит Павел: Я благодарен, что Господь повел меня по этому пути

Владыка рассказал, почему с осторожностью впервые ехал в Минск в качестве митрополита.

Общество

Как современные полешуки готовятся к празднику Воскресения Христова

Как современные полешуки готовятся к празднику Воскресения Христова

Автор «Звязды» рассказывает на примере своей семьи.

Культура

ЗЕНА: От сцены не устаю!

ЗЕНА: От сцены не устаю!

График у артистки очень насыщенный.