Вы здесь

Шахматистка Анастасия Сорокина: Занимаюсь тем, что умею


Почему она играла за Австралию, тренировала местных детей, жила в Таиланде, а приехала развивать спорт в Беларусь.

Сегодня наша страна активно продвигается в шахматном мире. Недавно стало известно, что Всемирная шахматная олимпиада в 2022 году пройдет в Минске, а место одного из вице-президентов Международной федерации этого вида спорта заняла белоруска Анастасия Сорокина. Все эти значимые события произошли с приходом Анастасии на пост председателя Белорусской федерации шахмат, управлять ею Сорокина стала всего полтора года назад. В большом интервью нашей газете племянница известного шахматиста Виктора Купрейчикв рассказала об уроках от знаменитого дяди, о том, как она добивается своих целей, и вспомнила непростую жизнь на другом континенте.


***

— Анастасия, вы занимаете сразу несколько крупных должностей. Расскажите немного о каждой из них.

— Начну с нашей федерации. Я возглавляю ее в течение полутора лет, у нас отличная команда и попечительский совет, поэтому за недолгое время уже многое сделано. Приятно, что к нашему виду спорта, несмотря на то, что он не олимпийский, такое внимание со стороны государственных структур и Министерства спорта и туризма. Помогают нам Национальный олимпийский комитет и Президентский спортивный клуб. Вместе мы выиграли право принять Всемирную шахматную олимпиаду 2022 года, женский и мужской Кубки мира в 2020 и 2021 годах соответственно. В течение трех лет мы проводим чемпионат мира по блицу и быстрым шахматам среди кадетов. Работы много, командировок тоже. Единственный минус — очень мало вижу своего ребенка, а так свою работу очень люблю и отдаюсь ей полностью.

— Сейчас добавились обязанности вице-президента ФИДЕ...

— На президентском совете, который прошел в Лондоне в начале ноября, были распределены обязанности всех вице-президентов, мне досталась тема, с которой я достаточно хорошо знакома, — это тренерская комиссия, которая занимается лицензированием тренеров, ФИДЕ-академий. Кстати, такая академия есть и у нас в Минске, в течение пяти лет я являюсь ее директором. Школа шахмат ФИДЕ в Беларуси уже на очень хорошем счету, и мне очень хочется надеяться, что в дальнейшем она станет лучшей в мире.

— Какие бонусы ваша должность может принести Беларуси?

— Во-первых, важно, что в руководящем составе ФИДЕ при организации олимпиады в Минске будет представитель Беларуси. Во-вторых, мы постараемся усовершенствовать систему академий ФИДЕ и привлечь тренеров в Беларусь. Тем более что пока с тренерами у нас есть проблемы. К счастью, в БГУФК уже несколько лет готовят студентов по специализации шахмат, и я вижу по молодым игрокам, которые заканчивают профессиональную карьеру, что они заинтересованы в том, чтобы продолжать свою работу как тренеры или судьи. Мы надеемся, что к олимпиаде подойдем с хорошими спортсменами и тренерами. А судей ежегодно практикуем на чемпионате, который проходит у нас среди кадетов. Это очень хороший опыт.

— Сможете ли вы продолжить свою судейскую деятельность?

— Да, она будет продолжаться, но в меньшей степени. В этом году, например, я судила всего один матч на первенстве мира среди женщин. График очень плотный, а при подготовке к олимпиаде работы будет все больше и больше. Хотя я, конечно, не хотела бы прощаться с работой судьи, для меня это интересно, я довольно долго шла к тому, чтобы стать топовым арбитром.

— Тренерскую деятельность вы оставили?

— Да, потому что тренерская работа требует постоянного взаимодействия с детьми, это нечестно по отношению к ним, если ты проводишь несколько тренировок, а потом уезжаешь. В моем случае, думаю, могут быть только какие-то мастер-классы, но, если честно, даже на них пока времени нет.

— Какая из всех ваших должностей самая важная и сложная?

— Конечно, для меня главное — развитие шахмат в моей стране, звание председателя федерации шахмат в Беларуси несу с честью и хочу, чтобы как можно больше детей в нашей стране играли в шахматы, чтобы они развивались, чтобы шахматы были повсюду. Мне кажется, что совместными усилиями это получается. Что касается самого сложного, не могу сказать, что какая-то должность более или менее сложная, потому что я занимаюсь тем, что умею и знаю с пяти лет. Вся моя жизнь — это шахматы, даже если в какой-то период я ​​пыталась полностью отойти и заниматься другой профессией — ничего из этого не вышло, шахматы вернули меня назад. Верю, что делаю что-то важное не только для себя, но и для всей страны. Шахматы — это интеллектуальное будущее нации, они помогут вырастить более успешных людей.

***

— Всем известно, что ваш дядя — знаменитый шахматист Виктор Купрейчик. Какой главный совет он дал вам в жизни?

— Он подавал пример не только мне, но и многим другим людям в плане своей порядочности, честности, отношения к жизни. Но он никогда не поддерживал мое желание быть профессиональной шахматисткой, однако всегда относился с уважением к моему выбору. К сожалению, в прошлом году дядя ушел из жизни, сейчас бы, думаю, он очень обрадовался новости о том, что у нас пройдет олимпиада.

— Первые ваши успехи он застал?

— Да, я уже не играла, а занималась околошахматной деятельностью. У нас всегда было много общих тем, мы говорили «на одном языке», и я думаю, он радовался моим успехам.

— Насколько сложно совмещать такую ​​активную профессиональную деятельность с жизнью женщины, матери?

— Шахматы занимают самую большую нишу в моей жизни, я переживаю, что дочь растет без должного моего внимания. Конечно, все свободное время, даже минимальное, я стараюсь проводить с ней. Не могу сказать, что работа мешает мне быть женщиной. Да, я всегда имею свое мнение, стараюсь его отстаивать, но и всегда рада признать свою ошибку, если я где-то не прав. И кстати, в такие моменты хорошо быть женщиной. Что касается обычных слабостей, позволяю их себе безусловно, будь то поздно и редко. По магазинам пробежать, в салон сходить, с девушками встретиться, посмеяться и поплакать люблю, как любая обычная женщина.

***

— В достаточно молодом возрасте вы решили уехать в Австралию...

— Всем рассказываю сказочную историю, но это правда. Дядя Витя однажды привез мне из Австралии маленького плюшевого мишку-коалу, на первом для меня чемпионате мира в Дуйсбурге медвежонок было моим талисманом — сидел у доски. По дороге в отель я его потеряла, это была трагедия, плакала всю ночь. Поэтому где-то с детства у меня была цель найти такого же коалу в Австралии.

В течение года я вела переписку с одной из школ в Австралии, потом долго оформляли визу. На тот момент я работала в Министерстве спорта и туризма, поэтому были обязательства по истечении срока действия контракта. Переезд нельзя назвать спонтанным.

— Целью была именно Австралия?

— Да, только эта страна. Хотя на тот момент мне предложили достаточно хороший тренерский контракт в Катаре. Там были условия намного лучшие и с финансовой точки зрения, и с точки зрения карьерного роста. А в Австралии все было очень непонятно, не было даже гарантированно, сколько часов я буду работать. Но я настолько с детства хотела найти мишку... Там я его купила, и долгие годы мы дарили подобные игрушки ученикам нашей школы шахмат ФИДЕ в Минске.

— Жизнь на другом континенте оказалась сложной?

— Когда тебе 23 года, весь мир у твоих ног. Для меня не было ничего сложного в том, чтобы даже проезжать в одну сторону 130 километров ради одного урока. Съемные квартиры, комнаты... Теперь не знаю, решилась бы я на такую ​​авантюру. Этот опыт дал большой толчок в моей жизни, я пересмотрела, как надо работать тренеру, выучила английский язык. Хотя, конечно, очень скучала буквально после того, как прошло первое восхищение от новой страны. Все деньги, которые удавалось зарабатывать, я откладывала на билет, чтобы полететь домой, ни о каком собирании и речи идти не могло. Летала часто в Минск до того, пока окончательно не решила вернуться домой после рождения дочери.

— Любовь на время занесла вас в Таиланд...

— Это точно не моя страна, туда очень здорово просто приехать отдохнуть. В Таиланде я жила около года, на тот момент там находился папа моей дочери. С ним у нас получилась такая жизненная история: не всегда два лидера могут ужиться вместе. В Таиланде был период, когда я полностью отошла от шахмат, окунулась в тихую семейную жизнь и от этого всего начала погибать, все же мне нужна жизненная активность. Для кого-то счастье — быть женой и мамой, для меня, кажется, — то, что теперь я приношу какую-то пользу, и это здорово. Хотя самое главное, конечно, это то, что я мама. Может быть, не в том объеме, в котором хотелось бы, но я надеюсь, мне удастся это наверстать, когда я стану бабушкой, например.

— Возвращение в Беларусь было связано с профессиональной или семейной ситуацией?

— Во-первых, я очень скучала, не зря же говорится: где родился, там и пригодился. Только в Беларуси я чувствую себя по-настоящему счастливой. Я возвращалась в Минск с месячным ребенком на руках, ни о какой работе тогда и не думала. Через какое-то время с подругой попробовали открыть интернет-магазин, ничего из этого не вышло, я не коммерсант. Жизнь сама повернулась таким образом, что у меня появилась своя школа шахмат. Знакомый попросил найти тренера для его трехлетнего сына, мы сделать этого не смогли, потому что детей раньше набирали с более позднего возраста. Тогда он предложил позаниматься с ребенком мне, но на тот момент я уже отошла от тренерской работы. На это он сказал: «Тогда давай откроем школу, что для этого нужно?» Я сказала, что для начала хорошо было бы открыть сайт, и забыла об этом. Через какое-то время он мне позвонил и сообщил, что сайт готов.

Сначала мы снимали маленький класс во Дворце шахмат, с этого все началось. А сейчас мы уже разрослись до того, что имеем прекрасное помещение в СОК «Олимпийский», где все пропитано духом спорта.

— Как тогда снова почувствовали себя в роли тренера?

— Очень хорошо. Мне хотелось соединить австралийский опыт с белорусским, потому что это совершенно разные подходы преподавания. Мне кажется, успех нашей школы был связан именно с этим. Мы были первой школой, которая начала обучение детей именно с трех лет. Мы все очень радуемся результатам и надеемся, что у нас будут воспитанники, которые дойдут до мировых вершин, но самое главное — концепция нашей школы заключается в том, чтобы как можно больше детей просто полюбили шахматы.

— За полтора года вы сделали много, а что в ближайших планах?

— Сейчас самое главное не просто хорошо провести олимпиаду, а очень хорошо, а лучше всего провести ее лучше, чем все остальные когда-либо.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Фота Ганны ЗАНКАВІЧ

Комментарии

В целом ситуация в «белорусских шахматах» за последние полтора года, к сожалению, не улучшилась. Кое-что могли бы рассказать, например, мастер ФИДЕ, опытный тренер из Бреста Владислав Каташук, в этом году изгнанный из федерации по надуманным причинам (при активном участии героини материала), международный мастер и международный арбитр Дмитрий Лыбин из Минска… Ну, я понимаю, что «Звяздзе» это вряд ли интересно. Опрос на сайте «Прессбола» в октябре с. г. засвидетельствовал: очень многие жители Беларуси, даже близкие к спорту, не уверены, что стране нужна шахматная олимпиада. И не нужно всё валить на «лихие 90-е», которые якобы подорвали авторитет игры: во-первых, они давно прошли, во-вторых, для шахматистов те годы были не такими уж и «лихими». Последние события, в частности, многочисленные ничейные партии в матче за мировую корону, наводят на мысли о деградации «традиционных» шахмат. Частично эта деградация шла и по вине околошахматных деятелей и самих шахматистов, склонных к приспособленчеству, готовых организовывать турниры, судить и выступать в любых странах (Иран с обязательным ношением хиджабов, Саудовская Аравия с недопуском израильтян), лишь бы деньги платились. Но, полагаю, и эту тему редакция затрагивать остережётся. Проще некритически транслировать лозунги вроде: «Шахматы – это интеллектуальное будущее нации» :)

Выбор редакции

Спорт

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Он — один из немногих представителей белорусского фигурного катания на международной арене. 

Культура

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Где можно освоить литературное мастерство? Как становятся писателями? 

Общество

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Прежде всего биохимический скрининг, который выполняется на сроке от 10 с половиной до 13 с половиной недель беременности.